У РФ и Китая есть база для сотрудничества в области науки

15.10.2014



О сотрудничестве с КНР и другими зарубежными партнёрами РИА Новости рассказал директор Национального исследовательского центра "Курчатовский институт", член-корреспондент Российской академии наук Михаил Ковальчук.

Российские учёные сегодня успешно работают над технологиями будущего, которые разрабатываются вместе с иностранными партнёрами. Площадкой для обсуждения совместных проектов стал третий ежегодный международный форум "Открытые инновации", который открылся во вторник в Москве. Официальной страной-партнером форума в этом году стал Китай. О сотрудничестве с КНР и другими зарубежными партнёрами РИА Новости рассказал директор Национального исследовательского центра "Курчатовский институт", член-корреспондент Российской академии наук Михаил Ковальчук. Беседовал Игорь Ермаченков.

— Каковы перспективы сотрудничества с китайскими коллегами по разработке атомных реакторов будущего, например гибридных?

— С китайскими коллегами сотрудничество развивается давно и не только в этой области. В своё время Курчатовский институт и целый ряд других организаций изготовили и поставили первую в Китае экспериментальную термоядерную установку — токамак. После этого у них возникла база, культура этой деятельности. Сегодня это создаёт устойчивую платформу для сотрудничества. Сегодня мы предлагаем китайским партнёрам широкий набор возможностей для сотрудничества, он обсуждается.

— Готовится ли соглашение о сотрудничестве с Китаем в этой области?

— Оно обсуждается. Я не буду предварять события. Сегодня обсуждается широкий набор разных возможностей по сотрудничеству с Китаем. Это быстро развивающаяся страна, почти первая экономика мира. Но их технологический уровень надо чётко понимать.

— То есть речь идёт о развитии технологий будущего?

— Именно так. Одно дело сегодняшний технологический уровень, который важен, так как заполняется производство, выводятся на рынок компании, а другое дело — что мы будем делать завтра. Сегодня выпускаются интегральные схемы, компьютеры и телефоны, а завтра их не будет. Например, выпускали телевизоры с электронно-лучевой трубкой, все их выпускали, а потом появились жидкокристаллические экраны, и всё резко поменялось.

Люди, которые не имеют глубинного научного знания, могут оказаться в ситуации старика Хоттабыча, который мгновенно создал телефон, и он был как настоящий, но из цельного куска мрамора. Наши люди, в том числе те, которые получили степени МВА, должны чётко понимать, что внутри.

Поэтому нужно учиться не только экономике и юриспруденции, а точным наукам, получать конкретные знания, чтобы думать о том, что завтра придёт на смену тому, что существует сегодня. Это очень важные вещи, и наши китайские коллеги движутся в этом направлении. Они создают у себя всю самую современную инфраструктуру, которая есть сегодня в мире. И в этом смысле у нас есть исключительно правильная база для партнёрства. Это и есть подоплёка форума "Открытые инновации", партнёром которого является Китайская Народная Республика. Думаю, что мы на правильном пути.

— Кроме гибридного реактора, что ещё может развиваться китайскими партнёрами?

— Лазеры на свободных электронах, синхротронное излучение, ту же идею конвергенции, в Китае развивается биология, там не так давно создан нейтронный источник, он ещё не запущен в полную мощность, но он создан по российской идеологии, нашей разработке. В этом смысле у нас есть очень хорошая база для сотрудничества в области меганауки. Я даже оставляю в стороне космос, строительство атомных станций, которое активно идёт, Росатом строит в Китае целую серию блоков АЭС.

— С какими ещё странами Курчатовский институт развивает сотрудничество?

— Проще сказать, с кем мы не развиваем сотрудничество. Если речь идёт о научных мегапроектах, то в крупнейших проектах Евросоюза Россия является полноправным партнёром. И даже одним из привилегированных. Скажем, в рентгеновском лазере на свободных электронах, XFEL, в Гамбурге.

Он стоит более миллиарда евро. В его основе разработки советских, российских учёных, и весь мир это делает. В стоимости этого проекта Германия первая, а Россия — вторая, у нас доля 25%, а все остальные европейские страны платят столько же, сколько Россия. То же самое в международном проекте ИТЭР по строительству экспериментального термоядерного реактора. Там участвуют 34 страны, 10 миллиардов стоимость, по 10% мы платим, но у нас огромный технологический вклад, основа — это сверхпроводящие кабели, которые создают магниты, огромные температуры, магнитное удержание плазмы. Это на тяжёлом конкурсе выиграли российские организации — Росатом и Курчатовский институт. Так что я думаю, что всё в порядке.

— Осложнилось ли в последнее время научное сотрудничество со странами Евросоюза?

— Я бы сказал так: пережили голод, переживём и изобилие. Мы в советское время имели тесные контакты со всем миром. Я работал тогда во всех синхротронных центрах мира. Я знаю своих коллег-учёных уже 30 лет. Мы жили при коммунизме, при развитом социализме, поэтому проживём и при загнивающем капитализме. Конечно, всё сложно, всё вызывает определённые проблемы, потому что не все свободны от политических решений. Но это всё пройдёт, как с белых яблонь дым.

РИА Новости http://ria.ru/interview/20141014/1028272389.html#ixzz3GBvA2Kou

©РАН 2020