Михаил Пиотровский о том, как в Санкт-Петербурге будут искать формулу экономики культуры

11.12.2015



Алгебра от Рафаэля

Михаил Пиотровский о том, как в Санкт-Петербурге будут искать формулу экономики культуры
форум

14 декабря в северной столице открывается IV Санкт- Петербургский международный культурный форум. За три дня пройдут 186 мероприятий на 82 площадках. На форуме, где каждый год встречаются специалисты из сферы культуры, политики, государственной власти и бизнеса, обсуждаются самые актуальные вопросы, касающиеся развития современной мировой и российской культурной жизни. О том, какие темы будут лидировать в этот раз, РГ рассказал директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.

- Какие решения предлагает Россия по самым важным проблемам сегодняшней культурной жизни - вот главная тема и сюжет всего ожидаемого на форуме.

Этот форум приурочен к 70-летию ЮНЕСКО. ЮНЕСКО сегодня, как и все мы, оказалась на совершенно новом этапе взаимоотношений культуры и мира, культуры и человечества. Мы же видим, что происходит - рушатся, уничтожаются культурные памятники, а спасти их невозможно. Многие вопросы, которые прежде легко решались, сейчас приобретают иную, новую остроту. Возникают очень сложные проблемы, связанные с авторскими правами: кому что в культуре принадлежит - из тех же памятников или коллекций. Журнал "Эрмитаж" сделал специальный выпуск под названием "Последняя битва". Я там высказываю ряд соображений по поводу уничтожения и защиты памятников. Мы сейчас на распутье - не знаем, как эффективно защитить наше культурное наследие. Поэтому один из наших "круглых столов" будет посвящен пакту Рериха и Декларации прав культуры Дмитрия Лихачева. У культуры есть свои права, которые могут не совпадать ни с правами собственности, ни с правами человека, ни с правами наций на самоопределение, ни со множеством других общеизвестных прав, но их нужно защищать.

Эту проблему мы будем рассматривать, обсуждая конкретные музейные сюжеты.

У нас также пройдет "круглый стол", посвященный культурному освоению Биржи и созданию в ней музея государственной символики. Мы предложим проект музея как общественного здания. Это сейчас очень важное направление в развитии Эрмитажа. Сделав его глобальным музеем, задающим музейную моду во всем мире, мы теперь больше думаем над тем, как сделать его более петроградским музеем.

Наше обращение к обществу, к публике - это создание музея геральдики с включенным в него большим общественным пространством, вынос Восточного крыла Главного штаба на Дворцовую площадь и превращение ее в некий вход на форум. Музеи, конечно, не выходят на улицу, но создают мосты между музеем и улицей, так же, как устанавливают мосты между странами, особенно важные в нынешней сложной политической ситуации.

У нас состоится специальный и немножко даже театрализованный разговор на тему, кому на самом деле нужно искусство сегодня, когда слишком много "говорят пушки". И участвовать в нем будут люди не только прямо причастные к искусству и к музеям.

Есть еще одна важная тема - это "Музеи и экономика".

По предложению фонда "Эрмитаж-Италия" мы решили организовать "круглый стол", участники которого проведут сравнительный анализ того, как государственные органы обязаны обеспечивать благополучие культуры в своих странах. Именно на примере России и Италии хотим понять, как должны действовать культурные институты в контексте темы "экономика и деньги".

Ведь с одной стороны искусство бесценно, и государство должно его содержать, но с другой - все государства по большому счету не достаточно богаты для этого и хотят, как правило, создать этакое партнерство с учреждениями культуры, чтобы они сами зарабатывали деньги, а государство помогало их зарабатывать ну и что-то еще давало. Эта схема экономики культуры сейчас очень модна в Италии, потому что там идет большая музейная реформа. Она давно модна и у нас - существуют целый ряд экономических теорий про то, как интегрировать экономику культуры в экономику страны. И первая для последней может быть даже и образцом. Мы же видим сегодня, как то, что называется креативной индустрией - не материальное производство, но производство идей - начинает приносить большие доходы.

Я думаю, мы услышим рассказ министра культуры Италии Дарио Франческини о проведенной у них реформе, которая с одной стороны дала много свободы прежде очень "зажатым" итальянским музеям, но одновременно и возложила на них значительную ответственность за собирание средств на свое содержание. Надо сказать, что в России такая модель уже существует последние 24 года. И мы будем рассказывать об этом опыте - как музеи и учреждения культуры зарабатывают деньги, пользуются ими и разделяют с государством финансовую ответственность за свое дело.

Способы зарабатывания денег - не простая тема. Как определить, что музею можно делать для этого? Тут общих правил нет. Какой-то музей может сдавать помещение под приемы, а какой-то не может, потому что ему это не положено по рангу или по истории, как Эрмитажу. Какой-то город может сделать каток на главной площади, а в каком-то городе это невозможно, потому что эстетически плохо. А все, что ( в сфере культуры) плохо эстетически, всегда было и будет плохо экономически.

