Реформа РАН - отложенная катастрофа?

25.03.2014

-

Что говорят ученые накануне Конференции научных работников РАН
«Отложенная катастрофа», «неопределенность», «деморализация» научных сотрудников. Такие эпитеты в связи с начавшейся в стране реформой науки и Российской академии наук прозвучали в понедельник от членов Комиссии общественного контроля за реформой Академии наук. Накануне второй Конференции научных работников РАН, которая должна состояться 25 марта в Физическом институте им. Лебедева РАН, они высказали свое видение преобразований.
Конференция научных работников — это своеобразный рупор научных работников, или, как назвал ее один из членов комиссии Валерий Рубаков - «научного пролетариата», который высказывает свое отношение к проводимым сверху реформам.
За время, прошедшее с первой Конференции научных работников РАН (29-30 августа 2013 года), события развивались по самому пессимистичному сценарию. Несмотря на заявленный протест ученых — от академиков до младших научных сотрудников - закон о реформе РАН был принят лишь с небольшими поправками. По большому счету с научным сообществом считаться не стали, его голос не был услышан. Традиционной РАН с 300-летней историей теперь нет, она представляет собой триумвират из трех бывших академий — РАН, РАМН и РАСХН, но без институтов, - те принадлежат Федеральному агентству научных организаций (ФАНО). Бюрократизация управления, отсутствие четкого видения пути, по которому должна в дальнейшем двигаться реформа, снижение финансирования науки, - все это вызывает серьезные опасения у ученых. Вот для того они и решили собраться на очередную конференцию, чтобы их, наконец, услышали.
Какие изменения ощущают на себе научные работники от реформы? Чего ждать в дальнейшем? Эти вопросы «МК» задал академикам РАН Александру Кулешову, Валерию Рубакову и заместителю директора Института географии РАН Ольге Соломиной.
Александр Кулешов: «Ощущения такие, что ничего особенного не произошло. Если говорить о конкретных неприятностях, проблемах, которые мы ожидали, - их не случилось. Реформа, если можно так сказать, не произошла в катастрофической для нас форме. Но что будет дальше, пока не понятно.
Валерий Рубаков: «Основной вопрос текущего момента заключается в том, как вся эта система будет работать? Должна быть четкая схема взаимодействия между институтами, РАН, ФАНО и Минобрнауки. На конференции мы хотим заявить, что многотысячной армии ученых России это все не безразлично. Были голоса, попытки представить ситуацию так, будто свершилась реформа, которую давно ждали в научном мире. Должен сказать, что это передергивание — ученые по прежнему не поддерживают эту реформу, им многое непонятно, а потому они занимают сейчас, скорее оборонительную, защитную позицию.
Ольга Соломина: «Некоторые результаты есть и они негативные — это, прежде всего неопределенность. Сигналы, которые к нам поступают с разных сторон, очень противоречивые. Как будто нет договоренности и в высших сферах: как они видят развитие науки? Хотим ли мы ориентироваться на запад или на восток? Кто управляет нами, - теперь вообще не понятно. Сначала говорили, что ФАНО будет управлять только финансами, теперь выходит, что оно же будет формировать и нашу научную программу. Мы оказались слугой четырех господ? Единственное, что мы поняли: нас не слышат! Мы говорим, обращаемся на верх, но реакции нет, а если сигнал и доходит, то в крайне искаженной форме. Так что наша конференция — это попытка установить человеческий диалог, заявить о себе, заставить с нами считаться.
 
материал: Наталья Веденеева, МК

Подразделы

Объявления

©РАН 2017