Услышано? Средства на госзадания распределят с учетом мнения ученых

22.01.2016



 

Среди документов, размещенных на сайте Совета по науке при Минобрнауки по итогам последнего в минувшем году заседания этой организации, есть приказ министерства об утверждении “Методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным бюджетным или автономным учреждениям, выполняющим работы в сфере образования и науки”. Совет по науке одобрил этот проект. А как относятся к нему другие представители научной общественности?

Напомним, вопрос о новом порядке формирования государственных заданий имеет непростую историю. Более двух лет назад, вскоре после выхода закона о реорганизации РАН, Совет по науке разработал “Модель функционирования научных институтов РАН”, которая базировалась на преимущественно конкурсном распределении средств между академическими институтами. Научная общественность встретила эти предложения в штыки, вокруг них развернулись яростные дебаты, и в итоге совет изменил свою позицию. Среди главных критиков модели был председатель Проф­союза работников РАН Виктор КАЛИНУШКИН (“Поиск” №47, 2013). Мы попросили его прокомментировать документ, который родился в результате длительных дискуссий.

­ Хотя к методическим рекомендациям у нас по­прежнему есть вопросы, в целом они вполне разумны, ­ сообщил Виктор Петрович. ­ В них, в отличие от предложенной изначально схемы, не заложено механизмов, которые могут запустить массовые сокращения сотрудников и институтов. Все позиции, против которых проф­

союз активно возражал, удалены или смягчены.

Так, авторы модели предлагали существенно увеличить долю конкурсного финансирования по отношению к базовому. При этом было заявлено о необходимости выделить в каждом институте группу ведущих исследователей, которые, в отличие от остальных, работали бы на постоянной основе и получали существенно более высокие зарплаты и средства на исследования по сравнению с коллегами. Поскольку делить планировалось существующее финансирование, обеспечение небольшого числа сотрудников оттянуло бы на себя львиную долю ресурсов.

Теперь в рекомендациях записано, что вопрос о соотношении базового и конкурсного финансирования отдается на усмотрение учредителя, в нашем случае ­ ФАНО. Как и установление порядка проведения в рамках госзадания конкурсов ведущих исследователей и проектов научных коллективов. В документе министерства приведены примерные положения по организации конкурсных процедур, и отторжения они не вызывают.

Радует и то, что принято предложение профсоюза не лишать автоматически базового финансирования институты, попавшие по итогам оценки результативности в третью группу. В новом документе говорится, что их судьбу должен решать учредитель. Позиция же руководства ФАНО состоит в том, что, в первую очередь, речь должна идти о принятии мер, которые позволят улучшить работу таких организаций.

Совет по науке одобрил план проведения конкурсов для институтов ФАНО, который в инициативном порядке разработал член Центрального совета нашего профсоюза Евгений Онищенко. Надеюсь, что его предложения поддержит и агентство. В них, кстати, отдельно оговаривается, что конкурсная поддержка наиболее сильных групп и исследователей может проводиться только за счет средств, дополнительно выделенных сверх существующего объема государственного задания.

Надежда ВОЛЧКОВА

Подразделы

Объявления

©РАН 2016