Вице-президент Российской академии наук, председатель Комиссии по управлению имущественным комплексом РАН академик А.Д.Некипелов ответил на вопросы газеты «Ведомости»

31.03.2010

Ответы академика А.Д.Некипелова на вопросы газеты "Ведомости"

 

Вопрос 1

Сколько ежегодно выделяется средств из бюджета на закупку оборудования для нужд РАН? Сколько из них было потрачено?

Твердой ежегодно фиксированной суммы, выделяемой бюджетом на закупку оборудования, не существует, но средняя цифра за последние несколько лет составляет порядка 1,6 млрд. руб.

 

Вопрос 2

Закупка дорогих научных приборов в системе Академии наук осуществляется самой РАН, а затем оно передается институтам, для которых эти приборы предназначены. Чем вызвана такая сложная схема закупок? Почему руководство РАН не доверяет осуществлять покупку оборудования самим ученым, для которых предназначено это оборудование, прямо перечисляя деньги на счет тех институтов, где эти ученые работают?

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо дать соответствующие разъяснения, поскольку такая постановка вопроса в принципе не совсем верна и говорит о том, что задающий такой вопрос не совсем понимает, как происходит финансовое и валютное регулирование в нашей стране.
Во-первых, до настоящего времени РАН централизовано закупала импортное оборудование в счет выделенных средств по статье бюджетной классификации, которая предполагала приобретение только импортного оборудования и только по контрактам с зарубежными фирмами. Проверяя РАН в части исполнения Закона о бюджете на соответствующий год, Счетная палата исключительно внимательно (до рубля, до копейки) проверяет, как осуществлялась закупка научного оборудования: у российской организации или за рубежом по импортному контракту. Минфин и Счетная палата предупреждают Академию, что закупка аппаратуры у российской структуры будет означать нецелевое использование средств и нарушение соответствующей статьи бюджетного кодекса. Уральское отделение РАН ранее уже было наказано за такое нарушение замечанием в Акте Счетной Палаты и сокращением бюджетного финансирования на следующий после проверки год.
Проверка Счетной палатой выполнения этого условия приобретения импортного оборудования по импортному контракту осуществляется ежегодно во всех отделениях РАН, Сибирском, Уральском и Дальневосточном.
Должен обратить Ваше внимание на то, что РАН закупает по импорту не только дорогостоящее оборудование стоимостью, например, свыше 200 тыс. долл. и более, но и менее дорогое - стоимостью от 3 - 5 тыс. долл. и до 150 тыс. долл. и оно составляет значительную часть позиций централизованной закупки. Таким образом, нельзя говорить, что РАН закупает только дорогое оборудование. Она закупает все, что нужно институтам и на что есть решение о выделении средств. Мы называем его «высокотехнологичное оборудование», не имеющее аналогов российского производства.
Во-вторых, такая схема закупок ничуть не сложна, а наоборот, она упрощает жизнь нашим ученым, которые должны заниматься или наукой, или коммерческой деятельностью, каковой являются внешнеторговые операции.
