http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=7bf12c33-f5e0-43f1-9e1e-facbc5d7a308&print=1
© 2020 Российская академия наук

5 марта 2005 г. Профсоюз - мужская работа

05.03.2006



Профсоюз - мужская работа

Поздравляя с юбилеем председателя Петербургской региональной организации С.А. Окулова,  мы с удивлением узнали, что в конце нынешнего года он вместе со стоявшими у истоков коллегами собирается отметить еще один юбилей -  20-летие с момента создания Объединенного комитета профсоюзов академических учреждений Питера,  предтече Профсоюза работников РАН. Получилось, что наш разговор начался со второго значимого для Окулова юбилея…

- Инициативу по созданию самостоятельного академического профсоюза - еще до начала революционных перемен в стране, в 1984-85 годах - начали проявлять организации на Украине, в Новосибирске и в Питере. В 1986-1987 годах в этих регионах были созданы  Объединенные профсоюзные организации академических учреждений в рамках Профсоюза народного образования и науки, в состав которого они все тогда входили. Объединенные комитеты, объединяющие профкомы академических организаций, стали создаваться и в других научных центрах страны. Под давлением с мест ЦК многоотраслевого профсоюза вынуждено было создать в своей структуре академическую секцию и ввести в свой Президиум ее представителя (С.А. Окулова). Однако в рамках многоотраслевого профсоюза его руководство не могло должным образом справляться с набором достаточно специфических проблем Академии. Среди профсоюзного актива Академии стало проявляться стремление к большей самостоятельности.

В начале 90-х, когда в профсоюзах началась перестройка, питерский наробразовский профсоюз провел сокращение за счет нашей академической части. Стало ясно, что вопрос назрел... В результате в 1986 году питерский ОКП академических организаций получил права самостоятельного обкома, оставаясь внутри большого профсоюза - добро на это дали и ЦК в Москве, и Облсовпроф в Ленинграда. Потом подобную операцию проделали новосибирцы и украинцы, началось движение в ОКП Пущинского, Красноярского и др. научных центров Академии. Однако такая самостоятельность, ограниченная положениями устава многоотраслевого профсоюза, оказалась недостаточной. Был создан оргкомитет, и в Москве 10-11 декабря 1991 года состоялся  съезд, который учредил Профсоюз работников науки.

В общем, создание в 1986 году Объединенного комитета питерский академических организаций в Питере стало первым шагом на пути к нынешнему  Профсоюзу РАН…


- Давайте вернемся к Вашему личному юбилею. Расскажите о своей профсоюзной биографии.

- В профсоюзе я давно. После учебы в Ленинградском  электротехническом институте им. Ленина (я заканчивал ту же кафедру, что Ж.И. Алферов - основ электровакуумной техники) работал в СКБ аналитического приборостроения. Там меня избрали председателем профкома, а в 1975 году я стал председателем профсоюзной организации Научно-технического объединения (НТО) АН СССР. В эту крупнейшую структуру Академии наук на тот период входили Институт и СКБ аналитического приборостроения  в Питере, Экспериментальные заводы научного приборостроения в Ломоносове и Черноголовке и оптического приборостроения в Минске, СКБ биологии и уникального приборостроения в Москве, СКБ автоматизации морских исследований на Сахалине, потом появились заводы в Выру и в Сумах. Все эти учреждения в разных концах Союза относились к нашему профкому, их даже объездить-то было непросто.

Позже Научно-техническое объединение РАН было преобразовано в МНТК и еще долго   работало бы на благо науки, если бы его последний руководитель М.Л. Александров не подписал у Н.И. Рыжкова постановление, позволившее акционировать объединение и вывести его из состава Академии. В результате НТО развалилось.

Когда директором НТО стал М.Л. Александров, человек очень своеобразный, я вернулся в свое СКБ, стал заместителем начальника конструкторского бюро, а потом начальником отдела научно-технической информации. Но контакта с профсоюзом не терял. И когда созрело решение создать Объединенную профорганизацию академических учреждений, возглавить ее предложили именно мне. Потом, уже в рамках Профсоюза РАН, я стал руководителем региональной структуры…


- Как живет сегодня Петербургская региональная организация ПР РАН?

