Академик Владимир Фортов и его высокая траектория в науке и в жизни

12.02.2018



Демидовские лауреаты 2017. Академик Владимир Фортов и его высокая траектория в науке и в жизни

В последнее время имя академика Владимира Фортова было на слуху в основном как президента Российской академии наук, которую он возглавлял с 2013 по 2017 год, в самый непростой и драматичный период её реорганизации. Но прежде всего Фортов — учёный мирового класса, крупнейший специалист в области физики плазмы и мощной импульсной энергетики.

Научную Демидовскую премию он получил вслед за многими престижнейшими международными премиями за огромный вклад в изучение физики экстремальных состояний. Такие состояния — фирменный знак, генеральная линия всей его биографии: и научной, и организаторской, и человеческой. И достиг результатов мирового уровня. Среди них — создание генераторов мощных ударных волн, пионерские работы по изучению так называемой «пылевой» плазмы с экспериментами на космической орбите, участие в ликвидации аварий в Чернобыле, на Саяно-Шушенской ГЭС, организация первого в стране независимого вневедомственного Российского фонда фундаментальных исследований.

Демидовская премия

Вчера в резиденции губернатора глава региона Евгений Куйвашев вручил трём выдающимся российским учёным Демидовскую премию 2017 года.

Лауреатами престижной премии стали академики (слева направо) Геннадий Романенко — за организацию и развитие аграрных наук в России, Владимир Фортов — за достижения в исследованиях физики экстремальных состояний, Владимир Скулачёв — за создание такого междисциплинарного направления, как биоэнергетика. В торжественной церемонии приняли участие президент РАН Александр Сергеев, член Совета Федерации Эдуард Россель, председатель попечительского совета Научного Демидовского фонда Геннадий Месяц, а также члены правительства области и депутаты Заксобрания, представители дипломатического корпуса, деловых и научных кругов.

А есть ещё и «географические», спортивные рекорды, которым может позавидовать любой путешественник: арктические и антарктические научные экспедиции, погружения на глубоководном аппарате «Мир» на дно Байкала, призовое место на чемпионате СССР по парусному спорту и пересечение на яхте Атлантического океана. Обо всём этом рассказано в книге «Траектория: Владимир Фортов», бережно подготовленной его дочерью Светланой. Это замечательное пособие для всех, кто интересуется реальной историей нашей науки и желал бы добиться в ней «фортовских» высот. Неслучайно, видимо, его фамилия созвучна с латинским «Fortuna» (так звали древнеримскую богиню удачи) и итальянским «forte» (громко).

Досье «ОГ»

Владимир Фортов родился 23 января 1946 года в городе Ногинске Московской области. В 1968 году с отличием закончил Московский физико-технический институт и поступил в аспирантуру этого вуза. Вначале работал в Институте химической физики, затем перешёл в Институт высоких температур АН СССР. Докторскую диссертацию защитил в 1976 году. В 1991 году стал академиком РАН. В 1996 году был назначен председателем Госкомитета РФ по науке и технологиям, затем министром науки и технологий, вице-премьером Правительства России. Лауреат Государственных премий СССР и России, премий Правительства РФ. Мастер спорта по баскетболу и парусному спорту.

Вот лишь один малоизвестный штрих к биографии учёного. Родился и вырос будущий академик в семье военного инженера и учительницы истории. Любовь к технике и пристрастие к точным наукам передались ему по наследству: прадед был главным механиком текстильной мануфактуры, дед окончил Императорское Московское техническое училище (позже МВТУ имени Баумана), работал техническим директором и главным механиком того же предприятия. А отец и два его брата стали инженерами-оборонщиками, трудились в ногинском филиале авиационного ЦНИИ № 30 Минобороны.