Судя по характеру Ваших вопросов, Вы предлагаете, чтобы доктор наук, зная, что на счете его института в казначействе имеется сумма, например, в 2, 3 или 10 млн. руб., должен будет думать, как их перевести в банк и отконвертировать, по какому курсу и в какой день; какой внешнеторговый контракт заключить и на каких условиях; как подготовить паспорт импортной сделки, чтобы валюта была переведена за границу; насколько надежен партнер на той стороне границы; где его искать, если он не выполнил условия контракта и исчез; кто будет отвечать перед валютным контролем, если оборудование вообще не поступит и деньги пропадут. Мы не говорим уже о подготовке таможенных документов, а наша таможня и таможенное регулирование - это отдельная тема.
Можно задать ещё полтора - два десятка вопросов, которыми должен будет заниматься «абстрактный» ученый.
Настоящий ученый никогда не захочет заниматься тем, что сейчас перечислено. Это всегда считалось задачей снабженческой структуры.
Серьёзную внешнеторговую операцию нельзя сводить к элементарной покупке продуктов питания в рядовом магазине: зашёл и купил то, что тебе нужно. Международному бизнесу учат: за рубежом - в колледжах и университетах, в России - в Академии внешней торговли, МГИМО (существующих несколько десятилетий) и в ряде экономических вузов. И ни один научный работник, как бы он авторитетен не был в своей научной сфере, не сможет сравниться с опытными специалистами во внешнеторговых операциях, они часто даже не понимают элементарной разницы в условиях поставки (CIP, DDP, DDU и т.п.), возникающих при этом расходах и ответственности сторон.
В «Академинторге» работают специалисты с опытом работы во внешней торговле от 10 до 35 лет, с опытом работы за границей, окончившие ВАВТ, МГИМО, в т.ч., имеющие учёные степени в этой области.
Авторы вопросов искажают подход Академии к закупкам приборов: Академия не «не доверяет» институтам самим осуществлять «покупку», а Академия предотвращает возможные ошибки специалистов институтов, которые могут привести к неправильному выбору, потерям бюджетных средств, нарушениям действующего гражданского и бюджетного законодательства, защищает институты от расплодившихся рейдеров, которые ставят задачу выиграть конкурс или аукцион, а затем поставить оборудование или в урезанной комплектации и сомнительного качества, или вообще «неизвестно что». Федеральные законы способствуют развитию рыночных отношений, но они не обеспечивают жёсткой защиты госзаказчика от недобросовестных фирм или просто жуликов.
Руководство региональных отделений СО РАН, Уро РАН, ДВО РАН хорошо это знает, отбиваясь от случайных фирм и участвуя в арбитражных судах и более серьёзных разбирательствах. Сколько поставок было сорвано, сколько реализаций научных программ было перенесено - в отделениях хорошо знают. И решения о централизованной закупке научного оборудования принимались не единолично, а коллегиально, на заседаниях Президиумов отделений, членами которых часто являются и директора институтов, понимающие последствия неправильных решений.
Более того, «Академинторг» является единственной организацией, с низким комиссионным вознаграждением, которая реально возвращает Академии сэкономленные в процессе реализации поставок деньги, или, в соответствии с законом, закупает на них для институтов дополнительное оборудование.
Достаточно сказать, что в счёт тех средств, которые были получены от Академии в 2009г. для центральной части, было закуплено дополнительное оборудование на сумму свыше 225 млн. руб., для Уро РАН - свыше 30 млн. руб., возвращено СО РАН - свыше 75 млн. руб. Вряд ли найдётся какая-либо другая российская торговая фирма, которая будет делать подобное.

