Гиперболоид инженера Шухова.
С 19 сентября в залах Архива РАН открыта выставка «Башни, стены и мосты»

02.10.2018



(jpg, 158 Kб)

На Страстном бульваре — там, где бульвар выходит на Тургеневскую площадь — стоит памятник инженеру Владимиру Григорьевичу Шухову. Уникальные документы из его фонда, хранящиеся в Архиве РАН, представлены на выставке: чертежи — настоящие произведения искусства, передающие художественное восприятие объектов, а также фотографии, иллюстрации зданий и сооружений, альбомы и тетради, таблицы, расчеты.

Конечно, захватывающе интересно! — Все же знают знаменитую телебашню Шухова на Шаболовке. Но закрадывается сомнение: причем тут Архив РАН, Шухов же инженер — разве он был ученым, членом Академии? Ведь если он не был членом Академии, то какая же в том логика — организовывать выставку как серьезное академическое мероприятие?

На вопросы мы попросили ответить к.и.н. Надежду Михайловну Осипову, ученого секретаря Архива РАН и доктора культурологии Ирину Александровну Урмину, зав. отделом музейно-выставочный группы Архива РАН:

— Безусловно, Владимир Григорьевич Шухов — ученый. Вспомним, когда он по заказу братьев Нобель разрабатывал первый в мире нефтепровод, он математическими формулами сделал научное описание процессов протекания нефти и мазута по трубопроводам, создав, тем самым, основы классической теории нефтепроводов, которая используется по сей день. И он был членом Академии — в 1928 году его избрали членом-корреспондентом Академии, причем, именно по Отделению физико-математических наук АН СССР. И его творчество отнюдь не сводится к знаменитой башне на Шаболовке — он был специалистом в широком диапазоне областей техники — нефтяной промышленности, теплотехники, строительной механики. А в 1929 году Владимир Григорьевич был избран почетным членом Академии, такой чести удостаивались очень немногие.

— Тогда — пройдемся по экспозиции в залах Архива, прокомментируйте, пожалуйста.

— Вот форсунка — это его первое научное изобретение: «прибор, производящий разбрызгивание мазута в топках, используя упругость водяных паров». Изобретатель был еще студентом. Скорее всего, эта форсунка стала отправной точкой, которая определила дальнейшее направление его деятельности. Форсунку, кстати, сразу же оценил Д.И. Менделеев и ее изображение поместил на обложку своей книги, которую издал через год. Форсунка оказалась сразу признанной и в научном, и инженерном мире, ее, кстати, используют и сейчас. И еще важно: возможно, изобретение предопределило участие молодого Шухова во Всемирной выставке 1876 года в Филадельфии, где он познакомился с американским инженером русского происхождения Александром Бари, и эта встреча на многие годы задала русло их плодотворной совместной работы.

Шухов совместно с коллегами изобрел промышленный процесс получения автомобильного бензина — крекинг нефти. Кстати, американцы претендуют на приоритет в создании крекинга нефти, но Шухов своим патентом — не мировым, как сделали американцы, а российским — установил свое первенство, поскольку получил патент раньше американских исследователей.

Он предложил метод подъема нефти с помощью сжатого воздуха — эрлифт. По заказу братьев Нобель, Шухов и Бари строят первый в Российской Империи 10-километровый нефтепровод, где Шухов был автором проектов и техническим руководителем строительства, а также — нефтеперерабатывающий завод с первыми российскими установками крекинга нефти. Он же автор проектов первых российских магистральных трубопроводов: Баку-Батум (883 км), и Грозный-Туапсе (618 км). Он же разработчик первого в мире мазутопровода с подогревом.

Разработал и построил первые в мире цилиндрические резервуары-нефтехранилища (вспомним фильм «Белое солнце пустыни») — газгольдеры, где хранится нефть и откуда ежедневно нефть отгружается в нефтеналивные танкеры. Кстати, он же — создатель первых русских речных танкеров-барж. Для этих танкеров он впервые изобрел идею модулей. Это сейчас для нас вполне естественно — собрать из отдельных блоков — но тогда это была пионерная идея: монтаж судна осуществлять с использованием стандартизированных секций — и вы получаете нефтеналивное судно длиной, какой хотите: хоть 20 метров, хоть 250 — вам соединят секциями.