- В нашу организацию входят 49 академических учреждений Питера и Ленинградской области, в которых около 8 тысяч членов профсоюза. До недавнего времени у нас, как принято в Профсоюзе РАН, был Совет и Исполком. Но я как профессиональный профработник давно вижу, что это не очень удачная схема. В свое время мы ввели ее по аналогии с английскими "белыми воротничками", у которых учились на первых этапах профсоюзного строительства. Сегодня "двухголовость" вносит неопределенность во взаимодействие с нашим работодателем - Академией наук, руководители которой путаются в профсоюзных лидерах. Да и на деятельности самой структуры отрицательно сказываются сложности во взаимоотношениях номинального председателя Совета и обладающего реальными финансовыми рычагами председателя исполкома. Мы на последней конференции решили вернуться к единоначалию, оставив в своей структуре исполнительный орган, который решает текущие вопросы.

- Как ведете информационную работу со своими организациями, разбросанными по городу и области?

- Регулярно собираем Советы, налаживаем общение по электронной почте, сегодня готовим свою Интернет-страницу на сайте Петербургского Научного центра. Создали постоянную комиссию по информационной политике. Ситуация в Академии наук постоянно меняется, и наши председатели профкомов подчас ориентируются в ней лучше, чем руководители институтов. Я недавно выступал на Президиуме НЦ и излагал точку зрения профсоюза на текущие проблемы в РАН.

Мы стараемся не быть в тени: в прошлом году наградили медалями в честь 100-летия профсоюзного движения не только профактив, но и директоров институтов, руководителей подразделений, имеющих высокий процент профчленства, которые работают со своими  профкомами в хорошем контакте. На моем юбилее прозвучало много теплых слов в адрес профсоюза со стороны директоров институтов Петербургского Научного центра и его руководителя Ж.И. Алферова.

- Ваша территориальная организация, едва ли не единственная,  проводила совместное заседание с Президиумом Научного центра по проблемам  ведомственной медицины…

- Не только по этому вопросу, но еще и по поводу зарплат сотрудников РАН. А проблемами академической медицины мы постоянно занимаемся. В нашу профсоюзную организацию входит академическая больница, два поликлинических отделения и Дом-пансионат ветеранов науки. Главврач Больницы РАН С.И. Морозова является членом Совета Профсоюза. Сегодня мы отбиваемся от нападок на руководителей наших медучреждений, которых руководство Медцентра РАН хочет срочно поменять, не имея на это серьезных оснований. В той же академической больнице поддерживается очень высокий уровень обслуживания сотрудников Академии: внедряются новые методы лечения, закупается современная аппаратура, своевременно проводятся реконструкции и ремонты. Жорес Иванович нас в этой борьбе поддерживает.

- Понятно, что проблем, касающихся социальной сферы и трудовых отношений в Академии, у вас немало, и решаете вы их в союзе с Президиумом НЦ.  А как взаимодействуете с коллегами из других питерских профсоюзов, со СМИ? 

- Мы поддерживаем хорошие рабочие отношения с Ленинградской федерацией профсоюзов (ЛФП), ее председатель был на моем юбилее. Я сам и наши представители в ЛФП работаем в ряде комиссий Федерации. Среди профсоюзов Питера наша организация считается одной из самых продвинутых. СМИ на наши мероприятия, акции не надо долго приглашать, и они всегда дают объективную информацию. Во время празднования 100-летия профсоюзного движения в Санкт-Петербурге  "Российское телевидение" выделило именно нашу организацию  из  числа 42  участников, среди которых были руководители известных  питерских производственных организаций и других значительно более крупных профобъединений. На основе интервью со мной они сделали целую передачу - как живет профсоюз в год своего 100-летия.
 
- Люди нас не поймут, если в юбилейном интервью мы ограничимся только "производственной темой", пришла пора поинтересоваться Вашей личной жизнью - семья, хобби…

- Семейные вопросы оставлю в стороне. А к хобби, наверное, можно отнести дачу. Она находится на Карельском перешейке, там удивительно живописные места, но рельеф сложный - склоны, гранитные выступы. Обустраивая эти места, приходится немало потрудиться, и мне это нравится - люблю мужскую работу. В доме делаю мебель своими руками, сам поддерживаю в рабочем состоянии машину, бытовую технику...

- Желаем новых успехов и на хозяйственном фронте, и в профсоюзной деятельности –  это тоже работа не для слабых духом.