Академическое молодо-зелено

03.09.2014



АКАДЕМИЧЕСКОЕ МОЛОДО-ЗЕЛЕНО

Ограничивать надо не возраст директоров институтов, а количество сроков на этой должности

По информации «НГ», в следующий вторник, 9 сентября, состоится расширенное заседание Президиума Российской академии наук. Предполагается, что на этом заседании с докладом выступит академик, председатель комитета Госдумы РФ по науке и наукоемким технологиям Валерий Черешнев. Тема – планируемые поправки в Трудовой кодекс, устанавливающие возрастную планку в 65 лет для директоров академических институтов и их заместителей. В кругах, близких к Президиуму РАН, предстоящее выступление Черешнева оценивают просто как акт самооправдания – мол, сделал все, что мог, чтобы не допустить, но, увы… Так оно и есть скорее всего на самом деле. Действительно, трудно заподозрить академика Черешнева в нелояльности к РАН. Кстати, и самому Черешневу в октябре исполнится 70 лет. Но ситуация от этого не становится менее абсурдной.

То, что отечественная наука в целом и академическая в частности стареет, что из нее вымываются самые продуктивные в научном плане возрастные когорты – 25–40 лет – это уже реальность, данная нам не только в ощущениях, но и в фактах демографических и социологических исследований. Даже с трибуны Общего собрания РАН не раз звучали призывы к введению возрастных ограничений на занятие административных должностей в академии. Например, из уст нобелевского лауреата Виталия Гинзбурга. Но вызваны были эти призывы не столько стремлением ввести возрастные ограничения как таковые, а желанием ограничить двумя-тремя сроками пребывание на руководящих должностях в академии. Что вполне разумно.

Однако вводимый сегодня фактически запрет на профессию по возрасту, а не по числу сроков в директорском кресле, для академической науки грозит окончательной дезинтеграцией и распадом. Как раз из-за демографического провала в наиболее активных возрастных группах ученых. Про то, что одномоментно РАН может лишиться почти всех носителей научного и управленческого опыта, говорить не будем. Это банально. Но у этой проблемы есть и естественно-научный, строго измеряемый аспект.

Еще в середине 2007 года стали известны результаты исследовательской работы, которую выполнили отечественные демографы Евгений Андреев и Дмитрий Жданов. Кстати, исследование это они провели, будучи сотрудниками Института демографических исследований им. Макса Планка (Росток, ФРГ). Оказалось, российские академики-мужчины живут в среднем на 13 лет дольше рядовых россиян мужского пола. Мало того, продолжительность жизни академической элиты на 2–3 года выше, чем всех мужчин с высшим образованием в России.

И это не только наш, российский, эффект. Согласно проведенному в США в середине 1990-х обследованию, ученые живут несколько дольше, чем люди других профессий. Из группы в 1528 детей, наблюдаемой с 1922 года, часть стала в дальнейшем учеными. Оказалось, что до возраста в 70 лет дожили 72% ученых и лишь 67% людей других специальностей.

Что же теперь делать, если работа мозгами оказывает такой выраженный терапевтический эффект! Извините за тавтологию, но разумно было бы использовать этот ресурс на полную катушку. Так нет же, молодые руководители, советники и эксперты властных и государственных структур не придумали ничего лучшего, как ввести совершенно противное природе и оторванное от реальности возрастное ограничение.

Повторим еще раз: дело не в возрасте как таковом, а в количестве сроков на должности руководителя того или иного академического учреждения. На эту тему есть хороший исторический пример. В 1890 году профессора Дмитрия Ивановича Менделеева фактически вынудили уйти из Санкт-Петербургского императорского университета: исполнилось 25 лет его преподавательской деятельности, и по тогдашней традиции ему следовало подавать в отставку. Менделееву было на тот момент 56 лет. В общем, старик по всем параметрам.

Независимая газета

©РАН 2020