10 января 2008 г. Открытое письмо Министру образования и науки А.А. Фурсенко

10.01.2008



Открытое письмо Министру образования и науки А.А. Фурсенко

Глубокоуважаемый Андрей Александрович!

В "Российской газете"  от 13.12. 2007 г. опубликована статья Юрия Медведева "Успех или Нобель", в которой приведены Ваши высказывания. Учитывая, что эта статья помещена на сайте руководимого Вами министерства, можно предполагать, что Ваши слова процитированы там с высокой степенью точности. В то же время, многие Ваши высказывания ничего кроме удивления не вызывают.

Так, Вы утверждаете: "Долгое время наука была на "голодном пайке", но сейчас в нее пошли огромные деньги и возникла новая проблема: как их потратить. Беда в том, что мы топчемся на небольшой инновационной площадке, где одни и те же лица. Как расширить этот инновационный круг?" В ответ на предложение О. Донцовой об увеличении финансирования Вы сказали: "Простые предложения не всегда лучшие. Скажем, финансирование РАН сейчас резко растет, а число публикаций в престижных научных журналах падает". Хочу в связи с этим спросить Вас: о каких огромных деньгах, якобы идущих в науку, и о каком резком увеличении финансирования РАН Вы говорите?

Действительно, по сравнению со временем, когда в институтах не было денег на приборы и материалы, на оплату коммунальных услуг, когда ученым месяцами не выплачивалась зарплата (даже такая мизерная, что на нее нельзя было прожить одному, не говоря уже о содержании семьи), когда размер "хорошего" гранта для работы группы экспериментаторов был меньше 10 тысяч долларов в год, финансирование науки действительно возросло. Сейчас нет угрозы отключения институтов от воды или электроэнергии, появились средства на закупку научного оборудования (хотя и небольшие), зарплата выплачивается регулярно, и ее размеры позволяют как-то жить. Появились гранты, размеры которых позволяет вести серьезные исследования. Безусловно, это позитивные моменты, которые нельзя не заметить.

Однако нынешнее финансирование РАН и российской науки, на самом деле, недостаточно для решения задач, поставленных перед ней руководством России. Так, базовое финансирование обеспечивает оплату только 40-50% эксплутационных расходов институтов. Остальные деньги дирекции добирают из средств грантов и контрактов (по статье "накладные расходы") и из поступлений от аренды. Финансирование зарплаты даже в 2008 году (после введения третьего этапа пилотного проекта) позволит обеспечить среднюю зарплату в РАН для научных сотрудников в размере 30 тысяч в месяц, а для инженерно-технического персонала и работников вспомогательных подразделений (это примерно 50% численности РАН) - в размере 12 тысяч в месяц. По оценкам профсоюза работников РАН, таких зарплат недостаточно для преодоления кадрового кризиса в науке.  Для обеспечения эффективной работы ученых их зарплата за счет базового финансирования должна сегодня составлять примерно 50 тысяч рублей. Найти же квалифицированных инженеров, техников, рабочих, бухгалтеров, экономистов, менеджеров и т.д. на отпущенные для их содержания средства просто невозможно. В результате на обеспечение более-менее сносной зарплаты этим категориям приходится опять использовать средства контрактов и грантов.

Гранты с разумным финансированием (огромным его назвать нельзя) появились только примерно три года назад и выделяются в основном по линии МОН и Минобороны. Финансирование же по программам Президиума и отделений РАН, грантам РФФИ и РФГН обычно не превышает 500 тысяч рублей, что недостаточно для проведения серьезных исследований. К тому же, часть этих средств, как отмечалось выше, приходится расходовать на содержание институтов. Кроме того, число выделяемых грантов невелико, что связано с недостаточными размерами целевого финансирования.

