Ученые попытались осмыслить происходящее на Украине

24.06.2014

-


Южный научный центр Российской академии наук в разгар событий на Украине  выпустил в свет труд "Украина и Россия. Книга иллюстраций взаимоотношений и истории (обстоятельства, риски, тенденции)". Это первая попытка научного осмысления происходящего на Украине. Большой труд получил грант и одобрение одного из Управлений Президента России. О причинах украинского "майдана", о роли футбольных фанатов и дальнейших рисках для развития общества - обо всем этом наша беседа с автором издания председателем Южного научного центра Российской Академии наук Геннадием Матишовым.
О том, что ученые работают над этой книгой, я узнала месяца два назад. Пока договаривались с академиком о встрече, события на Украине развивались все стремительнее, и в какое-то время я решила, что фундаментальный труд не состоится, поскольку происходящее с ног на голову переворачивало все представления. Но вот - презентация книги состоялась.
Геннадий Матишов: Эта книга не устарела и не устареет. Потому что она об исторических корнях, это первая попытка научного осмысления происходящего на Украине. То, что происходит сейчас на Украине, складывалось веками. И, боюсь, веками, это придется раскручивать назад. За год не решить ситуацию. Единственное, что дает надежду, воевать фронтами мы не будем. Если в 1945 году мы встретились с американцами на Эльбе, то теперь - на Миус-фронте. Украинский Красный Луч - север этого фронта, а на юге - донской Самбек. Все в истории повторяется. Попытка рассмотреть происходящее через эту призму, надеюсь, даст возможность перейти на принципиально иной уровень анализа происходящего.
Как вы угадали актуальность украинской темы? Ведь книга задумывалась намного раньше?
Геннадий Матишов: Научное предвидение. Мы давно видели, что процесс заваривается. Наш институт получил задание сделать исследование в рамках программы президиума РАН о фундаментальных проблемах модернизации полиэтничного макрорегиона в условиях роста напряженности. Мы получили грант Российского научного фонда и поддержку Управления Президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. Получение такого заказа закономерно: до этого наш центр много лет занимался изучением социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России, выпустив шесть Атласов. В январе приступили к работе и действовали в очень сжатые сроки. В издаваемых нами атласах было очень много украинской тематики.
Неправы те, кто думает, что раскол Украины произошел неожиданно. Или начался с "майдана". Он случился намного раньше.
Когда же?
Геннадий Матишов: Он существовал всегда, и нам нужно понять процесс его развития и то, как минимизировать последствия того, что происходит. Но на наших глазах все зашло слишком далеко. На украинском политическом поле в лобовой атаке столкнулись геостратегические интересы России и западных стран. А Украина оказалась благодатной почвой для брожения негативных социальных процессов, которые в итоге привели к Евромайдану и разжиганию взаимной неприязни двух родственных народов. Украина всегда тяготела к самостийности.
В нашей истории ест события, которые  нам неприятны. Пример - Конотопская битва.  28 июня 1659 года под Конотопом был дан бой московскому войску, пришедшему понуждать Украину верности царю. Русские потерпели поражение. Этот факт здесь хорошо помнят.  И теперь, когда в России 23 февраля отмечают день российской армии,  на Украине президентом Ющенко в 2008 году был подписан указ о праздновании 350-летия победы гетмана Украины Ивана Выговского в Конотопской битве. Новая киевская власть в лице Яценюка приурочила празднование дня украинской армии к годовщине Конотопской битвы.
Все президенты Украины, начиная  с Кучмы, говорили, что надо объединить всех украинцев на территории Евразии. Все на это были заточены, еще до влияния американцев. Вот беда-то в чем. И это, конечно, было видно, и с каждым разом все  явственнее. Это тянется еще от Богдана Хмельницкого. Вспомните противостояние Петра Великого и гетмана Мазепы, запорожских казаков и Екатерины Великой. Украина всегда хотела самостийности.

