Научная «волна-убийца» Андрея Фурсенко

27.07.2017



№ 29(571) от 27.07.2017 [«Аргументы Недели», Александр Чуйков ]

(jpg, 6 Kб)

В Мировом океане иногда возникают загадочные 30-метровые «волны-убийцы». Всей своей невообразимой мощью они обрушиваются на суда, находящиеся рядом. Учёные примерно представляют совокупность факторов, которыми вызываются эти волны. Но предсказать их появление пока не могут. В 2013 г. на российскую фундаментальную науку обрушилась такая чиновничья «волна-убийца». А затем ещё одна и ещё. РАН кричит SOS, но «факторы», напустившие волну, лишь довольно улыбаются: «Всё идёт по плану»…
Почему конкретные российские чиновники так ненавидят учёных? Кто через несколько лет будет читать зарубежные научные журналы и давать рекомендации руководству страны и ОПК? Об этом и многом другом «АН» спросили одного из самых цитируемых учёных в мире российского физика, академика РАН

Выборы, выборы…

– Владимир Евгеньевич, раньше академики выбирали себе президента из нескольких кандидатов. Затем его утверждал председатель правительства. Какова будет эта конструкция сейчас?

– По новому закону, принятому на днях с подачи «Единой России», сейчас академики выдвигают претендентов на пост президента РАН. Затем эти кандидатуры проходят некое непонятное согласование в правительстве. Из согласованных кандидатов учёные выбирают себе руководителя, которого должен утвердить или не утвердить президент страны. В последнем случае выборы считаются несостоявшимися. Это может продолжаться до бесконечности.

– Смущает формулировка «согласование в правительстве». Известно, кто именно и по каким критериям будет это согласование проводить?

– Конечно, нет. Критериев может быть множество: начиная с возраста и заканчивая – «что-то мне его лицо не нравится». Они могут меняться в зависимости от лояльности, «серости» или «яркости» кандидата, как было, например, во время недавних выборов директора в Институте океанологии. Есть такая древняя притча. Один тиран спросил другого: «Как управлять людьми?» Тот в ответ вывел его на пшеничное поле: «Видишь, одни колосья выше выросли, чем другие? Срезай их вровень, и всё будет хорошо». Я боюсь, что выбросят самых ярких кандидатов. Чиновникам легче управлять «классово близкими» учёными среднего уровня.

Также не оговорены и сроки согласования. Правительство у нас работает «быстро» и не исключаю того, что к 25 сентября согласования не будет. А значит, выборы президента РАН вновь не состоятся. Хаос продолжится. И.о. президента останется привычный для начальства Валерий Козлов. Возможно, что согласованный список объявят за неделю до выборов. Это породит непредсказуемые последствия.
 

И звезда с звездою говорит
 

– Может быть, проще было бы, чтобы президент назначал президента своим указом? И всё – вопрос закрыт. С Путиным не поспоришь.

– Технически было бы проще. Но… Сегодня во всём цивилизованном мире только Лукашенко назначает себе главного учёного страны. В недавнем прошлом так делал Муссолини. И сравнения с этими двумя деятелями были бы неизбежны. Вряд ли Путин (или его окружение) хочет, чтобы его сравнивали с батькой или дуче. Вот и изобрели такой странный, но с видимостью демократического процесса симулякр.

Я считаю, что есть определённые люди во власти с неуёмным, но страстным желанием всем управлять. В науке – это Андрей Фурсенко. Он, конечно, не делился со мной своими планами, но предполагаю, что желает провести своего человека – Владислава Панченко. В противном случае – сорвать выборы. Тогда ситуация неопределённости сохранится, а в ней он чувствует себя комфортно.

– Фурсенко выгодно то, что сейчас творится в РАН?

– Он очень не хотел, чтобы в марте был переизбран Владимир Фортов, и срыв прошлых выборов, по моему мнению, им и организован. Фурсенко это было выгодно.

