Мирный, но опасный атом

26.09.2019



МАТЕРИАЛЫ ПОРТАЛА «НАУЧНАЯ РОССИЯ»

25 сентября 2019 г.

Человечество учится на ошибках. Это естественный процесс развития, который достался нам от предков. Сталкиваясь с неудачей, мы анализируем ее, отмечаем, что пошло не так, чтобы в будущем этого избежать. Авария на Чернобыльской АЭС стала результатом ошибок и неверных решений. А ликвидация последствий аварии заняла долгие годы. С тех пор прошло более 30 лет, а события 1986 года до сих пор остаются примером самых серьезных антропогенных катастроф за всю историю человечества. А об авариях в Японии и США вспоминают нечасто. Кстати говоря, 23 сентября стало известно, что мини-сериал "Чернобыль" от компании HBO выиграл престижную американскую телевизионную премию "Эмми". С академиком РАН Леонидом Большовым мы поговорили и о сериале, и о том, какие качественные изменения произошли в области обеспечения безопасности объектов, где человек вот уже долгие годы пытается "дружить" с мирным атомом.

Большов Леонид Александрович – академик РАН, научный руководитель Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

- Вспомните, что вы почувствовали, когда узнали об аварии на Чернобыльской АЭС.

- Честно говоря, в первые дни после аварии ничего не было известно. Первый раз меня проинформировали лишь 2 мая 1986 года, спустя несколько дней после аварии. Хотя в общем-то и не должны были информировать, поскольку до 1986-го года я работал в филиале Института атомной энергии имени И.В. Курчатова, где не занимались атомной энергетикой.

Я исходно тоже не атомный энергетик. По образованию и воспитанию я - физик-теоретик. В Пахринском филиале Курчатовского института (нынешний Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований) я с большим энтузиазмом изучал нелинейную оптику, взаимодействие лазерного излучения с веществом, физику поверхности, физику плазмы, термоядерный синтез и массу других интересных областей. В то время представления об атомной энергетике были у меня на уровне обывателя.

2-го мая мой руководитель – начальник теоретического отдела, покойный ныне академик Александр Михайлович Дыхне рассказал мне об аварии. Создатель филиала Курчатовского института, в то время вице-президент Академии наук, заместитель директора Курчатовского института Евгений Павлович Велихов отправился в Чернобыль и убедился в том, что инженеры, которые проектируют реакторы, слабо разбираются в фундаментальных основах его работы и в том, что с ними происходит в сильно нестандартных условиях. Требовались знания ученых, которые разбираются в самой природе физических процессов.

И вот 2 мая 1986 года наша лаборатория и ряд специалистов филиала были построены в ружьё. Дирекция предоставила нам весь вычислительный центр филиала. Раньше за работу на компьютерах центра проходили настоящие сражения, а мы получили все машины в неограниченное пользование и стали разбираться...(читать полностью)


Источник: НАУЧНАЯ РОССИЯ

©РАН 2019