 

Вопрос 3

При централизованной закупке научного оборудования Академией наук в качестве посредника выступает ФГУП Академинторг (в большинстве случаев единственный участник торгов, с которым, согласно 94-ФЗ, заключался контракт по заявленной в лоте цене). Чем вызвана необходимость участия посредника, почему РАН не стремится закупать оборудование напрямую у производителей?

Институт торговых посредников (торговых компаний) существует сотни лет и продолжает играть огромную роль как в мировой экономике в целом, так и в экономике отдельных стран. Достаточно сказать, что только в Японии существует 10 - 11 тысяч торговых экспортно-импортных компаний. Крупнейшие универсальные торговые компании (посредники) «Мицуи», «Мицубиси», «Марубени», «Итотю» и «Сумитомо» имеют персонал в 4,5 — 5 тыс. человек и товарооборот в 60-100 млрд. долл. ежегодно, сравнимый с ВВП ряда государств. Вряд ли бы они существовали, если бы в них не было необходимости.
Часто говорят, что институты покупают оборудование непосредственно у производителей. То, что это совершенно не так, легко увидеть на сайте результатов торгов. Российский рынок научного оборудования для многих крупных его производителей не является определяющим, и они торгуют в нашей стране через своих российских или зарубежных дилеров, т.е. таких же посредников, которые лучше знают условия работы на нашем рынке, а именно: систему финансирования, клиентуру, местное законодательство, таможенное регулирование и много такого, что крупные компании просто не хотят знать. Достаточно сказать, что крупнейшие производители электронных микроскопов: японская "Jeol" и немецкая "Carl Zeiss" торгуют только через свои торговые компании-посредники, представляющие их интересы в России.
"Jeol" продает микроскопы через компании "Токио Боэки", и "Интерактив", "Carl Zeiss" - через "Оптек", Производитель хроматографов и спектрометров американская "Аджилент" работает только через "Интерлаб", а производитель масс-спектрометров немецкая "Фенниган" только через "МС-Аналитика". И таких примеров исключительно много.
По изложенным причинам неправильно говорить, что РАН не стремиться закупать оборудование напрямую у производителей. Это западные компании не стремятся работать с бюджетными организациями. Западные фирмы-производители предпочитают иметь или западный, или российский «буфер», чтобы застраховаться от всех рисков (финансовых, организационных, в т.ч. связанных с бизнес-некомпетентностью работников научных учреждений). В качестве примера можно привести Сибирский федеральный университет, который в 2008г. провел ряд конкурсов на несколько миллионов евро, и ему в том же году было поставлено высокотехнологичное оборудование, а он расплатился с рядом инофирм только через год в конце 2009г. В этом специфика некоторых наших учреждений - необязательность, и как следствие, ненадежность для серьезных иностранных партнеров.
Другой случай: срок изготовления научного оборудования более 1 года, а компания требует предоплату, часто более 30% стоимости оборудования. Кто сможет это сделать в условиях российского законодательства? Никто кроме посредника - западного или российского.
Такие посредники, как ФГУП «Академинторг» обязаны знать мировой рынок того или иного вида оборудования, рекомендовать заказчику надёжного его поставщика, с организацией хорошего сервиса, причем не декларированного, а фактического, обеспечивать наилучшие финансовые условия поставки, в т.ч. минимальные валютные риски, защищать его интересы в международных инстанциях и многое другое.

 

Вопрос 4

После заключения контракта на поставку оборудования с РАН. Академинторг затем закупает оборудование напрямую у фирм-производителей или с помощью дополнительных фирм-посредников, зарегистрированных за рубежом? Если в этой цепочке присутствуют дополнительные посредники, чем это вызвано? Кто контролирует прирост цены оборудования за счет участия в цепочке посреднических фирм? Известны ли Вам бенефициары посредников?

РАН знает стоимость подлежащего закупке научного оборудования и его общую сумму, которая финансируется, исходя из цен, которые проработали и получили сами институты и их ученые.
По существующему в РАН положению институты направляют свои заказы на приобретение конкретных видов научной аппаратуры в Приборную комиссию РАН, и это заказы не на какой-то абстрактный вид оборудования, а на его конкретную модель. Заказчик связывается с потенциальными поставщиками, проводит переговоры по цене, получает скидки и заявляет полученную цену в своем заказе. И так происходит практически по всем заказам институтов. Никто не только не лишает институт права участвовать в проработке своего заказа, но институт сам его готовит, поскольку никто не знает лучше, чем он, что ему нужно и на какую сумму. Интернет открыт для всех, и институты получают гамму различной технической информации, выбирая необходимую ему аппаратуру.
Первая часть ответа проясняет, как и кем формируются цены на импортное оборудование.
РАН заключает с победителем конкурса или аукциона Государственный контракт, и уже не задача РАН узнавать, с кем и какой контракт заключил контрактодержатель. Его задача поставить то, что было в технических условиях тендера, то есть в спецификации на тот или иной вид оборудования, нужного тому или иному ученому, должного качества, и уложиться в общую сумму госконтракта и в его сроки.
Такое положение существует не только в РАН, но и во всей стране. Федеральный закон 94ФЗ не регламентирует схему поставки оборудования контрактодержателем, а определяет порядок его закупки госзаказчиками.
По этой причине нет смысла разбираться сейчас с вопросами о дополнительных фирмах посредниках и причинах их появления. Существует много причин их использования, а которых говорилось раньше, и все это относится к таким понятиям, как бизнес-практика или мировая практика, и они не могут быть темой журналистского расследования. Если журналистов что-либо интересует, то, пожалуйста, обращайтесь в Академию внешней торговли, МГИМО, Высшую коммерческую школу при Минэкономразвития, Высшую школу экономики, и там ответят на вопросы о работе посредников, агентов, комиссионеров, поверенных. Многое о них изложено и в Гражданском кодексе.
Такого понятия как «бенефициары посредников» в коммерческой практике вообще не существует. Это, вероятно, детище «желтой» научной и околонаучной прессы.

