Несколько мыслей о науке и не только

26.11.2018




27 ноября в один день исполняется 100 лет Национальной академии наук Украины и ее президенту, академику Борису Евгеньевичу Патону


Юрий Батурин

27 ноября 1918 года в Киеве состоялось первое Общее собрание Украинской академии наук, и с того дня ведется отсчет ее истории. В тот же день в семье инженера-мостостроителя и профессора Киевского политехнического института Евгения Оскаровича Патона и выпускницы Фребелевского женского педагогического института Натальи Викторовны Будде родился сын, которого назвали Борисом. Совпадение дат стало значимым символом много позже, но традиции, в которых воспитывался Борис, закономерно вывели его на академическую дорогу. В 1951 г. Б.Е. Патон был избран членом Академии наук УССР, а в 1962 г. — ее президентом. С этого времени любые обсуждения деятельности украинской Академии наук немыслимы без обращения к личности и мнению ее президента. Мне довелось неоднократно встречаться с Борисом Евгеньевичем, несколько раз я брал у него интервью. Предлагаю читателю на фоне отдельных фактов его биографии несколько мыслей этого мудрого человека, высказанных им в наших беседах.

Борис Евгеньевич очень много взял у своего отца, которого бесконечно, по-сыновьи любит. Евгений Оскарович первую половину своей жизни занимался мостостроением. Он возглавлял кафедру мостов, был автором множества оригинальных конструкций мостов. А потом организовал первую лабораторию сварки, на базе которой был создан Институт электросварки, который он и возглавил, а также кафедру сварки, ставшую факультетом Киевского политехнического института.

* * *

«Чему я научился у своего отца? Тому, что впереди должна быть работа и интерес к этой работе, а не интерес к набиванию своих карманов большими монетами. Во-вторых, человек должен любить свое дело и отдаваться ему».

* * *

«Евгений Оскарович приучил меня к тому, что надо работать.

И я до сих пор работаю, и с благодарностью вспоминаю своего отца, который, невзирая на то, что я его сын, не делал поблажек: «Давай, иди работай!» Так и должно быть».

* * *

«Постепенно привычка к труду становится смыслом жизни. И заполненность ее научной работой превращает этот смысл в счастье, которое даруется тебе. Мне такое большое счастье выпало, потому что большую часть жизни я работаю в академической среде, а для занятия большой наукой лучшего места в мире просто нет!»

* * *

Десять лет назад вышел толстый том биобиблиографии Б.Е. Патона. Уже тогда перечень его трудов занимал двести страниц! 3629 научных публикаций и патентов! Сейчас-то, конечно, за десять лет, наверное, до четырех тысяч список вырос. Первая публикация — в 1948 году, то есть 70 лет назад. Патенты в 30 странах!

Б.Е. Патон окончил Киевский политехнический институт в 1941 г. и защищал диплом 22 июня, в день начала войны. Почти сразу он начал работать в Институте электросварки, находившемся тогда на «Уралвагонзаводе» в Нижнем Тагиле. В годы войны Б.Е. Патон помимо основной работы в цехах «Уралвагонзавода» провел ряд важных исследований, таких как изучение статических свойств автоматов для сварки под флюсом. Бронекорпуса танков требовали огромного объема сварочных работ. Без автоматической сварки невозможно было бы выпустить такое огромное количество «тридцатьчетверок», которое было в годы войны произведено. Западные эксперты признали его лучшим средним танком Второй мировой войны. В 1945 году (!) Борис Евгеньевич защитил кандидатскую диссертацию «Анализ работы сварочных головок и способов их питания при сварке под флюсом».

В 1953 году, после кончины Е.О. Патона, директором института электросварки стал Б.Е. Патон. И до сих пор он действующий (и очень активно!) директор. При нем в 1958 году институт становится головным в СССР в сварке. Институт освоил контактную стыковую сварку магистральных нефтепроводов и рельсов, электрошлаковую сварку, сварку титана, в том числе для толстостенных конструкций, работающих в экстремальных условиях, сварку ракетно-космических изделий и сварку в открытом космосе, методы безаварийной эксплуатации и контроля качества ответственных сварных конструкций, в том числе блоков атомных электростанций, электронно-лучевые технологии для нанесения специальных защитных покрытий и нанопокрытий на порошки и при изготовлении медицинских препаратов и, наконец, сварку живых тканей человека!

* * *

«Мы развили и применили сварку, прежде всего, на земле, затем — под землей, ну, будем говорить, в водных просторах, под водой, в космосе эксперименты были... а теперь мы работаем уже над сваркой живых тканей, и все больше пациентов, прошедших через руки замечательных хирургов, которые освоили сварку живого. Таких хирургов насчитывается уже много, и в первую очередь в Украине, потому что эта сварка здесь зародилась».

* * *

После распада СССР именно академик Б.Е. Патон стал инициатором создания и сохранения общего научного пространства в рамках СНГ и даже его расширения. В 1993 году были подписаны учредительные документы Международной ассоциации академий наук (МААН). Вмае 1994 г. указом президента Украины ассоциация получила официальное признание со стороны государства и согласие на размещение штаб-квартиры МААН в Киеве. Сегодня МААН — международная неправительственная организация, созданная с целью объединения усилий академий наук в решении на многосторонней основе важнейших научных проблем, в сохранении исторически сложившихся и развитии новых творческих связей между учеными. Со дня основания и до марта 2018 года, на протяжении четверти века бессменным президентом МААН оставался Б.Е. Патон.

* * *

«Важно было начать противостоять центробежным силам и, найдя адекватную организационную форму сложившимся реалиям, общими усилиями содействовать созданию таких условий для сотрудничества ученых, которые позволили бы эффективно использовать совместный интеллектуальный потенциал как в национальных интересах, так и в интересах самой науки».