Окончив в 16 лет школу с серебряной медалью, пройдя конкурс в 20 человек на место, он поступил в знаменитый Московский физико-технический институт на факультет аэрофизики и космических исследований, в котором, кроме классных штатных преподавателей, читали лекции такие мэтры, как будущий нобелевский лауреат академик Виталий Гинзбург, академики Яков Зельдович, Лев Арцимович. На втором курсе (в семнадцать лет) включился в серьёзную научную работу в Институте физики земли АН СССР. Оттуда перешёл в закрытый ракетный НИИ-1 (на фасаде значилось «Всесоюзный НИИ хозяйственного машиностроения»), где велись разработки ядерных ракетных двигателей, а среди лекторов были академики Сергей Королёв и Мстислав Келдыш. В итоге, с отличием защитив диплом МФТИ по свойствам неидеальной плазмы, Владимир Фортов уже тогда определил свою траекторию в науке, по которой движется и по сей день.

Так, Фортов и его коллеги провели серию уникальных экспериментов в космосе, ставших примером эффективного международного сотрудничества и принесших немало открытий. Благодаря им позже был создан «плазменный» центр в знаменитом бауманском университете в Москве.

Кстати

Космический проект Фортова был подробно описан в книге «Плазменный кристалл. Космические эксперименты», которую выпустило издательство «Физматлит» в 2015 году

Сегодня Владимир Фортов руководит Объединённым институтом высоких температур РАН — одним из крупнейших научных центров России в этой области, а также возглавляет отделение энергетики, машиностроения, механики и процессов управления Российской академии наук, то есть активно продолжает исследовательскую и научно-организационную работу.

Вот как лаконично определил он суть своих исследований на «демидовской» пресс-конференции в Москве 14 ноября 2017 года:

— Всю жизнь я занимаюсь изучением того, как ведёт себя вещество в условиях очень сильных давлений и больших температур. Казалось бы, дело это чисто фундаментальное, но в основе всех современных и будущих энергетических устройств лежат именно экстремальные состояния. Есть такая теорема, которая была открыта в XIX веке: чем выше температура рабочего тела и давление, тем выше коэффициент полезного действия. Поэтому вся энергетическая наука так или иначе «вращается» вокруг увеличения температуры и энергии рабочего тела.

Кроме того, наука об экстремальных состояниях лежит в основе понимания рождения и эволюции нашей Вселенной. Ведь сегодня 95 процентов так называемой видимой материи, к которой мы привыкли и с которой умеем работать, состоит из вещества в сильно сжатом или нагретом состояниях. В результате теоретической и экспериментальной работы мы научились в лабораторных условиях генерировать сверхмощные волны давлением в миллионы атмосфер и смогли занять здесь позиции, которые не уступают исследованиям наших коллег из США и Германии. В России традиционно сильная физика экстремальных состояний, и я благодарен экспертам за то, что стал лауреатом Демидовской премии и был избран из числа многих специалистов, занимающихся этой же тематикой…

А вот ответ академика Фортова на наш вопрос о его связях с Уралом и отношении к нашему региону:

— На Урале я бывал неоднократно, прежде всего в закрытых «атомных» научных центрах Свердловской и Челябинской областей, занимаясь проблемами физики ядерного взрыва. Там у меня немало коллег, друзей. Имена многих из них долгие годы были засекречены и до сих пор не известны широкой общественности. Это несправедливо. Ведь они внесли огромный вклад в реализацию атомного проекта, развитие прикладной и фундаментальной науки. И очень правильно, что демидовскими лауреатами стали выдающиеся «ядерные» физики — академики Борис Литвинов, Юрий Каган, Евгений Аврорин, Геннадий Месяц. Почётно быть с такими учёными в одном наградном списке.

В 2016 году я приезжал в Екатеринбург на XX Менделеевский съезд, делал на нём доклад. Хочу особо отметить высокий уровень и качество организации форума, собравшего ведущих учёных планеты, и молодых учёных в том числе. Вообще есть такая теорема: чем дальше от Москвы — тем лучше развивается наука. При всём уважении к столице, считаю, что на Урале наука развивается эффективнее…

Опубликовано в №25 от 10.02.2018 под заголовком «Траектория Фортова»

Областная газета, Андрей Понизовкин

-

Подразделы

Объявления

©РАН 2018