Вопрос 5

Как соотносятся между собой среднемировые цены на научное оборудование и цены на то же самое оборудование, которое закупается РАН через Академинторг? Чем может определяться разница между этими ценами кроме расходов на таможенную очистку, транспортировку, дополнительную страховку?

Вопрос абсолютно понятный и ответ предельно прост: цены базового комплекта любого оборудования по госконтракту - среднемировые. Но есть и определенная специфика: помимо базового комплекта, например, электронного микроскопа, ЯМР-спектрометра, существует его дальнейшее укомплектование в зависимости от требований ученого или комплектация, стоимость которой может быть равна стоимости базового комплекта, а то и превышать его в 1,5-2 раза.
Например, просвечивающий электронный микроскоп японской фирмы "Jeol" часто комплектуется ССД-камерами (си-си-ди) стоимостью порядка 100 тыс. долл. Но ученым ИГЕМ РАН для своих дифрактометрических измерений нужна камера сверхвысоких чувствительности и разрешения стоимостью в 500 тыс. долл., а также ряд других энергодисперсионных приставок. В результате цена микроскопа вырастает за счет комплектации на 30-40%.
Или, как пример, секвенатор белков. Стоимость реагентов, необходимых ученым для проведения исследований, как правило, значительно превышает стоимость самого прибора.
Все эти примеры наглядное объяснение тех иллюзий «завышенных» цен на оборудование, о которых пишет уже упоминавшаяся пресса.
Это ответ на вопрос о разнице в ценах. Изложенное может подтвердить любой ученый, в т.ч. ИГЕМ РАН.

 

Вопрос 6

Кто принимает конечное решение о том, у какой фирмы-производителя покупать то или иное оборудование (т.е. составлять техзадание лота соответствующим образом, подгоняя его под параметры конкретного прибора)? Исходя из каких критериев принимается это решение? Всегда ли представители академических институтов, которые будут работать на закупаемом оборудовании, имеют право голоса при принятии данных решений?

Ответ на этот вопрос содержится в ответе на вопрос №4. Задававшим вопрос остается немного подумать.

 

Вопрос 7

Почему фирма «Брукер» пользуется в РАН преимуществом по сравнению со своими конкурентами, в частности, в области ЯМР-спектроскопии, несмотря на то, что последние предлагают сравнимое по качеству и более дешевое оборудование?

Фирма «Брукер» не пользуется в РАН никакими преимуществами по сравнению со своими конкурентами.
Фирма «Брукер» имеет одно, но исключительно важное для ученых, работающих на сверхсложной, чувствительной к любым изменениям, требующей постоянного внимания и сервиса аппаратуре преимущество перед другими компаниями, изготавливающими ЯМР-спектрометры - великолепно отлаженный сервис.
У «Брукера» в Центральной части России 30 сервисных специалистов, в Сибири -14. «Брукер» практически все (электронику и сверхпроводящий электромагнит) производит сам. Конкурент «Брукера» компанию «Вариан» в течение последних 10-15 лет представляют только два человека. «Вариан» производит только электронику, а электромагнит - английская компания. Переманенные с «Брукера» на «Вариан» два высококвалифицированных специалиста Голованов и Наумкин вернулись на «Брукер» в связи с полным отсутствием приборов и должной организации сервиса. Таким образом, «Вариан» просто не имеет отлаженной сервисной службы.
По качеству приборы обеих фирм сравнимы. И американцы, и немцы производят ЯМР-спекрометры близкого уровня качества. Но эта техника настолько сложна, что без постоянного внимания специалистов она не будет эффективно работать. И сервис в режиме on-line с американским офисом фирмы «Вариан» вряд ли устроит ученых. У «Брукера» ЯМР-спектрометры оперативно обслуживают российские специалисты.
Дешевый ли ЯМР у «Вариана» - вопрос, требующий проверки. Нельзя безапелляционно сказать, что он дешевле ЯМР «Брукера». По имеющейся информации один ЯМР «Вариана» за деньги «Норильского Никеля» был приобретен для Института нефтехимического синтеза РАН внешнеторговой организацией другого ведомства в 1,5 раза дороже, чем предлагал «Брукер». По имеющейся информации, его не могли запустить в течение 2 лет, и неизвестно, работает ли он сейчас.
В этой связи и при обсуждении вопроса «дорогой» или «дешёвый» вспоминается банальная поговорка о «бесплатном сыре» в мышеловке.
Любой ученый предпочтет дорогой работающий прибор дешёвому, но неработающему.
Действительно ЯМР спектрометров фирмы «Вариан» в Академии очень мало, но она от этого только выиграла. Все, что поставил «Брукер» в Академию, успешно работает многие годы. Создаются целые комплексы совместимых систем - ЯМР, ЭПР спектрометров, дифрактометров, ИК-Фурье спектрометров и т.д. В Казанском научном центре на базе Казанского физико-технологического института директор Института член-корреспондент РАН К.М.Салихов создает на основе подобных систем «Брукера» Центр “of exelence” мирового уровня.
Относительно инсинуаций околонаучной прессы в пользу «Вариан» с критикой «Брукера» свою позицию изложили ученые Казанского научного центра в коллективном письме президенту РАН академику Осипову Ю.С., подтвердив высокий технический и качественный уровень ЯМР-спектрометров фирмы «Брукер».

