12 июля 2005 г. Председатель Совета МРО профсоюза РАН В.П. Калинушкин анализирует «Программу модернизации функций структуры и механизмов финансирования академического сектора науки», в основном одобренную Правительством РФ

12.07.2005



В начале июня на сайте Министерства образования и науки был выставлен документ под названием «Программа модернизации функций, структуры и механизмов академического сектора науки» (далее - «Программа»), который по имеющейся у нас информации, является частью известного документа «О повышении эффективности государственного сектора науки». В «Программе» рассмотрены проблемы академического сектора науки. Готовя ее окончательный вариант, ее разработчики должны  были учесть замечания, высказанные на Общем собрании РАН, в выступлениях ученых и в заявлениях научной общественности.


30 июня с.г. данный  документ был официально представлен в Правительство РФ и  был в основном одобрен.

Автор данной статьи представляет анализ этого документа, проведенный в соответствии с решением Совета МРО ПР РАН.

Вначале отметим следующие важные обстоятельства.

1. Данный документ не может способствовать кардинальному изменению к лучшему ситуации в науке. Чтобы это произошло, необходимы как минимум два момента: 

а) научные достижения должны быть востребованы экономикой России;

б) необходимо качественное -  до 300-500 млрд. руб. к 2008 году увеличение финансирования российской науки.

Оба эти фактора в настоящее время отсутствуют – отношение к внедрению научных достижений в жизни меняется слабо, а рассматриваемое в «Программе» увеличение финансирование науки до 110 млрд. руб.  не позволит науке решить даже текущие проблемы.

Таким образом, данная «Программа» является попыткой несколько улучшить положение в науке на основе графика ее финансирования, утвержденного Правительством РФ. Но она с большой долей вероятности не позволит реализовать потенциал российской науки и стать основой для ускоренного развития в стране высоких технологий.

Тем не менее, мы должны использовать все возможности, чтобы хоть как-то улучшить ситуацию в науке в рамках данной «Программы». При этом надо отстаивать свою принципиальную позицию о том, что коренные изменения ситуации в инновационном развитии России возможны только при условии увеличения финансирования науки минимум до 300 млрд. руб. в 2008 г.

2. «Программе» много пунктов, допускающих неоднозначное толкование (хотя в этом отношении документ несколько лучше предыдущих), много общих положений. «Программа» не во всем согласована с другими федеральными ведомствами, ряд позиций требует изменения законодательства, продолжается ее доработка и т.д. И хотя анализ такого документа может носить только предварительный характер, но, учитывая важность проблемы и недостаток времени, он, по моему мнению, необходим. Важно и то, что такая ситуация с «Программой» дает нам шанс ее подправить.

Перейдем теперь собственно к анализу документа (сам текст можно найти на сайте Профсоюза). Постараемся при этом ограничиться вопросами, относящимися к компетенции профсоюза.
 
«Программа состоит из 7 пунктов и двух приложений.

Первый пункт. Функции академического сектора и направления их модернизации.

В  первых шести подпунктах  этой позиции излагаются основные и дополнительные направления работы академического сектора: проведение фундаментальных исследований мирового уровня, координация фундаментальных исследований в России, образовательная деятельность, участие в подготовке кадров высшей квалификации, экспертная деятельность - основные функции; выполнение прикладных исследований опытно-конструкторских и технологических работ, инновационная деятельность, международное сотрудничество – дополнительные функции.

Странно, что в разделе «основные функции» отсутствует, какое либо упоминание о том, что одним из важнейших направлений работы РАН является выполнение работ по практической реализации различных задач государственной важности. Отсутствие этого направления является обоснованием разделения сотрудников РАН на «бюджетников» и «внебюджетников». Кроме того, и у руководства страны, и у народа России может возникнуть вопрос: ”Зачем тратить 40%  финансирования науки на организацию, которая не считает необходимым решать практические задачи по обеспечению интересов России?”. 

Соответственно, РАН может быть в дальнейшем вообще лишена федерального финансирования и федерального имущества как организация, не работающая на непосредственные интересы  России, а ее сотрудники – члены нашего профсоюза - останутся  без работы. С такой перспективой профсоюз, безусловно, согласиться не может.