Она же ее получила?
Геннадий Матишов: Формально да. А газ, видите, наш, и они от нас все равно зависят. Даже после обретения независимости территория Украины разделялась на три разных региона. Запад долгое время находился под сильным польским и австро-венгерским влиянием. Сейчас он наиболее целостный в идейном плане. Восток и юг остаются близкими России. А центральная Украина, Поднепровье всегда сохраняли нейтралитет.
И, конечно, в постсоветский период велико было влияние США.
Если вы помните национальный состав олигархов на Украине, то здесь также кроются корни конфликта - мы эту тему пока не затрагиваем. Американцы нажимали на олигархов в ходе "евромайдана": или свергайте Януковича, или поплатитесь своими деньгами. Это в итоге сработало. Ведь на Украине  количество олигархов на душу населения больше, чем в России. Большая часть депутатов Рады контролируется ими. По версии украинского "Форбс", суммарный капитал самых богатых украинцев - это 37,5 процента ВВП страны. Беда Януковича в том, что одно время он балансировал, не влезал в интересы олигархов,  а когда стал присматриваться к ним, они тут же его сдали.
Из этой ситуации нужно сделать выводы и в России, где также немало олигархов.
При подготовке книги вы изучали всю украинскую периодику. Почему там настолько сумели оболванить простой народ?
Геннадий Матишов: Западная Украина никогда и не была лояльной центральной власти. Это вызывало ответные жесткие меры. В истории было очень много искажений. Руководители СССР постоянно заигрывали или закрывали глаза на то, что происходило. Или отдавали куски территорий. И многое, что декларировалось, не выполнялось. Это все осталось в памяти и в крови. Американцы хорошо это изучили. И поняли, что нужно идеологически привлечь молодежь. Сейчас дети выросли с прозападными симпатиями. А дальше -  опираясь на Запад, они пошли на Восток. И захватили власть. В Верховной Раде - много националистов. Хотя очень важно сказать: среди отпетых националистов уроженцев Западной Украины примерно половина. Остальные националисты были воспитаны  в Донецке, в Днепропетровске. Тот же Дмитрий Ярош - из Днепропетровска. Настолько тут распространился национализм. Вся интеллигенция на Украине была опутана грантами из стран НАТО. Теперь нам надо много сил, времени и опытных людей, чтобы найти рычаги управления и снизить напряженность, помочь русскоязычному населению.
Немалую роль в насаждении "европейских ценностей" могли играть и иностранные консульства. Только в донецком регионе их насчитывалось девять - Австрии, Германии, Грузии, Нидерландов, Словакии, Франции, Хорватии, Чехии, Греции. Для сравнения, в Ростове-на-Дону их три-четыре. В итоге США и ЕС добились большого идеологического влияния на Украине. Россия - напротив, стала непопулярной, утратила позиции.
Что было самым трудным при работе над книгой?
Геннадий Матишов: Надо было написать объективно, но при этом не обострить отношений, не ухудшить и без того сложную обстановку. Это как операция на живом теле. Трудная, тяжелая тема. Это наши братья, братская страна - так, по крайней мере, нас учили в школе. Как написать так, чтобы никого не обидеть, но сказать правду? Мы не против украинцев, но патриотически настроены. Не хотели писать плохие слова.
Мы дотошно изучали все, что связано с этой проблемой. Изучили все, что печатали наши газеты, чем живут люди. Выезжали на Украину.  Последний раз был на Украине 29 января. Уже видно было, что руководители говорят одно, а происходит что-то совсем другое. Очень внимательно следил за западной прессой. Бывая за границей, всегда собираю и изучаю газеты. Любитель военной исторической книги. В Рейкъявике, Хельсинки, Берлине - обязательно бываю в книжных магазинах. Из них познаешь многое, чего у нас не знают.
В свое время, с 1922 по 1932 годы, Сталин насаждал украинизацию народа. На всех территориях, куда переселялись малороссы, заставляли говорить  по-украински - дошло до Воронежской области. Язык насаждали в школах и университетах. Газеты, вся документация - только на украинском. Но когда в 30-х годах начали создаваться антигосударственные объединения кубанцев с Украиной, вот тут и сказали "хватит".  Но корни тех явлений остались.  Мы об этом мало знаем.
Почему-то осталось в тени, на какие символы последние 20 лет ориентировались на Украине.
Геннадий Матишов: А ведь они стали полностью националистическими. По всей Украине стоит более 1200 памятников Тарасу Шевченко, больше в западных районах. В одном городе мы насчитали 26 памятников - даже Ленину в России столько не ставили. Еще десятки - по всему миру, там, где сильны украинские диаспоры.  Если Шевченко читать в оригинале, то самый ярый "антимоскаль" - это он. Просто советская власть все, что не вписывалось в идеологию, вымарала. Все было заменено, весь его национализм. Но в памяти у народа все осталось, и в книгах тоже.