 

Вопрос 8

Приборная комиссия имеет отношение к формированию лотов? Кто оценивает их разумность и обоснованность? (Число наименований, детализированность и т.д.)

Да, имеет. Понятие разумности в данном случае вообще не подходит к организации закупки сложнейшего высокотехнологического научного оборудования на базе закона 94ФЗ. Это тема уже давно обсуждается в прессе и, насколько мы знаем, руководство страны также считает необходимым внести изменения в существующее законодательство.
В РАН существует весьма опытная группа по размещению заказов для государственных нужд, которая формирует лоты в соответствии с действующим законодательством и приказами Минэкономразвития, вносящими те или иные изменения в порядок формирования лотов. РАН действует строго в соответствии со всеми правилами регулирования госзакупок.

 

Вопрос 9

Как бы Вы охарактеризовали ситуацию с госзакупками для академических нужд в РФ в сравнении с другими странами? Как Вы оцениваете эффективность существующей схемы с участием Академинторга ?

Во-первых, в других странах нет такой Академии наук, да и нет таких масштабных нужд как в нашей стране.
Во-вторых, каждая страна имеет особенности своих инновационных систем, имеет свое, как принято сейчас называть, административное наследие в управлении инновационным процессом, в связи с этим, конечно, есть и специфика в госзакупках. Отсутствие достаточных средств на приобретение научного оборудования заставляет формировать комплексные программы научных исследований групп институтов и закупать, на первый взгляд, функционально и технологически несвязанное оборудование, которое, на самом деле, объединяется распределенными по институтам научными исследованиями.
Эффективность участия «Академинторга» в поставках РАН научного оборудования, несмотря на все злопыхательства в той же прессе, очень высокая.
Эта организация работает не на сиюминутной большой прибыли, а за малое 2% вознаграждение (которая та же пресса подчеркнула), но на больших объемах поставок. Она проверена уже двумя десятилетиями работы в этой сфере. В ней высокий уровень финансовой отчетности, (не вызывавший сомнений у Счетной палаты), отработанная система поставок научного оборудования, без потерь бюджетных средств, без провалов в поставках, в платежах, без долгов РАН, без «наездов» рейдеров, без арбитража и судебных разбирательств.
Как уже отмечалось ранее, в 2009 г. за счет сэкономленных средств для Центральной части РАН и Урала было закуплено дополнительное оборудование на сумму более 250 млн. руб. Окажись на месте «Академинторга» другая российская структура, эти деньги для РАН просто бы исчезли.
Такова эффективность работы с участием «Академинторга».

 

Вопрос 10

В какие сроки обычно поставляют закупленное оборудование? Сколько проходит времени с момента подачи заявки институтом до поставки оборудования в институт, в среднем?