– Материально выгодно?

– Не думаю. Человеком движут страсти. И бывший министр, а ныне советник президента – не исключение. В желании Фурсенко разгромить академию есть какой-то «эдипов комплекс». Такие же страсти движут и главным «конвергентом» Михаилом Ковальчуком, которого несколько раз прокатывали на выборах на звание академика.
 

Российские сенаторы и американское оружие
 

– Превратилась ли академия в обычный клуб учёных, которые ничего не определяют и ни на что не влияют?

– В какой-то степени превратилась именно в клуб, в котором что-то обсуждают, но от которого ничего не зависит. Весь бюджет Президиума РАН – 4 миллиарда рублей в год. Половина из них идёт на исследовательские программы, остальные – на содержание аппарата Президиума. Научные институты у РАН отобрали, задачу им поставить невозможно. Даже зарплату директорам – причём строго индивидуально – устанавливает ФАНО. Видимо, по степени лояльности…

И я совершенно не понимаю, зачем этот хаос в науке нужен Владимиру Путину?! Сколько он ещё процарствует? И кем останется в истории – правителем, который разрушил академию, просуществовавшую почти 300 лет?

- Была такая идея, что РАН станет действительно авторитетным экспертным советом, который определяет технологическое и экономическое развитие страны. Не сбылось?

– Её благополучно забыли. И это привело к тому, что сенатор Екатерина Лахова с трибуны Совета Федераций заявила, что в проблемах нынешнего плохого российского лета виновата Америка, которая применяет против нас климатическое оружие! Мысль пошла в народ. Обратились в РАН, мол, что за чудо-оружие такое? В академии ответили, что это чушь абсолютная. Может, мадам Лаховой стоило бы к нам обратиться, прежде чем с официальной трибуны произносить подобное?

Так что насчёт «авторитетного экспертного совета», который проводит предварительные экспертизы слов и дел власть имущих, я бы говорить не стал. Плевать им на все экспертизы.

– Кто ставит задачи?

– Наукой сейчас правят финансисты. Задачи для неё определяют они же. Что главное для финансиста? Прибыль. Поэтому они не будут ставить задачи, например, по предсказанию изменений климата или изучению мозга человека. Или по исследованию ранней стадии образования Вселенной. Хотя во всём мире в это сейчас вкладывают миллиарды. И человечество пока не может даже предположить, к каким результатам эти исследования приведут. И отстать в этой области – значит отстать навсегда от мировых лидеров, оказаться на обочине…
 

Острова в океане
 

– Среди академиков даже бродит такая версия: мол, ради этого всё и затевалось. Но оставим конспирологию. На ваш взгляд, какие важнейшие вызовы для человечества в течение ближайших хотя бы 50 лет?

– Выжить. Начать наконец-то решать экологические проблемы, созданные самим человеком. Например, по Атлантическому океану сейчас плавают целые острова из пластмассовых отбросов. Никто не знает, что с ними делать и как они влияют на океан. Второе – изменение климата. В социальном плане – всё возрастающий разрыв между небольшой кучкой очень богатых людей и миллиардами бедняков. Как это отразится на человечестве – тоже нет ответа.

Проблем множество. И для их решения и нужна фундаментальная наука. А наши финансисты проводят политику: денег не дадим, а свою голову от грядущих проблем в песок спрячем.

– Кстати, вас и некоторых других учёных из «Клуба 1 июля» обвиняют в том, что вы критикуете реформу РАН по западному образцу, а сами работаете (преподаёте, толкаете чужую науку) за пределами Отчизны. В чём разница работы у нас и там? Как живётся физику Захарову с индексом Хирша 76 и медалью Дирака?

– Меня в Университет штата Аризона выгнали лихие 90-е годы минувшего века. Тогда буквально в один день я, академик, превратился из уважаемого человека в изгоя. Наука никому стала не нужна. Сейчас я половину своего времени провожу в России и большую часть работ я публикую в соавторстве с нашими учёными. Вся моя лаборатория волновых процессов здесь, в Новосибирске и в Москве.

