Академические библиотеки вне зоны доступа. Информационное обеспечение науки видится по-разному ученым и чиновникам

24.06.2015



 

Не так давно, в апреле 2015 года, при Федеральном агентстве научных организаций (ФАНО) образован Совет по развитию информационного обеспечения научной деятельности. Одна из целей коллегиального органа – создать в России современный информационный центр для работы с научной литературой. Такого рода коллегиальные структуры, несомненно, надо приветствовать. «НГ» уже писала об этом (см. «НГ» от 13.04.15).

На первом же заседании совета был представлен проект «дорожной карты» по восстановлению работы Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН. Напомним, только трудновосполнимые потери уникальной библиотеки ИНИОНа после пожара в конце января 2015 года составили примерно 2,3 млн единиц хранения (15% всех фондов). «Проблемы, случившиеся в ИНИОНе, привели нас к необходимости еще раз вернуться к вопросу: как наиболее эффективно организовать процесс информационного обеспечения научных коллективов», – отметил тогда руководитель ФАНО Михаил Котюков.

Напомним, ставилась задача – создать современный информационный центр. Что само по себе правильно. Михаил Котюков не зря подчеркнул, что главная цель на 2015 год – анализ академической научной инфраструктуры и формирование на ее основе центров коллективного пользования: «Речь идет в том числе и о ресурсах фундаментальных библиотек как одного из сегментов, который нуждается в осмыслении».

В общем, новому совету при ФАНО фронт работ был обеспечен… Прошло два месяца, и теперь мы уже имеем некоторые результаты «осмысления» ситуации с информационными ресурсами науки в России.

В распоряжение «НГ-науки» попали документы, имеющие непосредственное отношение к заявленному ФАНО проекту. Письмо на имя президента Российской академии наук Владимира Фортова директор ФГБУ науки Всероссийский институт научной и технической информации РАН (ВИНИТИ РАН), академик Юрий Арский начинает без долгих предисловий: «Вынужден срочно обратиться к Вам в связи с неординарной ситуацией, при которой ВИНИТИ РАН – один из ведущих информационных институтов России и мира – практически лишен в 2015 году средств на подписку отечественных и зарубежных источников.

По данным финансового отдела ФАНО России (Фумм Яна Михайловна) в списке организаций, которым выделяются необходимые средства на подписку на 2015 год, ВИНИТИ РАН нет». Письмо датировано 2 июня 2015 года.

Чтобы было понятно, о каких масштабах проблемы идет речь, приведу немного статистики. Основные потребители услуг ВИНИТИ РАН – научно-исследовательские институты, вузы, госструктуры, ведущие библиотеки, включая более 250 библиотек, относящихся к информационно-библиотечной системе РАН. Кстати, только в Северо-Западном и Центральном районах услугами этих библиотек пользуются больше 100 тыс. человек в год. А кроме того, на информационные продукты ВИНИТИ РАН подписаны более 2,5 тыс. пользователей из всех стран СНГ, Западной Европы, США и Китая. Общее число пользователей продуктами ВИНИТИ РАН превышает миллион человек в год.

О каких же размерах сумм, необходимых для обеспечения обработки всего этого информационного потока, идет речь? В своем письме академик Арский приводит такие данные: «По имеющимся расчетам, ежегодная сумма, необходимая ВИНИТИ РАН для формирования входного потока Института, включающая средства для обеспечения подписки на зарубежные и отечественные периодические издания, доступа к ведущим электронным ресурсам и БД (базам данных. – «НГН») зарубежных патентов, получения обязательных экземпляров, приобретения отечественной литературы для использования ее в процедурах международного книжного обмена (МКО), а также с учетом тенденции роста цен, составляет более 17 млн руб. в год». На фоне годовой зарплаты главного тренера сборной России по футболу (7 млн евро в год) сумма, о которой хлопочет ВИНИТИ РАН, выглядит комично.

Увы, не менее странно выглядит заключительная фраза в письме академика Арского, обращенная к президенту РАН Владимиру Фортову: «Убедительно прошу оказать необходимую поддержку ВИНИТИ РАН в поставленном вопросе».