Шухов — знаменитый создатель техники и технологий нефтяной промышленности, многие его разработки используются по сей день.

— Про башню на Шаболовке расскажите, пожалуйста.

— Ее чертеж открывает экспозицию. Да, это самая известная его работа.

(jpg, 252 Kб)

Владимир Григорьевич является изобретателем первых в мире гиперболоидных конструкций и металлических сетчатых оболочек строительных конструкций — и башня на Шаболовке из этой серии. Сейчас Шуховская башня признана одним из высших достижений инженерного искусства — в своей совместной декларации более 160 специалистов из 30 стран мира назвали Шуховскую башню в числе семи архитектурных шедевров русского авангарда, рекомендовали включить ее в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Башня представляет собой телескопическую конструкцию высотой 160 метров с флагштоком, состоящую из шести сетчатых гиперболоидных стальных секций. Хотя мечта у Шухова была гораздо более амбициозной — мы в экспозиции показываем чертеж 350-метровой башни, и она должна была быть выше Эйфелевой башни. Но строительство шло сразу после Октябрьской революции, во время Гражданской войны: денег не было, но, главное, не было металла, поэтому он сам представил несколько вариантов разной высоты — какой выберут. Выбрали, естественно, минимальный. Разумеется, башня внешне очень красивая с ее гиперболоидом вращения металлической сетки — изобретением, на которое он имел патент, как, впрочем, имел патенты и на другие висячие конструкции.

Любопытно: устойчиво бытовала версия, что название романа Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина», как и сам роман, появились под впечатлением гиперболоидных конструкций Шухова — ведь все происходило рядом и одновременно: строительство башни завершилось в 1922 году и она сразу стала знаменитой, а роман опубликован в 1927 году.

— Не очень понятно: голод, лишения, Гражданская война, которая большими периодами шла как проигрышная для красных — зачем же большевикам в такое время строить украшение Москвы, пусть даже вдвое ниже первоначального замысла автора?

— Башня строилась как радиопередатчик для связи страны победившего пролетариата с мировым пролетариатом — как вы знаете, большевики на тот момент не делали Революцию в России, а делали Мировую Революцию, соответственно, именно таково было и предназначение башни.

Кстати, с этим же связан и трагический момент в жизни 67-летнего Шухова, который, к счастью, завершился благополучно. Во время строительства радиобашни при подъеме четвертой из шести секций — третья сломалась. Четвертая упала и повредила вторую и первую секции. Поскольку у объекта строительства было революционное предназначение, это сразу выдвигало основную версию — диверсия! Шухов арестован, ему вынесен приговор революционного времени — расстрел, но… условный. Условный, а не реальный потому, что комиссия экспертов расследовала случившееся и установила: проект безупречен — виной аварии является «усталость металла» низкого качества. Шухов реабилитирован? — Нет, он освобожден, но не более чем с отсрочкой исполнения приговора до окончания строительства. Больше, однако, аварий не было, 19 марта 1922 года началась трансляция радиопередач — и он был помилован, остался жив. Гражданская война окончилась только через полгода.

— Башня на Шаболовской — такой новаторский проект, неужели он не был повторен в других объектах?

— Наоборот, с 1896 по 1930 годы по проектам В.Г. Шухова было построено свыше 200 стальных сетчатых гиперболоидных башен.

(jpg, 434 Kб)

А первая в мире гиперболоидная башня Шухова — отнюдь не Шаболовская, гиперболоидную башню удивительной красоты инженер Шухов представил на выставке в Нижнем Новгороде — она сразу же прямо на выставке была куплена меценатом Ю.С. Нечаевым-Мальцовым и перенесена в его имение Полибино (Липецкая область), где сохранилась до настоящего времени. Кстати, в нашей экспозиции представлены фотографии с Нижегородской выставки, где впервые была выставлена эта знаменитая башня.

Шухов первым в мире ввел в архитектуру форму гиперболоида вращения — и на этом основании разработал многочисленные конструкции разнообразных сетчатых стальных оболочек, использовал их в сотнях сооружений: перекрытиях общественных зданий и промышленных объектов, водонапорных башнях, морских маяках, мачтах военных кораблей и опорах линий электропередач. 64-метровый сетчатый стальной Аджигольский маяк под Херсоном — самая высокая односекционная гиперболоидная конструкция В.Г. Шухова.

