Кризис – лучшее время для науки

04.03.2009



4 марта 2009 г. Кризис – лучшее время для науки.

Бюджет, наращивая финансирование дорогостоящих исследований, загрузит индустрию высокотехнологичными заказами и вытащит её из застоя, вызванного отсутствием ей заказов рынка.

На прошлой неделе в Москве в Институте радиотехники и  электроники им. В.А.Котельникова РАН состоялось итоговое совещание по проекту SfP 981415 «Integrated Spectrometers for Chemical Agents Detection and Atmosphere Monitoring», выполнявшегося в рамках программы  «Science for Peace».

Проект успешно выполнялся в течение 4 лет группой исследователей, представлявших международную команду: Россия, Голландия, Дания, Украина. Начат проект был ровно 4 года назад аналогичным совещанием в Нижнем Новгороде, так как в проекте участвовали два нижегородских академических НИИ – ИПФ и ИФМ, а также отраслевой институт Салют- 27.

Основными же участниками проекта были ИРЭ РАН и Институт космических исследований Нидерландов (SRON) – ведущие разработчики уникального прибора интегрального сверхпроводникового спектрометрического приемника субмиллиметрового диапазона длин волн. Подобный прибор может представлять интерес для широчайшего круга прикладных и фундаментальных задач, начиная от прецизионной лабораторной спектроскопии, радиоастрономии, атмосферных исследований до медико-биологических, антитеррористических и военных приложений.

В данном российско-европейском проекте, в отличие от аналогичного по составу участников, связанного с транспортом газа, не было никаких конфликтов с чрезвычайно продуктивным участием в проекте украинских партнеров (Александр Пилипенко, предприятие Айсберг, г.Киев). Не будем забывать, что и в советские годы украинским коллегам в разделении труда, как правило, отводилась роль высокотехнологичного сектора, и они с этой задачей успешно справлялись, как справились со своей частью нынешнего совместного проекта.

Подводя итоги выполнения проекта, его руководители профессор Валерий Кошелец (ИРЭ) и доктор Вольфганг Вильд (SRON, ESO) отмечали его успех и значительные перспективы на будущее. Научные и технические достижения проекта были отражены не только в регулярных отчетах, но и в полутора десятках статей в рецензируемых журналах и двух десятках докладов на конференциях. Очевидно, в ближайшее время той же командой будет подана новая заявка. Однако, в отличие от памятной нижегородской встречи четырехлетней давности, где доминировали оптимизм и надежды, на московском совещании витал определенный дух грусти и ностальгии. И не только оттого, что добротная совместная работа закончена, и будет ли новая - пока не ясно. И не оттого, что немало участников проекта уже перешли на другую работу. В частности, В.Вильд уже покинул SRON, но возглавил в Южной Европейской обсерватории (ESO) европейское бюро международного проекта ALMA, связанного со строительством колоссальной обсерватории в Чили; а «наш голландец» из ИРЭ и SRON`а Андрей Барышев, кстати, нижегородец по рождению, также сменил свой статус. И даже не оттого печаль, что мы все, участники проекта стали на 4 года старше. Как раз это не так. Во всех командах за эти годы появились и выросли молодые специалисты. Профессор Еспер Мюгинд (Датский технологический университет) с удовольствием представлял в своем докладе двух своих новых молодых соавторов Mортона Ааро и Аню Гордееву, последняя, кстати, пришла в ДТУ тоже из Н.Новгорода. В нижегородских институтах над проектом тоже активно работала молодежь – Олег Большаков, Полина Яворовская, Мария Мансфельд, Мария Черняева, Екатерина Собакинская и др. Но наибольший прорыв в работе с молодежью у лидера проекта В.Кошельца. Активными соавторами работ по проекту были молодые ребята, которые на этот раз еще и обеспечивали организационно-техническое сопровождение работы совещания  - Александр Соболев, Михаил Торгашин, Андрей Худченко, Олег Киселев, Николай Кинев, Павел Кудряшов, Сергей Зуев и Константин Калашников. Более того, два чуть более зрелых кадра команды В.Кошельца, внесшие существенный вклад в развитие технологии интегрального приемника, а это ключевой мотив успеха проекта – Людмила Филиппенко и Павел Дмитриев – не смогли принять активного участия в прошедшем совещании. У них буквально через неделю назначена защита кандидатских диссертаций. Давайте пожелаем им успеха! И всей нашей замечательной молодежи во всех организациях – участниках проекта – реальной поддержки от родного государства, а не сокращения бюджетных ставок! Кстати, особенность проектов «Science for Peace» в том, что мы, более возрастные научные сотрудники, из его средств можем лишь оплачивать наши поездки по проекту и покупать оборудование и материалы, а вот молодежи можно было платить и зарплату.

