Прощай, академия!

26.08.2013



 

Журнал "Огонёк", №33 (5293), 26.08.2013

Сергей Лесков: ученые готовятся к последней битве с чиновниками

Бунт ученых против реформы Академии наук не потряс ни Госдуму, ни, судя по всему, оставшихся в тени и тайне инициаторов преобразований

Перенесенное на сентябрь третье чтение законопроекта о реформе РАН не за горами. Российские ученые готовятся к последней битве с чиновниками. Но ее исход, похоже, предрешен.

Напомним хронику событий. 27 июня премьер-министр Дмитрий Медведев объявил на заседании правительства о решительной реформе Российской академии наук. Государственная дума работала как лошадь на пожаре, приняла закон сразу в двух чтениях с косметическими поправками, назначив третье чтение уже на сентябрь. В результате, вопреки традициям размеренной академической жизни, летом никто в руководстве РАН в отпуск не ушел. Наука стоит, но работа кипит. Написаны десятки коллективных писем во все мыслимые инстанции. Академики готовятся к схватке с чиновниками, которая, с большой вероятностью, выльется в уличные протесты кандидатов и докторов наук. Остановит ли это реформу?

Мне кажется, что академия обречена. Через несколько недель станет ясно, что старания патриотов академии — это агония. В пользу пессимистического прогноза говорит то, что реформа задумана как некая акция: застать врасплох, предварительно погрузив в состояние умиротворенности.

15 мая премьер Дмитрий Медведев прилетел на вертолете в Черноголовку. Сел за руль джипа, в сопровождении вице-президента РАН Сергея Алдошина объехал академические институты, выразил одобрение науке и прогрессу. Затем провел совещание по модернизации, которая, оказывается, по-прежнему на повестке дня. По поводу реформирования РАН премьер успокоил научную общественность: эту реформу лучше доверить самим ученым. Зачем сказал, если через месяц объявил реформу, которая готовилась в укромном месте несколько месяцев? Президент РАН Владимир Фортов вымолил минимальные уступки, но суть дела это не меняет.

Российской академии наук почти 300 лет. Почему-то при царях зуд реформирования административные инстанции не мучил. Академия росла и развивалась, и к концу ХIХ столетия русская наука стала одной из ведущих в мире. Именно спокойное, без начальственных окриков развитие позволило русской науке вырастить Ивана Павлова и Дмитрия Менделеева, которые в мире остаются самыми узнаваемыми и цитируемыми русскими учеными. В царское время русские ученые получили две Нобелевские премии по медицине и физиологии, к которым потом и близко не подбирались. В ту эпоху сформировалась блестящая физическая и математическая школа, которая в ХХ веке обеспечила все наши научные прорывы, прежде всего в атомном и космическом направлениях. Когда науку не трясли за грудки, а элементарно уважали и привлекали для развития промышленности, сформировалась русская инженерная школа, которая дала миру, а точнее, Америке Сикорского, Тимошенко, Зворыкина, Ипатьева.

Размеренная жизнь закончилась с большевиками. Первая реформа не заставила себя ждать и сводилась к тому, чтобы академия в едином экстазе слилась с Коммунистической академией. Член обеих академий Бухарин красноречиво убеждал Ленина. Горький, хотя университетов не кончал, за голову схватился. Ленин сказал Бухарину, чтобы тот не озорничал, и приказал каждому из настоящих академиков выдать по вязанке дров. Была еще идея у Сталина в критические годы атомного проекта поставить во главе академии пламенного прокурора Вышинского, но академики воспротивились, и тиран их уважил. В 1963 году на пленуме ЦК КПСС Хрущев стучал кулаком: "У нас достаточно партии и Центрального комитета, и, если Академия наук будет вмешиваться, мы разгоним к чертовой матери Академию наук, потому что Академия наук нам не нужна, это нужно было для буржуазного русского государства". Через год на пенсию отправился сам Хрущев — ему в вину среди прочего были поставлены и отношения с учеными.

— Не могу себе представить, что все это происходит в XXI веке,— потухшим и тихим голосом сказал мне в своем кабинете президент РАН Владимир Фортов.— Во всем мире авторитет науки растет, она пользуется уважением и поддержкой властей. Везде академии наук укрепляются и определяют развитие общества, а у нас расцветает мракобесие и чиновничий произвол. Полный абсурд, и я как ученый не вижу намека на то, каким образом конфискация имущества у академии и подчинение академиков чиновникам помогут научной работе. Никому неведомый клерк вызвал на ковер директора Института океанологии и допытывался, почему учреждение расположено в Москве, если в Москве нет океанов. "Значит, не можете ответить на вопрос",— угрожающе закончил беседу клерк...

Итак, отныне директора институтов назначаются чиновниками, даже звание академика должно быть одобрено столоначальником. Имущество академии переходит в ведение новой бюрократической структуры. Академия превращается в экспертный совет без реальных возможностей. Впрочем, если академии отведена экспертная роль, то первый же вердикт экспертов брошен псу под хвост. В Академии наук традиционно мнений больше, чем академиков. Но сегодня академия — это царство единомышленников: реформа — крах и край.

Президент Фортов прав: самое непонятное в реформе состоит в том, что совершенно скрыт смысл преобразований. Академия наук работает, спору нет, не слишком плодотворно, но почему задуманные меры приведут к тому, что она станет работать лучше? РАН имеет бюджет, как один Гарвард. Требовать у нищей науки высокий индекс цитируемости можно только на пределе цинизма и лицемерия. РАН с сотнями крупных институтов финансируется наравне с двумя проектами, рожденными бюрократической фантазией,— Сколково и Роснано. Теперь эффективные менеджеры собираются вдохнуть новую жизнь в Академию наук. И о себе не забудут. После того как чиновникам запретили иметь собственность за рубежом, имущество Академии наук, не тронутое со времен СССР, стало самым лакомым куском.

По старой русской традиции имущества лишают либо тех, кого ссылают в Сибирь, либо "неадекватных". Поскольку академиков пока на этап не отправляют, можно предположить, что они проходят по другой категории. В принципе, основания имеются. Если главная функция науки — прогноз, то реформу академики дружно проворонили, их вокруг пальца обвели.

Хотя, кажется, был академик, который знал о реформе, но помалкивал. Это бывший президент Академии наук Юрий Осипов, которому близость к власти, так теперь смело полагают его многолетние соратники, была дороже, чем академическое братство. Но опять же, надо винить себя, что такого президента поддерживали дольше, чем Брежнев страной правил. Мне-то академик Осипов, когда разгорелся скандал, с болью говорил, что сколько мог отговаривал "руководство" от рокового для академии решения. Не исключено, что власть решила пощадить старого президента и вывалила под удар нового президента РАН Фортова. Расчет простой: хочешь в лодке остаться — соглашайся.

В кабинете Владимира Фортова, который является заядлым яхтсменом, мореходом и рыболовом, на видном месте большая фотография. Президент РАН в полный рост с исполинской меч-рыбой. С царь-рыбой президента РАН ничей улов не сравнится. Но это его единственное и последнее утешение.

 

©РАН 2019