Многие из таких башен строились как водонапорные — сегодня сохранилась такая башня в Николаеве (построена в 1907 году, ее высота с баком 32 метра), прекрасно сохранилась водонапорная башня в городе Черкассы, в Баку такая башня действует как обзорная, развлекательная — на ней площадка и кафе.

— Известная, пожалуй, всем россиянам стеклянная куполообразная крыша главного советского магазина на Красной площади — ГУМа — тоже творение Шухова?

— Да, но рассказ об этом стеклянном покрытии надо начать, пожалуй, с Киевского вокзала, с его купола.

Не зря у нас в экспозиции приводится цитата Владимира Григорьевича: «Я по профессии инженер, а в душе фотограф». Когда шло строительство Киевского вокзала, он руководил возведением грандиозного сооружения: ширина пролета — 48 м, высота — 30 м, длина — 230 м., отслеживал ход строительных операций не по дням, а по часам — сам делал одну за другой фотографии, как строители поднимали дуги дебаркадера и их число последовательно увеличивалось: первая дуга, потом вторая, потом третья и так дальше — мы представили в нашей экспозиции эти фотографии, как и авторский чертеж Киевского вокзала.

Он фотограф настоящий: и с точки зрения инженерного применения — у нас представлены его фотографии башен, мостов, конструкций, но и с точки зрения художественной — в экспозиции можно увидеть его высокого уровня бытовые фотографии.

Удивительные стальные сетчатые светопрозрачные перекрытия зданий оказались в строительной практике более легкими и дешевыми — таковыми являются проекты многочисленных павильонов, в них были использованы его идеи о висячих железных конструкциях.

(jpg, 196 Kб)

Он изобрел новые конструкции пространственных ферм и использовал их при проектировании покрытий Музея изобразительных искусств им. Пушкина, Московского главного почтамта, Бахметьевского гаража. Изобретены также арочные конструкции покрытий с тросовыми затяжками — многое из созданного прекрасно работает и сегодня, это, например арочные стеклянные своды над крупнейшими московскими магазинами: ГУМ (раньше именовался Верхними торговыми рядами) и Петровский пассаж (Фирсановский пассаж). И купол в здании педагогического Университета — это его покрытия. С ним сотрудничали самые знаменитые архитекторы эпохи — например, А.Н. Померанцев и К.С. Мельников, кстати, Мельников очень ценил и любил Шухова.

1896 год — им создано первое в мире перекрытие в виде стальной мембраны «Ротонда Шухова» — круглый стальной павильон-ротонда диаметром 68 м для Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде: крыша в виде сильно натянутого висячего кольцеобразного сетчатого перекрытия-оболочки со стальной висячей мембраной диаметром 25 м в центральной части.

В нашей экспозиции представлены чертежи и фото первых в мире сетчатых оболочек-перекрытий двоякой кривизны. Шухов построил для металлургического завода в Выксе цех с пространственно изогнутыми сетчатыми парусообразными стальными оболочками перекрытий двоякой кривизны — цех сохранился до наших дней.

(jpg, 431 Kб)

Под его руководством спроектировано и построено множество мостов через Оку, Волгу, Енисей и другие реки нашей страны — с различными чертежами и фотографиями мостов можно познакомиться у нас.

— И что же: коллеги за рубежом не увидели открытия в этих инженерных разработках?

Наоборот, впоследствии архитекторы хай-тека, знаменитые Ричард Бакминстер Фуллер и Норман Фостер — окончательно внедрили сетчатые оболочки в современную практику строительства, а в XXI веке оболочки стали одним из главных средств формообразования авангардных зданий.

Норман Фостер поставил в Лондоне «огурец» высотой в 180 метров — 40-этажный небоскреб-башню Сент-Мэри Экс, конструкция которого выполнена в виде сетчатой оболочки с центральным опорным основанием: Фостер не скрывал, что решение им взято у Шухова.