Работа там даёт возможность существовать и работать здесь. Тем более что большую часть мегагрантов, которые мы выигрываем, можно отдавать на своих учёных. У меня уже два ярких кандидата наук защитились, и я дал им возможность купить хорошие квартиры в Академгородке. И три доктора наук на подходе. Но это всё за гранты. Кончится грант – не знаю, что будет с моей лабораторией. В США тоже есть гранты, они составляют малую часть финансирования учёного. А на моей Родине придумали такую систему, что учёный живёт от гранта к гранту. А если вдруг не выиграет новый – вся предыдущая работа насмарку. Нельзя полноценно работать, не имея перспективы.
 

Взял грант –отдай зарплату
 

– Надо, кстати, отдать должное работоспособности ФАНО. Они сумели в относительно короткий срок решить множество организационных проблем, в частности, поставить в Госреестр недвижимость, здания научных учреждений. Возникла мысль – теперь перевести ФАНО в качестве ХОЗУ обратно в РАН. Как считаете – правильно?

– Это главное условие возрождения фундаментальной науки. И главное наше – «Клуба 1 июля» – требование к президенту Путину. Ведь так всегда и было. ХОЗУ подчинялось правительству, но входило в состав академии. Стабильное равновесие. Тогда не будет таких идиотских идей, которые иногда озвучиваются. Например, срезать учёному зарплату, так как он получил грант. От глупости или безделья возникают такие мысли.

– И о финансировании, о больном самом. ФАНО дали 74, 6 миллиарда, РНФ – 17, 8 миллиарда. Президиуму РАН – 4 миллиарда. «Курчатник» один огрёб 13, 5 миллиарда. Учёных переводят на половину и четверть ставки. Сокращение научных работников с 2013 года достигло 27 тысяч человек. Куда пойдут уволенные учёные? В дворники, как в 1990-е?

– Те, у кого есть имя и талант, просто уедут. Наши ребята уже работают даже в Новой Зеландии, Малайзии, не говоря уже о Китае, США, Европе. И тут назревает огромная проблема. В мире издаются тысячи научных журналов. Осталось ли у нас достаточное количество учёных, которые могут анализировать, определять грядущие «точки прорыва»? Очень скоро большую часть этих журналов будет просто некому даже читать. Это страшно с точки зрения национальной безопасности. Мы не сможем отследить, например, идею, на которой будут базироваться идеи оружия нового поколения, которое сделает бессмысленным все традиционные виды вооружений. Условно говоря, они изобретут автомат, а мы останемся с очень хорошим, но арбалетом.

Ещё пример. Теория чисел всегда была абсолютно абстрактной наукой. Чистая, неприменимая к обычной жизни математика. А сегодня вся кодировка, квантовые компьютеры основаны на теории чисел.

Стране, как и каждому конкретному человеку, нужно, чтобы его уважали окружающие. СССР боялись, ненавидели, но уважали именно из-за большого вклада в мировую фундаментальную науку. Будут ли уважать страну, которая собственными руками уничтожает предмет для уважения?!

– Владимир Евгеньевич, представим, что вы готовите для президента страны указ по спасению российской фундаментальной науки. Что бы вы написали?

– Первое – осознать, что наука необходима для безопасности страны. Причём вся наука, без деления на главные и второстепенные направления. Второе – преодолеть недоверие к мнению учёных. Третье – вернуть институты и ХОЗУ (ФАНО) в академию. Четвёртое: увеличить финансирование, чтобы разумные майские указы 2012 года по увеличению зарплат научным работникам исполнялись не через увольнение «лишних» учёных. Но у меня мало надежды, что это будет услышано…

 

Источник: «Аргументы Недели» 25.07.2017

©РАН 2017