Поэтому предоставляется целесообразным включение  в пункт 1 «основные функции» подпункта под номером 2 - «Выполнение работ по решению задач государственной важности».

Седьмой подпункт этой части «Программы» - социальная поддержка сотрудников» - исключительно важен для профсоюза.     Как положительный момент важно отметить, что в нем говорится о внедрении Отраслевой тарифной системы оплаты труда и создании системы дополнительного пенсионного обеспечения. Над решением этих вопросов профсоюз давно работает. К сожалению, в «Программе» эти позиции практически никак не конкретизированы.

Представляется необходимым  поддержка профсоюзом практической реализации  этих пунктов. При этом необходимо добиваться, чтобы при введении Отраслевой тарифной сетки сумма всех обязательных выплат (по тарифной сетке, надбавки за степень, вредность и т.д.) составляли бы не менее половины от общего фонда зарплаты (т.е. для научных сотрудников – не менее 15 тыс. руб., а для работников вспомогательных подразделений – не менее 6 тысяч.) Безусловно, введение Отраслевой тарифной сетки должно быть юридически закреплено.

Дополнительное пенсионное обеспечение  должно носить постоянный характер, иметь стабильные источники финансирования и быть закреплено необходимыми законодательными актами и постановлениями Правительства РФ. Предлагаемое же в «Программе» (п. IV) в качестве одного их вариантов финансирование из специализированного пенсионного фонда РАН (доходы от сдачи имущества РАН в аренду) может быть реализовано только как временная мера или как дополнительное к стабильному и законодательно закрепленному государственному обеспечению.

Работа по реализации этих направлений должна быть активно поддержана нашим профсоюзом, и проходить при его самом активном участии. Предварительная договоренность о совместной работе по этим направлениям с руководством РАН имеется.

Озабоченность вызывает постановка вопроса о передаче избыточных функций социальной поддержки на иные уровни  «бюджетной системы» и переводу организаций, оказывающих социальные услуги сотрудникам, в новые организационно-правовые формы. В нынешней ситуации с зарплатой это нанесет еще один удар по материальному положению сотрудников РАН, лишив их, например, возможности получать качественную медицинскую помощь. Средней зарплаты  в 30 тыс. руб. в 2008 г. (что будет соответствовать сегодняшним 15 тыс. рублям)  ученым все равно не хватит для оплаты медицинских услуг. Поэтому представляется разумным сохранение ведомственной медицины РАН с использованием всех возможностей для ее финансового обеспечения.

Безусловно, профсоюз должен внимательно следить за развитием событий и, в случае необходимости, быстро реагировать. Отметим, что попытки  что-то изменить в социальной среде РАН предпринимаются каждый год, и в этом смысле «Программа» мало что меняет.

8-й подпункт посвящается «созданию новой системы управления активами академического сектора науки в  целях повышения эффективности использования государственного имущества». В ее основе лежит переход к системе «консолидации средств». Более подробно эта позиция изложена в IV пункте «Программы», поэтому подробный анализ этой позиции будет проведен ниже.

Пункт II «Программы» - «направления модернизации организационной структуры и системы управления академического сектора науки» в основном состоит из общих положений, которые в силу их общности трудно как критиковать, так и поддерживать. Например, «консолидация однопрограммных учреждений и оптимизация сети научных организаций, ликвидация институтов со стабильно низким рейтингом может идти по более или менее разумному пути – присоединению небольших институтов и других юридических лиц к более крупным организациям, ведущим сходные исследования. В ряде случаев эти организации выделились ранее из более крупных, либо в связи с имевшей место в 90-х годах правительственной тенденцией к разукрупнению Институтов, или под конкретных выдающихся ученых, либо это были филиалы организаций, которым в силу разных причин придали статус юридических лиц и т.д. Как правило, в таких случаях интересы большинства сотрудников не страдают.

Другой (более опасный) случай – придание организациям, осуществляющим «преимущественно прикладные исследования и инновационную деятельность», формы акционерных обществ. Процедура эта непонятна, неизвестна сама форма этих обществ, не исключена опасность насильственных действий. В то же время   есть организации, готовые перейти в эту форму по своей инициативе.

