Академик в нормо-часах

22.04.2019

Почему уникальная система оценки работы ученого снижает ее качество

21.04.2019 20:15

Текст: Юрий Медведев

Российская газета - Федеральный выпуск № 88(7846)


23 апреля открывается Общее собрание РАН. Одним из самых острых вопросов будет предложенная Минобрнауки России система оценки публикационный активности институтов и отдельного ученого. Большинство специалистов считают, что такой сугубо формальный подход вредит науке. Об этом корреспондент "РГ" беседует с научным руководителем Института прикладной физики РАН академиком Александром Литваком.

Цель министерства понятна: выполнить указ президента по вхождению России к 2024 году в пятерку ведущих научных стран. А для этого число публикаций в международных базах данных надо увеличить в два раза. Кстати, чиновники уже отчитались о большом успехе: в 2018 году наши ученые опубликовали в два раза больше статей, чем в позапрошлом. Рывок впечатляющий, так что и новое удвоение уже не кажется фантастикой.

Александр Литвак: Я не знаю, откуда взялось это утверждение. Например, количество публикаций в самой престижной базе данных Web of Science выросло в прошлом году не в два раза, а всего на шесть процентов. Согласно другой, несколько менее авторитетной базе данных Scopus, рост около 15 процентов, но это объясняют тем, что эта система в 2018 году стала учитывать намного больше российских журналов и онлайн-конференций. Так что никакого удвоения не случилось, хотя умеренный рост происходит.

Но тогда насколько реальны наши амбициозные планы поднять к 2024 году число публикаций вдвое?

Александр Литвак: Дело же не в числе публикаций. Во времена активного развития советской науки вообще не было требования увеличить число публикаций. Для ученых статья в престижном журнале естественный и желанный результат его работы, он делится своими достижениями с научным сообществом.

Если мы хотим сохранить качество публикаций, а тем более его повышать, то при запланированном объеме финансирования нашей науки вряд ли удастся к 2024 году удвоить число статей. Оценки показывают, что для этого требуется примерно вдвое больше средств. Но даже если сегодня финансирование вдруг вырастет, завтра чуда не произойдет. Наука не так устроена, чтобы сегодня деньги выделили, и уже завтра пошел вал публикаций. Нужно обновить состав приборов и расходных материалов, поставить новую задачу, провести исследования, обсудить результаты с коллегами, написать статью и представить ее в журнал, рецензенты дадут замечания, с их учетом статья корректируется, снова отправляется в журнал и публикуется. Для высококачественных работ весь этот цикл уместить в год практически невозможно.

Если возводить цифру в фетиш, если она важней содержания работы, то цели достичь можно. Такие трюки хорошо известны

Итак, минобрнауки впервые решило связать число публикаций с оплатой ученых, ссылаясь, кстати, на майские указы президента. Как работает этот механизм?

Александр Литвак: Сразу подчеркну, что в указах о такой связи не говорится. Сказано, что надо довести зарплату научных сотрудников до размера не менее чем 200 процентов средней зарплаты по региону. По сути это понимание, что уровень зарплаты в науке очень низкий, и поручение его увеличить. А что сделало министерство в конце 2017 года (тогда еще ФАНО)? Потребовало немедленно увеличить число публикаций в ответ на дополнительное финансирование. Разработана специальная методика определения числа публикаций организаций в зависимости от объема госфинансирования. В этом "творчестве" не так просто разобраться. Там различные коэффициенты, но в основе так называемые нормо-часы, а также ошибочно введенная одинаковая для всех организаций доля госзадания в общем объеме их финансирования.

Вы упомянули нормо-часы? Это что-то из промышленности...

Александр Литвак: Теперь они пришли в науку. Речь о количестве часов, которое ученый может затратить на работу, завершающуюся публикацией статьи. Не буду подробно вдаваться в эти дебри, скажу, к примеру, что наш институт, чтобы получить определенное госзаданием финансирование, должен в этом году по сравнению с 2017 увеличить число публикаций почти на 150 процентов. Как это сделать? Это вообще реально или нет? Об этом не задумались. Сверху спустили цифру, выполняйте.

Конечно, если возводить цифру в фетиш, если индикаторы важнее содержания работы, цели достичь можно. Такие трюки хорошо известны. В соответствии с так называемым принципом Гудхарта в экономике, как только какой-то метрический показатель объявляется важным, находятся формальные способы его повысить. То же самое и в наукометрии: можно разделить статью на части и опубликовать их в разных изданиях, печатать многочисленные тезисы докладов на различных конференциях, использовать платные публикации в "мусорных" журналах, договорное цитирование и т.д. Это уже происходит, снижая качество научной работы.

Немало известных ученых, даже Нобелевских лауреатов, высказываются против наукометрии. Конечно, в ней много недостатков, но лучшего критерия для оценки работы ученого наука пока не придумала.

Александр Литвак: Мы не против наукометрии, но ее надо использовать с учетом специфики науки, с четкой главной целью: нам надо делать качественную науку, конкурентоспособную в мире. И результат исследования должен определять не чиновник по цифре, а только ученые, авторитетные эксперты. В свое время минобрнауки с этим согласилось, но теперь цифра вновь вышла на первый план. Это серьезно вредит науке.

Мы настаиваем, что наукометрические показатели не могут заменять экспертный анализ результативности работы научных организаций, для экспертов "цифры" являются важным справочным фактором анализа.

А откуда появились все эти нормо-часы, публикационная производительность труда и прочие новации для науки?

Александр Литвак: Дело в том, что в действующем законодательстве научной работе придан формальный статус услуги, также как работе парикмахерских или банно-прачечных заведений. Вот такой нонсенс. Но наука - это творческий процесс, у ученого не может быть нормированный рабочий день. У нас издавна прописаны квалифицированные требования к должностям от младшего научного сотрудника до главного, включая, кстати, и обязательное число публикаций за 5 лет.

Сегодня предпринимаются определенные шаги для поддержки науки. Я абсолютно убежден, что при этом очень важно вернуть научной работе престиж. При фантастическом изобилии возможностей для реализации себя зазвать в науку молодых людей очень непросто. Пахать надо круглые сутки, а больших денег не заработаешь, особенно в России. Именно поэтому для нашего ученого так важен престиж. Но о каком престиже можно говорить, если молодого ученого заставляют считать нормо-часы.

Недавно в Госдуму представлен проект закона, по которому культура перестает считаться услугой. Думаю, и академия должна выйти с таким предложением. Надо признать науку на законодательном уровне творческим процессом и освободить от навешанных на нее бюрократических требований, понятий "производительности труда", "стоимость нормо-часов" и т.д.



Подразделы

Объявления

©РАН 2019