Дело в том, что государственные чиновники высшего уровня, отвечающие за формирование и реализацию государственной научно-технической политики (ГНТП), даже не считают нужным скрывать своего удовлетворения по поводу того, что аппаратный вес, бюрократическое и экспертное влияние на формирование этой самой ГНТП нынешнего руководства Академии наук практически сведены к нулю. Это во времена Советского Союза президент Академии наук СССР «открывал ногой» двери самых высоких кабинетов. Нынешний президент РАН поставлен проводимой реформой академической науки в унизительные условия председателя клуба по интересам, который раньше именовался «Академия наук».

И это не просто метафора. Если бюджет ФАНО – которому, напомним, теперь принадлежат все академические институты и организации – в 2015 году запланирован на уровне 92,9 млрд руб., то собственно Академия наук получит на свои «программы Президиума РАН» 3,6 млрд. А ведь еще не так давно, четыре года назад, бюджет РАН обещали увеличить до 600 млрд руб.

После ознакомления с письмом академика Арского совсем по-другому воспринимаются слова, сказанные руководителем ФАНО Михаилом Котюковым на первом заседании Совета по развитию информационного обеспечения научной деятельности. Он тогда подчеркнул: «Речь идет в том числе и о ресурсах фундаментальных библиотек, как одного из сегментов, который нуждается в осмыслении. Если есть какие-то преграды, мы должны их преодолеть и в дальнейшем выйти на качественно новый уровень». Судя по письму из ВИНИТИ РАН, мы вышли-таки на новый уровень.

Ситуация с ВИНИТИ РАН не уникальна. Еще в сентябре прошлого, 2014-го, года директор Библиотеки по естественным наукам РАН (БЕН РАН) Николай Каленов сигнализировал руководителю ФАНО Михаилу Котюкову: «Выделенные в 2014 году средства обеспечивают около 60% информационных потребностей ученых, обслуживаемых БЕН РАН. Это ставит под угрозу возможность развития научных исследований, проводимых организациями ФАНО, на современном уровне. Для обеспечения в 2015 году информационного сопровождения исследований на должном уровне необходимо финансирование в объеме 99,87 млн руб.».

ФАНО отвечает в духе времени – социологическим опросом «Информационное обеспечение академических библиотек»: «В целях повышения эффективности информационного обеспечения деятельности научных организаций Федеральное агентство научных организаций разрабатывает комплекс мер по формированию единой системы информационного обеспечения исследований.

Очень важно, чтобы решения по дальнейшему развитию академических библиотек принимались с учетом мнения самих исследователей.

Предлагаем вам ответить на несколько вопросов, выбрав один–три ответа, наиболее полно отражающих Ваше мнение». Откликнулись 4754 человек. Мнения ученых представлены в таблице. Исходя из данных этой таблицы, можно предположить, какая судьба ожидает перечисленные в опросной таблице академические библиотеки. (Кстати, напомним, что академических библиотек отнюдь не восемь, а более 250-ти.) Пожалуй, только Библиотека РАН (БАН РАН), находящаяся в Санкт-Петербурге, может чувствовать себя относительно защищенной от последствий деятельности Совета по развитию информационного обеспечения научной деятельности.

27 июня исполняется два года с момента начала реформы Академии наук. Именно в тот июньский день 2013 года на заседании правительства РФ был обнародован соответствующий законопроект. Два года в некоторых странах – это половина президентского срока. Можно и подводить итоги. В нашем конкретном случае – итоги развития информационного обеспечения отечественной науки (о них – см. выше).

Вопрос здесь простой: если ФАНО не собирается или не может финансировать библиотеки, то почему было не оставить их, а заодно и архивы РАН, в ведении Академии наук? Кстати, и Президиум РАН, и президент РАН Владимир Фортов просили в свое время об этом. Но сегодня очевидно, что цель – превратить Академию наук в клуб относительно высокооплачиваемых пары-тройки сотен пенсионеров – оправдывает средства в понимании авторов реформы. Впрочем, еще в 1955 году французский философ Жак Деррида отмечал в своей работе «Архивная лихорадка»: «…политическая власть невозможна без контроля над архивами, а то и над самой памятью».

НГ - наука , Андрей Ваганов

©РАН 2019