Профсоюз должен непрерывно контролировать ситуацию, оставляя за собой свободу действий. Возможности для этого есть: в комиссии В.В. Козлова, которой поручена подготовка решений по этим вопросам, есть представитель Профсоюза. Кроме того, распоряжением  Президиума РАН создана совместная комиссия Президиума РАН и  Профсоюза работников РАН для рассмотрения проблемных вопросов, возникающих в связи с изменением нормативной численности организаций РАН и т.д. Руководство РАН  готово обсуждать с профсоюзом все вопросы, затрагивающие интересы сотрудников РАН. Если Минобрнауки  предоставит РАН по этому вопросу «свободу рук», мы должны добиться того, чтобы реализация этого пункта не принесла большого вреда.

Пункты Ш-IV - «повышение бюджетной обеспеченности академического сектора науки» и «модернизация механизмов финансирования академического сектора науки» связаны между собой, поэтому могут рассматриваться только в комплекс. Безусловно, положительным  моментом является стремление увеличить зарплату  академической  науки (до 30 тыс. у ученых и  до 12 тыс. у вспомогательного персонала к 2008 г.) и бюджетную обеспеченность финансами научного сотрудника  до 750-800 тыс. руб. в год (в ценах 2004 г.). Профсоюз поддерживает увеличение финансирование науки (до 110 млрд. руб. к 2008г.), увеличение доли академического сектора в общем объеме финансирования науки (до 58%, в том числе РАН до 38%), увеличение доли фонда заработной платы (с 50% до 62%), введение отраслевой тарифной сетки. В то же время необходимо отметить следующие моменты:

1.Указанные выше цифры являются явно недостаточным для коренного перелома ситуации в науке. Они и на 2005 год невелики, а к 2008-му их на 50%  «съест» инфляция. Очевидно, что не удастся  ограничиться средней зарплатой вспомогательных подразделений  в 12 тыс. руб., поэтому придется снижать зарплату научных сотрудников. Мало (примерно 150 тыс. руб. в год) средств останется на проведение работ  и т.д. Причина одна – 110 млрд. руб. в год на науку - ничтожно мало. Поэтому позиция профсоюза проста – мы будем бороться как за «локальное» увеличение финансирования науки. Мы требуем:

- не включать компенсацию налога на землю и имущество, а также  поступлений от аренды в общую сумму финансирования наук

- выполнения графика финансирования науки не в абсолютных цифрах, а в % от расходной части бюджета

- реальной компенсации инфляции.

При этом  профсоюз будет отстаивать свою принципиальную позицию – финансирование науки должно быть увеличено до 300-500 млрд. руб. Только  при этом условии действительно удастся сделать науку основой развития России и обеспечить членам нашего профсоюза нормальные условия труда и достойную  зарплату.

2.Особую тревогу вызывает планируемое в рамках программы сокращение «бюджетных» мест. Против прямого сокращения  (в «Программе» оно предусмотрено в размере не более 10%) профсоюз возражает категорически. Увольнения сотрудников (они происходят постоянно по разным причинам) не должны сопровождаться уменьшением  «бюджетных» мест – они должны сохраняться для приема новых сотрудников, в первую очередь - молодежи.
Ключевой и вызвавшей наибольшие cпоры частью «Программы» является разделение сотрудников РАН на «бюджетников» и  «внебюджетников», в результате чего последние снимаются с «базового» бюджетного финансирования. Из «Программы» не ясны условия,  при которых сотрудник РАН становится «внебюджетником», не понятно, как он может вернуться в «бюджетники». «Внебюджетниками» предлагается сделать организации и подразделения, выполняющие преимущественно прикладные исследования и ведущие инновационную деятельность. При этом, по нашей информации, в число выполняющих прикладные исследования предполагается перевести всех, кто получает целевое финансирование через бухгалтерию института (кроме Программ Президиума РАН и Отделений РАН) - т.е. всех, кто выполняет проекты Минобрнауки, МО РФ, МЧС, других федеральных ведомств, структур Президента РФ, региональные проекты и т.д.
Подразделения, которые работают по проектам, зарплата за которые не проходит через «кассу» Институтов (международные гранты типа МНТЦ, ИНТАС и т.д., а также те работа по совместительству в других организациях) лишаться базового финансирования не будут.