Нам надо обсудить и спадающую моду на аутсорсинг. Очень долго и настоятельно нам предлагали целый ряд вещей, которые делают сами учреждения культуры, отдать внешним исполнителям, поскольку считалось, что так экономически правильно и эффективно. А на самом деле это экономически неправильно, и все эти сделанные внешними организациями работы стоят значительно дороже. Ярчайший пример - последняя история с охраной федеральных музеев, когда МВД ради экономии решило отменить полицейскую охрану музеев. Время показало, что музеи правильно восставали против аутсорсинга, при нем, как правило, все выходит дороже.

И тоже самое примерно получается и в Италии. Там давно опробуются разные способы аутсорсинга, например, продажа билетов в музей через посторонние организации, но это тоже не приносит подлинной экономической выгоды.

Говоря об экономике культуры, мы должны осознавать, что ни один музей не может рассчитывать на доходы в 200- 300 процентов. В музейной экономике вопросы доходности сопряжены с моралью. Музеи зарабатывают деньги, но при этом они не должны ставить все это во главу угла. Где-то заработали, а где-то сделали важное социальное дело - приняли в музее детей бесплатно. У музеев, разумеется, есть социальная программа. Поэтому вписывать цифры доходности нам в планы не стоит. Еще одно заблуждение - считать, что очень выгодно сокращать количество работников: чем их меньше, тем выше эффективность труда. Но это слишком примитивно. Да, нужна экономическая оптимизация, нужно уменьшать расходы, но не надо забывать, что есть и другая сторона дела - культура имеет свою собственную эффективность. Мы на русско-итальянском круглом столе об экономике культуры будем рассказывать об опыте изучения экономического эффекта, который Эрмитаж приносит городу Петербургу. Не вообще человечеству и не самому себе, а именно городу Петербургу. Сразу выясняется, что польза от музея не только в том, что музей заработал на билетах, но и в том, что в городских гостиницах селятся туристы, приехавшие в Эрмитаж, они обедают в петербургских ресторанах и т.п.. Бюджетные деньги для музея приходят именно в город Петербург, а не в какой другой - и это тоже заслуга Эрмитажа перед городом. Эрмитаж создает в городе рабочие места, а в сложных условиях кризисной экономики это не менее важно, чем большой доход.

Поэтому примитивные решения "А давайте-ка мы сейчас побольше людей сократим и на этом сэкономим" на самом деле не приносят правильного экономического эффекта.

Вот это мы будем обсуждать, пытаясь разобраться и вместе определить, что такое успех музея и каковы экономические критерии успеха в культуре.

Мне кажется, одна из наших задач сегодня - поднимать настроение и создавать атмосферу. Я недавно, делая наш традиционный годовой отчет - "доклад святой Екатерине" - говорил о том, что основное музейное настроение сегодня - раздражение. Люди в музее и вокруг музея раздражены на себя и на мир. Между тем музею как раз свойственно отличаться спокойной жизнью, при таком количестве напряженностей вокруг он, наоборот, должен снимать стрессы.

Так что экономика музея и экономика культуры вообще должны определяться по немного другим, более сложным критериям. Они известны. Есть разные российские теории экономики культуры, которые в том числе очень верно понимают музей, как место ответа на те потребности, которые еще только должны появиться. Но от них будет зависеть судьба страны, потому что они воспитывают сложного человека. Вот это тоже надо учитывать, что у нас деньги вкладываются не в сегодняшнее развитие, а в следующие поколения.

В кризис как-то стало ясно, что как виртуальные музеи это все-таки не музеи, хотя в них много хорошего, так и виртуальная экономика банковских бумаг, кредитов, деривативов и прочего - весьма шаткая вещь. Нужна экономика реальных вещей. А музей еще и предлагает нам саму реальную вещь. Музей - это единственное место в мире, основанное на реальной вещи. Реальная вещь всегда излучает из себя какие-то флюиды. В том числе и экономические.

Форум нам нужен для рождения разных взглядов. Музей всегда показывает, что различие прекрасно, и далеко не всегда оно превращается в смертельную конкуренцию. В культуре неуспех вовсе не означает, что тот, у кого неуспех, погиб, и все досталось тому, у кого успех. У нас другого характера успехи. Вместо удушающей конкуренции - нормальный диалог, может быть, даже спор различных культур, вещей, подходов.

По большому счету, экономика является частью культуры. И с этой точки зрения можно посмотреть, в какой степени она моральна, и как просчитана - примитивно арифметически или на уровне высшей математики, или на уровне духовного озарения, что тоже возможно. Дважды два у нас не всегда четыре, может быть и пять, и шесть.
    


 
Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6852 от 11 декабря 2015 г.
 

Подразделы

Объявления

©РАН 2019