От редакции: Что означает нынешний вариант реформы РАН

19.09.2013

-

 

ВЕДОМОСТИ

Vedomosti.ru

19.09.2013

Решать вопрос о начале и продолжении исследований будут не ученые, а чиновники

Превращение разумных инициатив во вредные для дела и раздражающие профессионалов становится фирменным стилем работы российской власти. Принятый вчера Госдумой в привычном стахановском темпе закон о реорганизации трех (и хорошо еще только трех) отечественных академий наук — еще одно подтверждение этого стиля. Многие ученые и преподаватели вузов говорили о необходимости изменить устаревшую и громоздкую академическую структуру, чтобы она соответствовала современным представлениям о такого рода организациях. Одним из главных требований было разделение научной и хозяйственной компетенций РАН и передача управления имуществом и недвижимостью академии менеджерам.

Однако и закон, и особенно процедура его принятия (подробнее — см. статью на стр. 02) напоминает спецоперацию. Имущество академий действительно передается специальному агентству — но с непрозрачными полномочиями и неясным персональным составом. Мало того, в управление бюрократам передано не только академическое имущество, но и научные учреждения вместе с их персоналом, оборудованием, нередко купленным учеными за собственный счет или благодаря помощи иностранных грантодателей, и интеллектуальной собственностью (ст. 18). По букве закона научные учреждения автономны: 15-я статья запрещает госорганам и чиновникам вмешиваться в деятельность Российской академии наук, принимать решения, препятствующие осуществлению задач и функций Российской академией наук. Однако фактически решать вопрос о начале и продолжении исследований будут не ученые, а чиновники. Если закон вступит в силу в нынешней редакции, академия будет всего лишь разрабатывать и представлять правительству рекомендации — в каких направлениях и в каком размере финансировать исследования. А судьба рекомендаций, кажется, с высокой прогностической точностью предсказана покойным Виктором Черномырдиным: «Мы соберем ваши предложения и сложим их в одно место».

Одна из главных задач реформированной Академии наук — разработка предложений по формированию и реализации государственной научно-технической политики — похожа на описанный Михаилом Салтыковым-Щедриным проект «О переформировании де сиянс академии», где необходимыми признаются только науки, «кои способствуют выполнению начальственных предписаний». Обязанность академиков представлять ежегодный письменный отчет о своей научной и научно-технической деятельности и полученных результатах напоминает пункт, который требовал от «сочинителей наук» «ответа по совести». Но такие аналогии не смущают авторов и законодателей или, что вероятнее, не известны им.

Весьма показательна процедура обсуждения и принятия закона. Внесение его проекта правительством сделало главным объектом критики профессионального сообщества министра образования и науки Дмитрия Ливанова, выводя из-под нее настоящих инициаторов и потенциальных бенефициаров документа. Была и еще одна операция прикрытия: обсуждение законопроекта между руководством академии и руководством государства, после которого первое было уверено, что к его замечаниям прислушались. Теперь академикам и митинговавшим все эти дни под стенами Госдумы научным сотрудникам остается только недоуменно развести руками.

 

Подразделы

Объявления

©РАН 2016