Другой важный момент Вы скромно обозначили словами: "Долгое время наука была на голодном пайке". Действительно, до последнего времени финансирование науки не обеспечивало даже ее выживания, а не то что развития или хотя бы нормальной работы. Результат - резкое старение приборной базы и всей научной инфраструктуры, кадровый кризис, недостаток научных контактов, информации и т.д. Сохранение в этих условиях РАН и российской науки - это огромная заслуга научного сообщества и, в первую очередь, тех, кто продолжал в это трудное время работать в своих институтах. Сегодня выйти из кризиса, в который загнало руководство страны науку России, невозможно без больших вложений.

Остановимся теперь на реальных размерах финансирования российской гражданской науки.  В 2002 году на совместном заседании Совета Безопасности РФ, Президиума Государственного Совета РФ и Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям был принят ряд серьезных решений по вопросам развития российской науки, в том числе, график ее финансирования до 2010 года, позднее  утвержденный  Президентом РФ. Этот график был принят как  в процентах от расходной части бюджета, так и в абсолютных цифрах. В приведенной ниже таблице реальное финансирование российской науки сопоставлено с упомянутыми выше государственными Видно, что финансирование российской науки на самом деле примерно в 1,8 раза меньше утвержденных Президентом РФ цифр. Профсоюз работников РАН настаивает на выполнении решений, поддержанных Президентом России.

Отметим при этом, что эффективность использования выделенных на науку средств существенно снижается из-за различных организационных проблем - сложности работы с казначействами, необходимость проведения тендеров даже при небольших закупках, неритмичность поступления средств, масса проблем при оформлении самых простых документов и.т.д.

Таким образом, никаких оснований для заявлений об огромных деньгах, пошедших в науку, сейчас нет. Руководство России в огромном долгу перед российской наукой и учеными России. Нынешнюю ситуацию нельзя рассматривать даже как начало отдачи этого долга. С моей точки зрения, возлагать ответственность за малое число публикаций в престижных журналах на научное сообщество, включая руководство институтов и РАН, просто непорядочно.

Вместо распространения ложной информации Вам, наверное, стоит обратить больше внимания на реальные проблемы, мешающие российской науке эффективно работать. Первоочередными задачами здесь являются:

- устранение проблем, мешающих эффективному использованию средств, которые выделяются на научные исследования

- ликвидация препятствий для активного участия академических институтов и вузов в инновационном развитии России

- реализация графика финансирования науки, разработанного на совместном заседании Совета Безопасности РФ, Президиума Государственного Совета РФ и Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям и утвержденного Президентом РФ, в процентах от расходной части бюджета.

Безусловно, работа по решению части указанных выше проблем Вами и руководимым Вами министерством ведется, но, к сожалению, не достаточно интенсивно.

В заключение не могу не остановиться на Ваших словах о том, что академик А.М. Прохоров для переключения сотрудников с СВЧ-тематики на лазерную разбивал молотком приборы в своей лаборатории. Я с 1969 года по настоящее время  работаю в том самом коллективе, где это якобы происходило, и никогда ни о чем подобном не слышал. На основании своего личного опыта работы с А.М. Прохоровым (а последние 10 лет его жизни я контактировал с ним практически ежедневно) могу утверждать, что подобное действо маловероятно и, наверное, относится к области анекдотов. Если Александр Михайлович считал целесообразным поменять тематику работы какого-то научного подразделения, то делал это путем убеждения, не прибегая к "силовым" методам. Академика Прохорова намного больше характеризует следующая  известная в институте история.

В советское время на одном из заседаний "на высшем уровне" обсуждался вопрос о развитии работ в области высокотемпературной сверхпроводимости, где у советских ученых наметился серьезный прорыв. После выступлений руководителей науки, в которых говорилось об огромных перспективах ВТСП, один из членов Политбюро сказал: "Все это хорошо, но не надейтесь, что на вас прольется золотой дождь". Александр Михайлович среагировал мгновенно: "Но если почву не полить, то и урожая не будет". Говорят, Политбюро к этому заявлению прислушалось…

Председатель Совета МРО  Профсоюза РАН Виктор Калинушкин

jpg, 278 Kб


 

Источник: МПО ПР РАН

Подразделы

Объявления

©РАН 2020