* * *

«Считаю, что науку мало и плохо слышат. И от этого — все негативные последствия, не только для науки».

* * *

«Я не сторонник оценки научных работников в количественных показателях — в долях, процентах. Понимаю, в России сейчас такие веяния. Но поверьте, на тысячу «эффективных» в численных значениях ученых всегда найдется хотя бы один — совершенно никакой в этом смысле, но навсегда оставивший свое имя в науке».

* * *

В 1962 году Б.Е. Патон был избран действительным членом Академии наук СССР по специальности «Металлургия и технология металлов». И в том же году ученые Академии наук Украинской ССР избрали его президентом своей Академии. С тех пор Б.Е. Патон бессменно возглавляет Академию наук. В соответствии с Уставом Академии каждые пять лет проводятся выборы президента, и Б.Е. Патон неизменно побеждал. Под его руководством была разработана новая структура Академии, созданы десятки институтов, появляются научные центры в регионах Украины, украинские ученые добиваются выдающихся результатов в отдельных направлениях математики, теоретической физики, физики твердого тела и низких температур, в радиофизике и астрономии, материаловедении, кибернетике и вычислительной технике, нейрофизиологии, молекулярной биологии, микробиологии и вирусологии, генной инженерии и ряде других областей знания.

Именно Б.Е. Патон ввел понятие «целенаправленные фундаментальные исследования», которые подразумевают, что если фундаментальные исследования завершаются на теоретической стадии разработкой теоретических проблем, которая неизвестно когда даст результат, то целенаправленные фундаментальные исследования, суть те, которые перерастают в прикладные исследования и разработку технологий, создавая условия для того, что теперь называется «инновационными проектами». В Национальной академии наук Украины именно это направление развивалось и продолжает развиваться.

* * *

«Я не устаю повторять, что Российская академия наук — самая мощная и самая действенная академия наук в мире, что бы там ни говорили те, кто пишет всякие рейтинги. Это действительно так. Но все-таки союзная академия была более мощная и более интересная, чем Российская академия наук. Мое искреннее мнение. Может быть, я не прав. И тем не менее я считал и считаю Российскую академию наук выдающейся организацией. Горжусь своей принадлежностью к ней».

* * *

«Мечтаю, чтобы Национальная академия наук Украины развивалась и процветала, но не хотелось, чтобы она коммерциализировалась непрерывно и постоянно. Академия должна быть доступна для коммерческих решений только там, где это оправданно и существуют пути и средства».

* * *

«Водовороты Истории, к сожалению, не всегда выносят нас в нужном нам направлении. Конечно, хорошо, когда такие вихри выбрасывают наверх талантливых исследователей. Но они же утягивают вниз людей, которые понимают науку, которые отвечают за нее и которым явно небезразлично то, чем занимается и должна заниматься наука. Таких людей остается все меньше. Побеждают далеко не всегда те, кто работает больше и лучше».

* * *

«Сейчас мы переживаем характерный для всего мира период усиления слоя бюрократии, в том числе и научной бюрократии. Так случилось, что в современной России все тенденции — и хорошие, и плохие — максимально усиливаются, иногда переходя за грань абсурда. Это надо пережить. Понимаю, трудно. Но все-таки нужно использовать громадный опыт, который накоплен в институтах, использовать многолетние академические традиции. В конце концов, в понятие «научная школа» входят и приемы сопротивления, и умение противостоять глупости. Ученый умнее бюрократа. Это и надо использовать и накопленный опыт. Он используется совершенно недостаточно».

* * *

«Нужно работать. И быть оптимистами, хотя это и трудно, и иногда кажется искусственным. Но помимо оптимизма необходима и вера в будущее науки. Без этого нельзя. И наука снова сможет делать все, что ей положено. По-моему, как-то недооценили люди то, что наука уже сделала».

* * *

«Старшее поколение в ряде случаев (я не хочу обобщать), безусловно, оказалось более могучим, чем сегодняшнее, в том числе и в академиях наук».

* * *

Будущее науки Б.Е. Патон совершенно справедливо связывает с молодежью. Наука всегда была преемственной, молодежь не поднималась в ней без ученых старших поколений. Он мечтает о том, чтобы наша молодежь могла учиться в таких университетах, которые были раньше. Университет был школой, и эта школа состояла из видных, образованных профессоров и преподавателей, которых сегодня не хватает.

* * *

«Молодежь — это все. Не будет молодежи — не будет научных школ, а научные школы — то, на чем держится наука».

* * *

«Когда начинаешь измерять время эпохами, тогда видишь Историю с большой буквы, взаимосвязи, нереализованные возможности и непредставимые достижения, причины побед и поражений, роль случайностей… Наука живет в турбулентном, штормовом времени, а ученым доводится оценивать чаще короткие волны развития, редко кому везет увидеть эпохи как длинные волны. Так что нас рано списывать на берег, мы много знаем и понимаем…»

* * *

Более полувека украинскую Академию наук ведет за собой ученый, столь преданный науке и столь великолепный ее организатор с глубоким пониманием роли науки в обществе, человек неиссякаемой энергии и работоспособности, обладающий фундаментальными знаниями и широчайшей эрудицией, способностью предвидеть перспективные тенденции развития науки и техники, с сильным характером и умением доводить начатое дело до успешного завершения.

«Новая газета» и ее читатели поздравляют академика Бориса Евгеньевича Патона и Национальную академию наук Украины со 100-летними юбилеями и желает им новых научных достижений и результатов мирового уровня!

 





Источник: Новая газета, 27 ноября 2018

Подразделы

Объявления

©РАН 2018