Вице-президент РАН В.В. Козлов о введенной постановлением правтельства системе оценки научных организаций

28.04.2009



Аршинный аргумент

ПОИСК, №18

Введена в действие очередная новация от Минобрнауки – система оценки эффективности работы исследовательских организаций. Научное сообщество с настороженностью отнеслось к этой идее еще на этапе дискуссий по проекту. Радикально настроенные противники предложенной методологии обвиняли ее адептов в очередной попытке развалить отечественную науку. Замечания по существу касались в основном способов проведения оценки и учета полученных результатов. Много вопросов вызывало, в частности, стремление разработчиков концепции  сделать процедуру универсальной, непомерно расширив число оценочных критериев. Представители научного сообщества предлагали испытать новую систему на отдельных секторах науки, прежде чем широко внедрять ее в практику. Однако до пилотного опробования дело не дошло. После обсуждения и согласования с заинтересованными структурами систему запустили недавно вышедшим постановлением Правительства РФ «Об оценке результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения».

Согласно этому документу, оценка НИИ будет проводиться по формальным показателям, учитывающим их научный потенциал, успехи в коммерциализации результатов, вовлеченность в национальное и мировое сообщество, кадровую, и ресурсную обеспеченность. По полученным баллам институты будут сравниваться внутри своих референтных групп, в которые войдут организации, «имеющие близкие цели и (или) осуществляющие деятельность в сходных условиях». Итогом этого сравнения станет выделение внутри каждого блока трех групп: лидеры отрасли (научного направления), стабильные структуры и, наконец, организации, утратившие научный профиль. Членов двух первых групп отвечающие за их работу федеральные органы исполнительной власти или государственные академии наук нацелят одних - на укрепление лидерства, других – на улучшение деятельности, третью группу ждет реорганизация или ликвидация. Сведения об итогах оценки будут направляться в Росстат и Рособрнадзор.

Мы попросили вице-президента РАН Валерия Козлова, курирующего направление по модернизации структуры Российской академии наук, рассказать о том, как в академии собираются реализовывать постановление правительства.

- Валерий Васильевич, насколько я знаю, в институтах к постановлению об оценке результативности научных организаций отнеслись с опаской. Несет ли этот документ угрозу учреждениям РАН?

- Вряд ли нам стоит бояться введения новой системы оценки. Тем более, что ее содержание не стало для академии неожиданностью. Мы участвовали в дискуссиях по проекту, защищали свою точку зрения и многие позиции смогли отстоять. Так, нам удалось добиться, чтобы оценку эффективности подведомственных институтов и вытекающие из нее организационные преобразования осуществляла сама Академия наук. Для этой работы госакадемии и ведомства должны сформировать специальные комиссии. В РАН она уже есть – это Комиссия по оценке эффективности деятельности научных организаций и совершенствованию структуры академии, председателем которой я являюсь. Непосредственной реализацией постановления правительства в рамках этой комиссии будет заниматься вице-президент РАН Сергей Михайлович Алдошин. 

-  В постановлении правительства говорится о том, что оценка каждого института должна проводиться раз в пять лет. Когда она будет осуществлена в первый раз?

- Из текста документа этого ясно не следует. Видимо, нам самим придется вносить предложения и согласовывать их с Минобрнауки. Пока могу сказать только про наши планы. Академия собирается начать работу по выполнению постановления уже в этом году, и к концу следующего мы надеемся получить полный срез по своим научным организациям, включая региональные отделения.

- Но это означает, что «аттестация» НИИ будет осуществляться задним числом. Показатели вводятся сегодня, а оценка на их основе, из которой последуют организационные выводы, будет проводиться по результатам работы в предыдущие годы...

- Я бы не стал драматизировать эту ситуацию. Критерии  работы исследовательских организаций нам давно известны – надо иметь результаты мирового уровня, оформлять их в виде публикаций, монографий, докладов на конференциях, патентов (там, где ведутся прикладные исследования), привлекать в институт молодежь. Все наши организации и в последние пять лет, и до этого получали госбюджетное финансирование. Так чего же нам ждать? Надо уже сейчас проанализировать состояние, в котором мы находимся. Возможно, это позволит улучшить положение дел в академии в целом и в каждом нашем институте.