Профсоюз отмечает, что в этом случае работники РАН, переводимые в разряд «внебюджетников», существенно изменяют свои условия труда. Правила этого перевода в документе никак не оговорены, однако очень вероятно, что произойдет резкое ухудшение условий  их труда. 

Учитывая нестабильность поступления финансирования по проектам, их малый размер, краткосрочность многих договоров, представляется  маловероятным что введение ставок «внебюджетников» согласуется с законодательством РФ и правилами предоставления грантов.

Естественно, что профсоюза согласится на изменение условий труда людей только в том случае, если их права не будут ущемлены, а законы не нарушены.

Профсоюз считает, что в нынешней ситуации  скоропалительное и  непродуманное введение группы «внебюджетников» может привести:       
          
а) к срыву работ по проектам,  направленным на обеспечение интересов России
          
б) к развалу коллективов или их переориентации «на заграницу»  в) к резкому падению престижа РАН как организации, не способной
              решать общегосударственные задачи
г) к провалу инновационной политики страны, огромному ущербу обороноспособности и безопасности, решению проблем здоровья нашей нации и, соответственно, к    падению престижа России и авторитета Президента РФ.
   
Таким образом, результат может оказаться принципиально обратным целям, которые декларируют авторы документа и которые перед наукой ставит Президент России.
   
Пункт V – направления развития механизмов управления государственным имуществом в академическом секторе. Основной частью этого  пункта является централизация средств от аренды используемого для основной деятельности РАН имущества в неком специализированном фонде, которым будет управлять  компания, выбранная Наблюдательным советом. Последний будет состоять из представителей РАН (возможно участие профсоюза), Администрации Президента, Госдумы, Совета Федерации и ряда федеральных ведомств.
   
Средства фонда предполагается использовать на уставные цели РАН и на увеличение пенсий сотрудникам РАН.
   
В этом пункте безусловно положительным является подпункт 1 «сохранение в полном объеме имущества академического сектора (в т.ч. временно не используемого)». Также положительной является попытка решить проблему пенсионного обеспечения. Однако сам принцип централизации и, особенно передачи управления в руки чисто коммерческой структуре требует детального обсуждения.

Пункты VI-VII отражают цели «Программы», которых, по моему мнению, даже при самом лучшем раскладе достигнуть вряд ли удастся.

Резюмируя вышесказанное, отметим:

1. Безусловно, положительными моментами «Программы» является стремление существенно увеличить зарплату сотрудников РАН и ввести  Отраслевую тарифную сетку, желание решить пенсионный вопрос, заявление о сохранении в полном объеме имущества РАН и его использования для обеспечения развития РАН.

2. В то же время, необходим постоянный контроль за ситуацией с социальной сферой, «модернизацией» организационной структуры РАН, «оптимизацией» сети научных организаций, «консолидацией однопрофильных научных организаций, использованием академического имущества и т.д.

3. Необходимо жесткое противодействие возможным массовым сокращениям в РАН и недопущение ухудшения положения  «внебюджетников». Есть шансы, и достаточно весомые, что нам удастся это сделать.
И последнее – надо выжать максимум полезного из данной «Программы», свести к минимуму  возможные потери и, главное, продолжить нашу борьбу за действительно разумную перестройку науки, за достойную зарплату и создание нормальных условий труда для сотрудников РАН.

В заключение отмечу, что сказанное здесь является моим личным мнением, а не позицией профсоюза. Естественно, мой анализ может содержать и спорные моменты, и ошибочные положения. Надеюсь на  конструктивную критику, появление других вариантов анализа, дополнений и т.д.

Также хотелось бы знать мнение о реформе науки коллег из «прикладного» сектора, положение в котором гораздо хуже.

 Председатель Совета МРО ПР РАН В.П. Калинушкин.

 

©РАН 2020