Устав того, чего не знаю

26.03.2014

-

УСТАВ ТОГО, НЕ ЗНАЮ ЧЕГО
Завтра в Москве, в 10 часов утра, начнет работу однодневное Общее собрание Российской академии наук. А сегодня пройдут общие собрания отделений РАН и региональных отделений РАН. Задача-минимум (она же максимум) высшего органа управления РАН – принять новый главный документ, по которому будет жить и, надеемся, работать Академия наук, – Устав РАН. На этом фоне даже традиционно болезненный для академического сообщества вопрос повестки дня: «Принятие рекомендаций об объеме средств, предусматриваемых в федеральном бюджете на 2015 год на финансирование фундаментальных и поисковых научных исследований» – отходит на второй план.
Караул! Устав!
Главный пункт повестки дня очевиден и неотвратим: «Об Уставе Российской академии наук». Доклад делает и.о. председателя комиссии по уставу Российской академии наук, академик Валерий Козлов. Но тут есть один процедурный нюанс. Предварительно президент РАН Владимир Фортов должен представить проект устава. Дело в том, что лишь Фортов (президент) и два вице-президента (от Российской академии медицинских наук и Российской академии сельскохозяйственных наук) на момент начала Общего (объединительного) собрания законны. Эти функции им на три года предоставлены законом.
Весьма вероятно, что новый Устав РАН академики примут. Дело в том, что до 1 апреля, согласно вступившему в силу 30 сентября прошлого года Федеральному закону «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук…» (ФЗ-253), академия должна провести Общее собрание, на котором принимается новый устав. Если этого не произойдет…
Один из участников завтрашнего Общего собрания, попросивший не называть его имени, заявил накануне в беседе с корреспондентом «НГ», что «Общее собрание 27 марта не менее судьбоносно для Академии наук, чем пресловутый ФЗ-253. Нет уверенности, что все члены РАН это понимают. Понятие «ликвидация», ясно указывающее на цели реформы, из текста ФЗ-253 изъято, но не из голов ее авторов».
Действительно, тут возможны три сценария. Условно их можно назвать так.
«Самоубийство или эвтаназия». Устав может быть не принят:
– потому что не договорятся по процедуре принятия устава;
– из-за неудовлетворенности тех, чьи поправки и предложения приняты не были (а таких много);
– из-за противоречий по особенно острым вопросам (например, вопрос о ликвидации института членов-корреспондентов).
В этом случае учредитель (правительство РФ, а практически Министерство образования и науки РФ) сам пишет устав для РАН. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для РАН.
«Мягкий способ нейтрализации». Правительство просто не утверждает устав (предыдущий Устав РАН не утверждался правительством несколько лет).
«Жесткий способ нейтрализации». Правительство не утверждает Устав и пишет свой как учредитель.
В любом случае завтрашнее решение Общего собрания РАН, каким бы оно ни было, вряд ли будет легким. Тому есть и внутрикорпоративные причины.
Во-первых, слишком много совершенно разнонаправленных и разновеликих интересов должен уравновесить этот документ. Не случайно объем нового Устава РАН – около 50 страниц! Даже внутри него наверняка найдутся внутренние противоречия. В одном из академических институтов люди, видевшие еще работу над проектом устава, делились со мной своим удивлением: «Да кто будет это читать в таком объеме! Тем более как это можно неформально, полноценно обсудить и принять за один день…». Между тем замечания в устав продолжали поступать (от ведомств) и учитывались до понедельника, 24 марта.
Во-вторых, всех, конечно, интересует, как в новом уставе будет решен вопрос о статусе новых членов и членов-корреспондентов из присоединяемых к РАН Российской академии сельскохозяйственных наук и Российской академии медицинских наук. В Сети уже появилось открытое письмо членов-корреспондентов РАН, в котором они выступают категорически против автоматического наделения новых членов-корреспондентов статусом академиков. С этим предложением, по сообщениям СМИ, выступил академик Евгений Велихов. Пока в проекте устава предлагается, что называется, перевести и академиков, и членов-корреспондентов из РАСХН и РАМН в РАН без потери статуса.
В-третьих, вряд ли можно говорить о полноценном консенсусе даже после принятия устава. Очень показательно в этом отношении заявление постоянно действующего оргкомитета Конференции научных работников РАН (первая подобная конференция проходила 29–30 августа 2013 года). Оно было распространено еще в начале февраля 2014 года. «…Последствия изменения схемы управления и финансирования науки вызывают серьезные опасения, в ближайшем будущем надо ждать существенных сокращений как сотрудников, так и институтов РАН, – говорится в этом обращении. – Стало окончательно ясно, что руководство Академии в нынешних условиях не в состоянии представлять интересы научного сообщества страны. Даже те небольшие возможности самоуправления, которые существовали в недалеком прошлом, сегодня исчезли. Институты Академии больше не имеют представительства в структуре управления наукой в стране. Первое после принятия закона Общее собрание Академии пройдет уже без участия представителей научных организаций, а в структурах ФАНО такие механизмы не предусмотрены изначально».
Держите себя в рамках
Что касается «существенных сокращений как сотрудников, так и институтов РАН» – этого пока нет. Глава Федерального агентства научных организаций – того самого ФАНО – Михаил Котюков специально заявлял недавно на встрече с молодыми учеными Новосибирского научного центра, что не ставит задачу сокращения числа научных сотрудников. Что касается финансирования фундаментальных исследований и поисковых работ, то оно будет проводиться за счет трех фондов – Российского научного фонда, Российского фонда фундаментальных исследований и Российского гуманитарного научного фонда, общий бюджет которых на три ближайших года составит примерно 100 млрд руб.
Впрочем, надо отдать должное оргкомитету Конференции научных работников РАН – в последовательности и целеустремленности ему не откажешь. Вчера, 25 марта, прошла вторая Конференция научных работников РАН. И обращение накануне ее было выдержано уже в несколько другой риторике. «Коллеги, хотим мы этого или нет, но реформа науки в России уже идет, и если она будет реализовываться исключительно бюрократическими средствами, то заниматься наукой в нашей стране скоро станет невозможно, – отмечается в обращении. – Нам представляется важным обсудить следующие вопросы:
Научные работники – институты – ФАНО – РАН – МОН (Министерство образования и науки РФ. – «НГ»). Какой будет эта система? Как она будет работать?