- Вы считаете, что введенная правительством система позволит узнать что-то новое об организациях РАН?

- Особых откровений мы не ждем. Все академические институты и так раз в пять лет проходят комплексную внутриакадемическую проверку. Академия не так давно проводила и формализованную оценку эффективности своих научных организаций. Рабочая группа под руководством академика Николая Альфредовича Платэ разработала набор показателей, собрала по ним сведения и систематизировала полученные данные. Совершенствуя структуру РАН, мы постоянно руководствовались этими результатами. В ряде отделений были выстроены рейтинги институтов.

Теперь эта деятельность регламентирована  постановлением правительства. Ну что ж, поработаем по предложенным правилам, получим новый повод погордиться своими уникальными организациями. Если выявятся проблемные точки, будем с руководителями отделений думать, какие меры принять для активизации их работы. Правда, прежде чем приступить ко всей этой деятельности, мы должны во втором квартале получить от Минбрнауки типовой перечень оценочных требований. В общих чертах они нам, конечно, известны, поскольку представители РАН участвовали в доработке проектов соответствующих документов.

- Устраивает ли академию получившийся в итоге этой работы набор показателей и критериев?

- Да, мы ведь его согласовали. Но, главное, нас устраивает подход к этому вопросу - Минобрнауки разрабатывает примерный перечень, а его конкретное наполнение остается за  РАН. Принципы, которые мы выработаем, необходимо будет  согласовать с министерством. Но я не жду здесь серьезных проблем, поскольку предварительные консультации были проведены. Хочу только подчеркнуть, что универсализировать оценочную деятельность невозможно. В Академии наук 9 отделений. Как на основе единых численных критериев сопоставить эффективность труда,  например, занимающихся чисто теоретическими исследованиями математиков, работающих в прикладных областях физиков или химиков и совершенно не похожих по задачам гуманитариев.

- Вы хотите сказать, что институты, относящиеся к разным группам наук, будут оцениваться по своим критериям?

- В рамках комиссии мы решили подготовить документ, в котором сформулируем общие требования и методику оценки. После этого предложим отделениям создать рабочие группы, которые адаптируют эти материалы под специфику своих сфер деятельности. Точно так же придется подойти и к вопросу сопоставления институтов на втором этапе оценки. Будем выстраивать сравнительную шкалу внутри отделений – одним аршином всех не измеришь. С министерством такой подход согласован.

- Значит ли все сказанное Вами, что Академия наук в целом положительно относится к предложенной системе оценке?

- Это не совсем так: мы с самого начала выступали против ее введения и сейчас не одобряем. Тому есть несколько причин. С одной стороны, в соответствии с законом о науке и научно-технической политике, только РАН может принимать содержательные решения по реорганизации подведомственных ей учреждений: вмешательство в этот процесс со стороны не вполне корректно. Кроме того, как я уже говорил, мы работу по оценке своих институтов давно и регулярно проводим: на ее основе академия в последние годы реорганизовала около ста научных организаций.

С другой  стороны, мы предлагали - и в этом нас активно поддержала Ассоциация ГНЦ - вместо этой не слишком понятной по  смыслу деятельности вернуться к ранее действовавшей системе аккредитации научных организаций. С подачи Минобрнауки эта проверенная временем процедура, дававшая объективную картину положения дел в госсекторе науки, была законодательно упразднена. Зачем - остается только догадываться, ведь для вузов аккредитацию сохранили. Науку захотели оценивать по-другому, к предложениям госакадемий и ГНЦ не прислушались. Пусть будет так, трагедии здесь нет, ну а драма в жизни всегда присутствует.

Надежда ВОЛЧКОВА

      

Подразделы

Объявления

©РАН 2020