Использовал разработки и идеи Шухова и немецкий инженер Фрай Отто, когда к летним Олимпийским играм 1972 года строил мюнхенский стадион «Олимпиаштадион» — трибуны стадиона и часть территории олимпийского парка покрыты гигантскими висячими перекрытиями-оболочками, а широкий прозрачный купол должен был символизировать новую, демократическую, оптимистичную Германию.

Гиперболоидная башня порта Кобе в Японии, которая выдержала землетрясение в 7 баллов по шкале Рихтера 17 января 1995 года, соответствует патенту В.Г. Шухова.

В нашей экспозиции представлены и другие разработки и изобретения Шухова…

— Невероятно, что он так много всего создал!

— Шухов — человек фантастический! Есть еще очень много его творений. В конце XIX века он предложил проект новой системы водоснабжения Москвы. Во время первой мировой войны изобрел и создал морские мины и платформы тяжелых артиллерийских систем. Спроектировал вращающуюся сцену МХАТа.

(jpg, 260 Kб)

В 1896 году изобрел новый водотрубный паровой котел в горизонтальном и вертикальном исполнении — в 1900 году он за эти паровые котлы на Всемирной выставке в Париже получил золотую медаль и диплом, которые представлены у нас в экспозиции. Далее до и после революции были произведены тысячи паровых котлов, они устанавливались, в том числе, на броненосцах, длительное время их использовали и после Великой Отечественной войны.

Шухов придумал, как спасти знаменитый минарет древнего медресе Улугбека в Самарканде — после землетрясений он стал «падающим» восточным минаретом. Уникальная операция по его выпрямлению, проведенная в 1932 году совместно с архитектором М.Ф. Мауэром, имела резонанс во всем мире.

— Скажите, ведь у вас, в Архиве РАН, надо полагать, не весь фонд Шухова, а какие-то разрозненные его фрагменты …

— Наоборот, фонд Шухова у нас целиком. Исключения три — некоторые письма и текстовые материалы остаются в семье. Второе, часть наследия погибла во время революции — был пожар, в-третьих, в своем рабочем дневнике Шухов пишет, что он сам уничтожил чертежи уже осуществленных проектов: перечисляет их. Сын Сергей, как и отец, ставший впоследствии инженером-строителем, сумел сохранить отцовский архив, а дочь Ксения Владимировна передала все документы нам. Напомню: в 1930-х годах в Академии наук вышло распоряжение, что научное наследие ученых — членов АН СССР передается в Архив АН. Наш фонд Шухова — это 214 единиц хранения. Мы разрабатываем эту тему уже с 1989 года и фонд знаем хорошо. Поскольку число направлений деятельности Владимира Григорьевича в нефтяной промышленности, в теплотехнике, в строительной отрасли, в механике велико — соответственно, специалисты самых разных направлений инженерной мысли обращаются к его фонду. Этот фонд известен и востребован все время.

— Простите, страшно спросить: уход Шухова из жизни — не связан ли с какими-то репрессиями тех лет?

— Нет, Шухов скончался от последствий несчастного случая в возрасте 85 лет. Известно, что он любил работать при свете свечи. В один вечер он пользовался одеколоном, но вдруг свеча упала, капли одеколона на рубашке вспыхнули, он получил тяжелые ожоги более 80 % тела. Он прожил еще пять дней и известно, что в это время диктовал продолжение своих работ.

Это очень печально, поскольку он вполне мог прожить значительно дольше, и мы знаем, что до самой смерти это был очень активный человек. Он в молодости катался на велосипедах «Паук» с большими колесами, участвовал в гонках, до самой старости подтягивался на турнике, есть фотографии, где он запечатлен в достаточно зрелом возрасте — поднимает и держит на руках дочь.

Шухова отличала потрясающая работоспособность, увлеченность своими инженерными проектами. Известно — еще будучи гимназистом четвертого класса он нашел собственное оригинальное доказательство теоремы Пифагора. Увлекался оперой, театром, хорошо играл в шахматы. Когда работаешь с его архивом, всегда удивляешься: у него все было структурировано — и материалы, и его собственные действия. Поражает его работоспособность и креативность.