Оценка эффективности научных групп, лабораторий, организаций. Цели, процедуры, последствия?
Усиление грантового финансирования. Как и на каких принципах?
Поправки к закону о РАН. Какие?
Новый закон о науке. Что в нем должно быть и чего быть не должно?
Задача нашей конференции – продемонстрировать, что научное сообщество в России существует и важно, чтобы это видели общество и государство. Мы должны во всеуслышание заявить о себе и получить право на участие в процессах реформирования науки».
Вы сами, уважаемые читатели, можете сравнить повестки дня двух академических собраний.
ФЗ его знает!
Наконец еще один важный момент. Созданный в стратегических муках новый Устав РАН обязан «вписываться» в рамки, определенные ему Федеральным законом «О Российской академии наук…». Вот они, эти рамки.
«Устав Российской академии наук должен содержать сведения:
1) о предмете и целях деятельности Российской академии наук;
2) о порядке принятия Устава Российской академии наук и порядке внесения в него изменений;
3) о структуре, о порядке формирования, о компетенции органов управления Российской академии наук, в том числе по вопросам, составляющим исключительную компетенцию Общего собрания членов Российской академии наук, а также о порядке принятия решений органами управления Российской академии наук;
4) о порядке и об условиях избрания членов Российской академии наук и иностранных членов Российской академии наук, их правах и обязанностях;
5) о структуре Российской академии наук, в том числе о региональных отделениях Российской академии наук, региональных научных центрах Российской академии наук и представительствах Российской академии наук;
6) об условиях и о порядке предоставления Российской академией наук научно-консультативных услуг государственным органам и организациям, о порядке осуществления ею экспертных функций;
7) о порядке предоставления информации о деятельности Российской академии наук членам Российской академии наук и другим заинтересованным лицам;
8) иные сведения, предусмотренные настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами».
В опубликованном проекте Устава РАН пока можно отметить несколько важнейших положений.
«На территории Российской Федерации Российская академия наук является правопреемницей Академии наук СССР.
Российская академия наук является правопреемницей Российской академии медицинских наук, Российской академии сельскохозяйственных наук»;
«Российская академия наук является высшим научным учреждением Российской Федерации, осуществляет свою деятельность в целях обеспечения преемственности и координации фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований, проводимых по важнейшим направлениям естественных, технических, медицинских, сельскохозяйственных, общественных и гуманитарных наук, экспертного научного обеспечения деятельности органов государственной власти, научно-методического руководства научной и научно-технической деятельностью научных организаций и образовательных организаций высшего образования»;
«Учредителем и собственником имущества Российской академии наук является Российская Федерация.
Функции и полномочия учредителя и собственника федерального имущества Российской академии наук от имени Российской Федерации осуществляются правительством Российской Федерации». Это предусматривает в том числе, что правительство «формирует и утверждает государственное задание для Российской академии наук в соответствии с действующим законодательством и предусмотренными настоящим Уставом основными видами деятельности».
Вообще надо отметить, что в проекте устава реализуется принцип разделения «властей»: собственно РАН осуществляет научное руководство и координацию деятельности исследовательских институтов; Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) – орган, уполномоченный правительством, – обеспечивает материально-техническое и финансовое обеспечение деятельности институтов. Последние теперь принадлежат ФАНО. Но Академия наук при этом имеет право «направлять Федеральному агентству научных организаций Российской Федерации предложения для формирования программы развития научных организаций, подведомственных Федеральному агентству научных организаций Российской Федерации, государственных заданий на проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований научными организациями, созданными в форме бюджетных и автономных учреждений и подведомственными Федеральному агентству научных организаций Российской Федерации»…
Можно ли будет записать в устав положения помимо предложенных? Это главная коллизия завтрашнего Общего собрания РАН. Впрочем, это вопрос почти риторический. В любом случае «Устав Российской академии наук, внесение в него изменений… утверждаются правительством Российской Федерации». Согласно все тому же ФЗ-253. n

 А.Ваганов, НГ

©РАН 2017