Некоторая печаль на совещании витала по другой причине. В.Вильд в своем докладе масштабно представил свои новые планы, связанные с его новой позицией в ESO, и с проектом создания обсерватории ALMA в нагорье Атакама, Чили. Представление грандиозного мирового проекта – тема отдельной публикации. Можно только привести несколько фактов. Уже сейчас практически готовы четыре радиотелескопа из 64 запланированных к постройке. Проект же 42-метрового оптического телескопа ESO в 50 раз превосходит по площади зеркала нашего, в свое время суперграндиозного, 6-метрового зеркала БТА, информация о кампании по отправке которого на перешлифовку довольно широко была представлена СМИ в прошлом году. Нельзя не представить кратко и кооперацию ALMA. Уже сейчас  участниками проекта являются Европейское сообщество, США (по 37,5%) и Япония (25%), ведутся активные переговоры с Индией, Австралией, Китаем… . Россия, в лице её астрономического сообщества, также была бы рада стать участником проекта, но вступительный взнос для одной из богатейших сегодня стран мира пока остается непреодолимым камнем преткновения. Но еще больше беспокоит другое: когда Вольфганг представлял грандиозные планы строительства обсерватории на сотни миллиардов евро, я задал ему вопрос: а как же мировой кризис? Не ударит ли он по этим планам? Нам то тут в России уже прямо говорят: планы финансирования науки на 2009 г., скорее всего, выполнены не будут: кризис, секвестр! Заведомо уже не дадут в запланированном объеме денег на оборудование и строительство, в т.ч. жилья для молодежи и общежитий. Так и не объявлено дадут ли средства по академической программе поддержки молодежи. И даже радость от заявлений властей и руководства науки, что в Академии не будет урезана зарплата, заметно омрачена растущей инфляцией, а вот увеличения зарплат даже в несеквестрованном бюджете не было заложено. Так вот, ответ В.Вильда на мой вопрос приведен в преамбуле этого текста! Как жаль, что это мнение госструктур не российских, а иноземных. Потом Вольфганг мне переводил с греческого на английский термин и кризис и удивлялся, что в порой его связывают исключительно с негативом, а в России это практически всегда. Есть необходимость дать разъяснение по части заметки на сайте РАН (http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=312e9c89-3842-44b8-814c-0dab93958d6b&_Language=ru#content), в которой говорится, что и «там» исследования Марса пострадали от кризиса. Если внимательно прочесть первоисточник: откладывается миссия по техническим причинам, и стоит вопрос не об урезании бюджета миссии, а об увеличении с 2,20 до 2,26 млрд.долларов! Это рост на ~3%. Нам бы такие проблемы! Видимо, нас хотят убедить, что плохо не только нам (в РАН уже дважды последовательно объявляли об ожидаемом секвестре бюджета 2009 года). Пока не убедили.

Хотя заметим, что и в России есть грандиозные проекты аналогичные ALMA, и вложиться есть во что. Причем деньги не будут разворованы и уведены по оффшорам и депозитам в заграничные банки, а пойдут на выполнение высокотехнологичных заказов в индустрию. В частности, есть замороженный с советских времен проект строительства 70 - метрового радиотелескопа в нагорье Суффа  (Узбекистан). Заметим, что даже сейчас этот проект подготовлен к реализации группой энтузиастов и парой десятков отечественных НИИ и КБ за почти ничтожные деньги, и вполне конкурентоспособен для решения ряда астрофизических задач даже с ALMA`ой.  Дело в том, что его площадь почти равна сумме площадей всех зеркал чилийской обсерватории, но в отличие от неё – зеркало не «дырявое» а сплошное. Есть благая воля узбекской стороны, готовой представить столь же льготный статус обсерватории Суффа на узбекской земле, как ALMA`e в Чили, есть огромный задел, пока есть возможности и кадры в России, способные довести эту амбициозную задачу до решения. Но, пока нет другого простого решения Правительства РФ о полномасштабном финансировании проекта. Ждём!

Однако, хочется закончить все же на более оптимистичной ноте. Один из дней прошедшего совещания был целиком посвящен возможностям использования потенциала и опыта команды завершившегося проекта для реализации российского проекта Миллиметрон, связанного с реализацией  амбициозного плана выведения  в 2016 году на высокую орбиту спутника с криогенным телескопом небывалого доселе в космосе размера (12 метров – такой же, как наземные зеркала ALMA`ы), при этом имеющего криогенную температуру поверхности и основных приемных приборов, а также качество поверхности, достаточное для ведения наблюдений от радиоволн до инфракрасного участка спектра.

Это проект, в отличие от Суффы, уже финансируется, он вышел на этап опытно-конструкторской проработки, он включен в российскую космическую программу до 2015 года. Уже собрана значительная международная команда разработчиков, в том числе с теми же голландскими и украинскими коллегами. Кстати, именно на этот проект переключился Андрей Барышев в SRON`е, и уже сейчас собирает обширную мировую кооперацию для участие в этом российском проекте. Вместе с тем, в проект активно вовлечены и наши исследовательские центры и промышленные предприятия, уже сегодня их список значителен, но ведутся и новые переговоры. Трудных технологических и производственных задач, в том числе никогда ранее не решавшихся, в Миллиметроне много. Если эти технологии отработать для Миллиметрона, то их потом можно будет тиражировать и для других задач, в том числе на потребности рынка. Но сам рынок никогда не вложит средств в столь трудные и неочевидно и нескоро сулящие выгоду технологии.

В.Вильд, уже в качестве представителя ESO, посетил Астрокосмический центр ФИАНа, где провел переговоры с руководством проекта Миллиметрон, возглавляемого академиком Николаем Кардашевым. Намечены значительные планы по взаимодействию. Вольфгангу предложено войти в научный комитет Миллиметрона, будет готовится соглашение с ESO. Теперь уже нет сомнений в реалистичности Миллиметрона.

Однако, все планы могут оказаться под вопросом, если наше Правительство пойдет из кризиса не вполне понятным, изложенным В.Вильдом, и реализуемым на Западе путем, а своим собственным, экономя на вложениях в науку и спасая финансово-банковский сектор или малоэффективные секторы экономики.

В.Вдовин,
руководитель одной из групп проекта SfP 981415,
ведущий научный сотрудник  ИПФ и АКЦ ФИ РАН, д.ф.-м.н.

©РАН 2021