Владимир Фортов: Информационная блокада российской науки может скоро прекратиться

28.07.2015



Как рассказали Business FM источники в РАН, российским ученым могут вернуть иностранную периодику. Глава РАН Владимир Фортов заявил, что вопрос решается, но при этом говорить о чем-то точно пока рано

Российские ученые в течение нескольких дней могут вновь получить доступ к иностранной научной литературе. Об этом Business FM сообщили источники в Российской академии наук (РАН).

В то же время глава РАН Владимир Фортов заявил Business FM, что «вопрос решается, но говорить пока рано».

Сообщения, что российские ученые остались без иностранной периодики, появились в мае. Это достаточно серьезная проблема, потому что научная литература крайне важна для исследователей во всем мире.

Россия задолжала научному издательству Springer почти миллион евро, не потому что денег не было. Просто средства на иностранные издания были запланированы по старому курсу европейской валюты. После обвала рубля этих денег не хватило. Иностранцев попросили войти в положение. В издательстве говорили, что несколько месяцев подписка была бесплатной.

СМИ писали, что российская сторона просила из-за экономического кризиса сделать скидку, но не получила ее. И в итоге, российские ученые лишились подписки на зарубежные научные издания.

Президент РАН Владимир Фортов выразил надежду, что правительство вернет исследователям доступ к трудам их коллег. Но пока исследователи вынуждены тратить собственные деньги, рассказал Business FM заведующий Лабораторией энергетики биологических систем Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН Евгений Маевский.

Евгений Маевский, заведующий Лабораторией энергетики биологических систем Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН

«Если у меня нет доступа к свежим журналам, значит, я должен выкладывать от 35 до 70 евро за одну статью, а теперь представьте, если мне всего-то надо 10 статей в месяц, где я возьму 350-700 евро ежемесячно. Но ведь речь идет не только обо мне, а о каждом, кто пользуется литературой. Мы фактически остаемся либо без всего, либо должны вести не понятно какое существование. Не на панель же идти, да и меня уже никто не возьмет».

Значение иностранной научной периодики в бумажном или электронном виде для ученых всего мира трудно переоценить. Например, есть индекс цитирования, по которому традиционно определяется вес исследователя, важность разработок. Но для того, чтобы ученого цитировали, он должен читать работы коллег, черпать идеи оттуда. А если цитируют его, то об этом исследователь тоже должен как-то узнать. Образно говоря, научные издания — это круговорот идей, без которого не может жить наука.

Андрей Цатурян, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории биомеханики НИИ механики МГУ

«Если вы не следите за современной литературой и не знаете, что делают люди в других странах, то вы будете просто изобретать велосипед. А когда вы напишете статью и пошлете ее в хороший международный журнал, вам рецензент скажет, что «человек изобрел велосипед». Он не знает этих статьей, в которых все это уже было сделано, поэтому без этого просто невозможно работать, а цитируемость возникает от того, что в каждой статье человек ссылается на те работы, которые были важны для того, чтобы эту новую работу сделать».

Есть мнение, что пока ничего страшного не случилось. В научном сообществе заявляли, что Springer — далеко не единственный издатель научной литературы и российские ученые не останутся в изоляции. Доступ к базе издательства потеряли только 20% научных учреждений, - писали в мае российские СМИ. Одновременно глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов обещал восстановить подписку, как только найдется источник финансирования.

Сейчас глава РАН Владимир Фортов заявил Business FM, что «вопрос решается, но пока рано говорить». Эта простая история тянется 2 месяца. Цена доступа российских исследователей к научным трудам их коллег — 890 тысяч евро. Для сравнения, это примерно месячный оборот обычного супермаркета.

©РАН 2020