Взять хотя бы его образование: оно инженерное — он окончил тот самый технический университет, который сейчас носит имя Н.Э. Баумана. Однако позже — не удивительно ли! — он стал вольнослушателем Военно-медицинской академии! Как позже говорил сам Владимир Григорьевич, два года изучения медицины дали ему, инженеру, бесценное знакомство с совершенной «конструкцией» — человеческим организмом: не отсюда ли его изящные и легкие строительные конструкции? Да и чертежи его — необыкновенно зрелищные!

В советское время великий инженер В.Г. Шухов стал лауреатом премии имени В.И. Ленина, Героем Труда. В наше время Союзом научных и инженерных объединений (обществ) учреждена Золотая медаль имени В.Г. Шухова, присуждаемая за высшие инженерные достижения. На карте Москвы и других городов мы найдем «улицу Шухова».

— Была ли у коллектива Архива РАН при организации этой выставки некая сверхзадача?

— Выставки нами организуются несколько раз в году и главная идея всегда одна: скоро состоится 300 лет нашей Академии! Какими материалами Архива, какими достижениями ученых, какими фактами их жизненной биографии мы можем показать значение и величие 300-летней Академии? Именно на этот вопрос наше исследовательское учреждение отвечает — вот наша сверхзадача. Специально подчеркиваем термин «исследовательское учреждение» — потому что не всем чиновникам удается разъяснить, что мы именно исследовательское учреждение. Вот посмотрите: сейчас в Национальном проекте «Наука» ставится задача, чтобы наша страна в ближайшие годы вошла в пятерку ведущих стран в области науки и техники. И подрастающее поколение, и многие обыватели могут подумать, что такая амбициозная задача ставится впервые. Но посмотрите, что показывает нам творческий путь Владимира Григорьевича Шухова — оказывается, что за эти прошедшие три века Российская академия наук неоднократно шла в мировых лидерах по множеству направлений. Знакомишься с подлинниками документов и — понимание сильно углубляется.

В формате «300-летие Академии» мы многое можем показать. У нас, к примеру, архивы нобелевских лауреатов по многим направлениям. Кстати, попутно замечу, все страны мира гордятся и пропагандируют своих нобелевских лауреатов. У нас есть документы, связанные с именами Ломоносова, Эйлера, Павлова, Кольцова — впрочем, даже трудно перечесть великие имена. К тому же, в Архиве содержится история не только Академии, но и мировой науки.

Шухов сказал, что он сделал самое главное — все отдал на престиж страны. Многие наши ученые были людьми очень достойными, большими патриотами, которые, несмотря на все сложности, остались и работали в стране. Составить правильное представление о них можно только используя те документы, которые хранятся в Архиве РАН. Мы с благодарностью храним и изучаем это достояние мирового уровня. И каждый раз удивляешься, когда, обращаясь к документам, находишь какой-то новый ракурс.

х х х

Организаторы выставки нашли оригинальный ход: одновременно с выставкой работ и документов отечественного титана инженерной мысли В.Г. Шухова они представили работы юного художника Дмитрия Шеина: эти экспозиции объединяет главное — воображение, соединенное с творческим озарением, воплощается и в научном рисунке, и на рисунке пастелью.

(jpg, 508 Kб)

Ведущий собрание при открытии выставки врио директора Архива РАН, академик РАХ, член-корреспондент РАН Александр Генрихович Толстиков сказал, что Дима Шеин, изображая улочки, дома, мосты, башни, акведуки, каналы в ярких и запоминающихся композициях, наделяет их своим поэтичным и образным взглядом на мир. Диме всего девять лет, но его работы отличает умение компоновать пространство плоскости листа любого формата, точность взятых тональных отношений в колорите и тонкой техники пастели, не терпящей исправлений.

Правнук Шухова — В.Ф. Шухов сказал, что грани таланта должны развиваться, этот посыл дается в молодости и надо его использовать.

Здесь, в экспозиции из пастельных работ Дмитрия Шеина представлены листы «Венеция», «Канал в Венеции», «Венеция. Малый мост Риальто», ряд работ, посвященных историческим строениям и каналам Санкт-Петербурга, испанского городка Ронда, московские зарисовки.

При открытии выставки присутствовали академики РАН В.А. Тишков и А.П. Деревянко, ученые, инженеры, художники, архитекторы, журналисты. А также — много юных посетителей, учеников московских школ.

Сергей Шаракшанэ



Подразделы

Объявления

©РАН 2018