На Украине с 1992 года установлено более 40 памятников Степану Бандере, здесь поклоняются националистам Роману Шухевичу,  Андрею Мельнику, Евгению Коновальцу - главе Организации украинских националистов, совершившей более 60 терактов. Весной 2014 года глава временного правительства Яценюк предложил отмечать День восстановления украинской государственности - в память о предпринятой Бандерой попытке создания независимой Украины в период немецкой оккупации. Вот какие там символы.
Почему Запад активно нас не любит и не поддерживает?
Геннадий Матишов: В мире знали оружие, какое можно использовать против нас. Символы национализма найдете в любой стране. Особенно там, где большие диаспоры.
Еще до Первой мировой войны в период царского самодержавия проходили массовые миграции украинского народа на Северный Кавказ, в Поволжье, Сибирь, а также в Аргентину,  Австралию. Самая большая диаспора образовалась в Канаде - несколько миллионов человек. Позже миллионы украинцев покидали страну во время сталинских депортаций и голода 1930-х. Кстати,  сейчас именно украинские диаспоры США и Канады - источник материальной помощи украинским радикальным националистам.
Самый поразительный нонсенс в этой войне - что брат идет на брата, киевские самолеты бомбят своих же, украинских детей. Откуда это?
Геннадий Матишов: Что такое вооруженные силы Украины сегодня? Во время власти Ющенко и Януковича произошло укомплектование офицерского и командного состава военно-морских и пограничных частей, спецслужб главным образом националистами с Западной Украины, многие из которых прошли стажировку в США.
Они помнят историю Волынского гвардейского полка. В полку вспыхнул бунт, солдаты отказались стрелять в народ, пошли против царя, и все закончилось кровавой резней революции. Помнят еврейские погромы. Это еще одна печальная страница российской истории. Я не буду специально останавливаться на "Правом секторе". Его трактуют по ТВ неправильно. Это не моноорганизация. Помимо боевиков "Правого сектора" существуют другие радикальные группы. Самая радикальная из них - ультрас. В середине января в России был принят закон в отношении наших футбольных фанатов, которые представляют собой не что иное, как организованные молодежные группировки. На майдане, когда нужен был удар по милиционерам, это делали ультрас. Не секрет, что все ФК на Украине  принадлежат олигархам. А роль олигархов вы уже знаете.
Когда в Чехии сказали: мы не согласны, с санкциями в отношении России - тут же на стадионе в Остраве произошел погром, устроенный футбольными фанатами. То же самое было в Турции, в Польше. Фанатское движение интернационально. Болельщики польского ФК "Лех" из Познани были замечены в акциях фанатов харьковского "Металлиста". И хотя сами заявляют, что вне политики, фанатские группировки выполняют функции передовых отрядов оппозиции. У подобных организованных извне акций - одни и те же заказчики и спонсоры. Одни и те же зачинщики и провокаторы.
Ультрас - хорошо организованная сила. К  сожалению, она есть и у нас. Сейчас ее законодательно запретили. Но надписи "зенитультрас" на заборе возле Ростсельмаша закрашивали на днях.
Какие опасности кроются в сегодняшних событиях для нас?
Геннадий Матишов: Как ни страшно это констатировать, но сторонников "майдана" в России очень много - и  не только среди украинцев. Нужно знать, откуда и чего ждать. При этом надо поддерживать наших братьев. У нас много союзников на Украине. Мы со многими связаны, например, научными узами.
Где, по-вашему, кроме Украины, возможен такой сценарий?
Геннадий Матишов: Во всех бывших республиках Советского Союза. В пятом томе "Атласа" мы рассказывали, что на севере Казахстана происходит то же,  что на Украине, только в меньшем масштабе.
С декабря прошлого года произошел раскол и в рядах историков Украины. Кто-то написал, что не будет приезжать в нашу страну из-за своих убеждений и понимания происходящего, кто-то пошел на баррикады. Опасно даже вести переписку. Так, почта одного из наших украинских коллег была вскрыта, им занялась СБУ. Но наши коллеги-ученые  также хотят правды. Ведь сейчас мы видим одни и те же события в полярной интерпретации, очень много вранья.
Без научного анализа прошлого и постоянно меняющихся обстоятельств настоящего невозможно строить серьезные программы государственного развития, принимать управленческие решения. В этом году исполнится сто лет с начала Первой мировой войны. И как никогда актуально звучат слова историка Барбары Такман: "Война - это претворение в жизнь ошибок в расчетах и прогнозах". Перерастет ли нынешний кризис в конфронтацию Запада и Востока или же Украину принесут в жертву во имя сохранения цивилизованных отношений с Россией? Вот над чем сегодня приходится задумываться и политикам, и историкам, да и вообще всем нам.

 

Опубликовано на сайте "Российской Газеты" 23 июня 2014 г. Лариса Ионова ( Ростов-на-Дону)

Подразделы

Объявления

©РАН 2020