Закупленное оборудование обычно поставляется в течение 3-4 месяцев более сложное - 6-8 месяцев, но иногда требуется 10-16 месяцев.
Время от подачи институтом заявки и до поставки ему оборудования зависит от бюджетного финансирования РАН в соответствующем году и от «аппетита» того или иного института. Заявки собираются отделениями РАН по научным направлениям, там же рассматриваются и передаются на согласование в Приборную комиссию. На период 2010 - 2012 гг. было подано заявок на сумму более 8 млрд. руб, а на 2010г. выделено только 1,5 млрд. руб. Поэтому Отделения и Приборная комиссия РАН тщательно рассматривают все заявки на соответствие проводимых тем или иным институтом исследований программам РАН и приоритетность этих программ. Как правило, институт получает крупное дорогостоящее оборудование в течение 1-2 лет.

 

Вопрос 11

На рынке есть другие участники, готовые обслуживать поставки для РАН, компания Экспертцентр. Чем обоснован тот факт, что Вы не пользуетесь их услугами?

РАН не возражает и не имеет права возражать против участия других российских фирм в поставках научного оборудования. Некоторые такие фирмы принимали участие в конкурсе, но проигрывали, предлагая или высокие цены, или не то оборудование.
Что касается компании «Экспертцентр», то в 2007г. она «прогремела» в прессе как недобросовестный поставщик учебного оборудования для Минобрнауки, заплатив многомиллионные штрафы. Возможно, что компания изменила за прошедшие 2 года качество своей деятельности, но нам это неизвестно.

 

Вопрос 12

На основании каких критериев приборная комиссия решает, удовлетворять или нет заявку от института?

На этот вопрос ответ был дан ранее (см. вопрос 10).

 

Вопрос 13

Для Уральского, Сибирского и Дальневосточного отделений существуют свои приборные комиссии. Как происходит взаимодействие между ними и центральной комиссией? Они подчиняются Вам?

Уральское, Сибирское и Дальневосточное отделение финансируются из бюджета отдельно, имеют свои Приборные комиссии, свои научные программы и Центральной части РАН в закупках оборудования не подчиняются. Но взаимодействие между Приборными комиссиями существует в части поставки научного оборудования институтам, выполняющим с институтами других отделений совместные Государственные научные программы.

 

Вопрос 14

Целью тендера является закупка необходимого оборудования по самой низкой цене из возможных. Как Вы прокомментируете тот факт, что, на деле оборудование закупается по ценам выше среднемировых в 1,5-2 раза с учетом таможенной очистки? Можно ли это считать эффективным расходом бюджетных денег?
Кто проверяет расходование средств на оборудование? Как оценивается эффективность расходования? Сравниваете ли Вы цены поставщиков с ценами его конкурентов?

Указанное в вопросе превышение закупочных цен в 1,5-2 раза мировых является выдумкой недобросовестных компаний, не сумевших участвовать в тендере или проигравших его. О системе закупок в РАН было ранее рассказано. Нет смысла обсуждать то, чего не может быть в принципе.
Расходование средств на приобретение оборудования определяется Приборной комиссией. Эффективность расходования оценивается по результатам выполнения научных Программ. Если поставщики-конкуренты принимают участие в конкурсе, то их цены, естественно, сравниваются.

 

Вопрос 15

Что подразумевается под «дорогими научными приборами», на покупку которых выделяются деньги из бюджета? Каков ценовой критерий?

Мы подразумеваем под дорогим научным оборудованием аппаратуру стоимостью свыше 200-300 тыс. долларов.

 

Вопрос 16

Академик Ренат Сагдеев считается главным лоббистом интересов фирмы Брукер в РАН. Чем обусловлена его преданность приборам этой фирмы?

Термин «лоббист» к академику Сагдееву абсолютно не применим. Возглавляемая им Приборная комиссия СО РАН приобретает в больших количествах аппаратуру конкурентов фирмы «Брукер». В его Международном томографическом центре действительно стоят несколько ЯМР-спектрометров фирмы «Брукер», которые отлично работают в течение многих лет. Но мы знаем ученых-приверженцев электронных микроскопов японской фирмы "Jeol", однако это не значит, что они лоббируют интересы этой фирмы.

Подразделы

Объявления

©РАН 2016