2 марта 2021 года состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

03.03.2021

Портал "Научная Россия" вёл прямую трансляцию заседания президиума РАН

2 марта 2021 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

(проводится в режиме видеоконференции)

Председательствует президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.

Члены Президиума заслушали сообщение «Проблемы изучения и сохранения языков народов Российской Федерации: научные основы Концепции государственной языковой политики».

В обсуждении приняли участие:

Магомедсалам Магомедалиевич Магомедов — заместитель Руководителя Администрации Президента Российской Федерации,

Владимир Ильич Толстой, советник Президента Российской Федерации по вопросам культуры.

«Языковое разнообразие и языковая политика как научная проблема». Докладчик — член-корреспондент РАН Евгений Васильевич Головко, директор Института лингвистических исследований РАН (г. Санкт-Петербург), председатель Комиссии РАН по языкам народов Российской Федерации.

1. Языковое разнообразие.

1.1 Зачем нужно языковое разнообразие? Язык — когнитивный механизм. Задает рамку мировосприятия. Человек видит мир через призму языка. Такая точки зрения восходит к трудам Ф. Боаса, Э. Сепира, Б. Уорфа. В языке находят свое отражение знания о мире, сохраняются культурные смыслы. Исчезновение любого языка обедняет наши представления о мире, сокращает возможности человеческого познания.

1.2 Сокращается ли языковое разнообразие? На Земле приблизительно 7 тысяч языков. Прогнозы лингвистов самые пессимистичные: к концу века может исчезнуть половина из ныне существующих языков. В этом отношении ситуация в России не отличается от общемировой. По данным Института языкознания РАН, из числа чуть более полутора сотен языков России не менее 15% языков находятся на грани исчезновения, а 75% языков — под угрозой исчезновения.

2. Языковая политика.

2.1. Определение. Языковая политика государства — часть общей политики. Государство формулирует принципы политики в отношении языков, которые распространены на его территории, и реализуют эту политику в виде языкового планирования (строительства). Языковое планирование — это часть более широкого понятия «языковая политика», или, точнее, это реализация языковой политики. Языковая политика предусматривает регулирование процессов использования языков, выработку системы инструментов и целей, признаваемых обществом и содержащую план действий на будущее.

2.2. Важнейшие задачи языковой политики: а) подержание языкового разнообразия; б) поддержание баланса языковых идентичностей.

2.3. Язык как средство самоидентификации. Сложность понятия языковой идентичности (отсутствие «объективных» методов определения языковой идентичности). Поддержание баланса идентичностей (в том числе языковых идентичностей) через языковую политику — гарантия национальной безопасности и устойчивого развития.

2.4. Кто проводит языковую политику? Возможны: а) индивидуальное языковое планирование; б) языковая политика без «академии» (языковое сообщество); в) государственная языковая политика. Только последняя гарантирует формирование общенациональной идентичности и стабильности государства.

2.5. Что может и чего не может языковая политика? Политика (в том числе языковая!) — искусство возможного. Нельзя произвольным образом навязать правила использования языка (языков). Необходимо учитывать конкретную социолингвистическую ситуацию, историю, ранее предпринятые меры в рамках языкового строительства. Примеры: Норвегия (высокая степень эффективности языкового строительства), СССР (создание алфавитов и «запуск» письменных систем для бесписьменных языков — были как достижения, так и ошибки; последних необходимо избегать сегодня).

3. Современные тенденции в области поддержки языков Российской Федерации.

3.1. В самое последнее время уделяется большое внимание вопросам языковой политики. Функционирует Совет по русскому языку при Президенте РФ (две важнейшие стороны деятельности — поддержание русского языка как государственного и поддержка остальных языков РФ); создан Фонд сохранения и изучения родных языков РФ при Правительстве РФ (учебники, подготовка педагогических кадров); Форумы, съезды, конференции. В реализацию языковой политики вовлечены Министерство науки и высшего образования РФ, Министерство просвещения РФ, Федеральное агентство по делам национальностей РФ, Государственная Дума РФ. Активное участие академической науки: Институт языкознания РАН, Институт русского языка РАН, Институт лингвистических исследований РАН и другие институты участвуют в разработке конкретных программ, выработке концепции языковой политики, реализации различных проектов.

3.2. Пример взаимодействия РАН с органами государственной власти. Много лет существует Комиссия по языкам народов РФ при Отделении историко-филологических наук РАН. Невозможность до последнего времени решать реальные проблемы. Пример решения проблем — изменение устаревших орфографических правил и систем письма для языков народов РФ. Обращения с мест оставались без ответа. Комиссия при ОИФН РАН была вынуждена ограничиваться рекомендациями. Реальные полномочия имели только Учебно-методические изменения (УМО), которые не отличались активностью. Ко всему прочему, делегирование таких серьезных полномочий УМО выглядело странным. В последние два-три года Комиссии по языкам народов России при ОИФН РАН удалось привлечь общественное внимание к этой проблеме. Двумя комитетами Госдумы была подготовлена поправка к закону о языках народов РФ. Теперь вносить изменения в системы орфографических правил и системы письма для языков народов РФ имеет право только Правительство РФ (на основе экспертного заключений РАН).

3.3. Новая тенденция в РФ, которую нельзя недоцоенивать: активизм — движение «снизу», направленное на поддержку языков, местные элиты, общественные движения и т.д. Проявляется в различных формах: олимпиады и конкурсы на знание родных языков, КВНы на родных языках, рок-группы, поющие на родных языках, и т.д.).

3.4. Сегодня для проведения успешной языковой политики, для поддержания языкового разнообразия в РФ существуют оба необходимых условия: активная государственная ЯП и активизм (движение «снизу»). Только при наличии обоих этих условий возможно достижение реального результата.

3.5. Опасности, которых надо избегать: бюрократизация преподавания языков (не обязательно преподавать только в рамках школьной программы), стремление командовать (навязывание учебников и методов преподавания без учета реальной социолингвистической ситуации в конкретном регионе и конкретном сообществе), произвольный запрет учебных пособий и методов преподавания, ограничения на преподавание (кто и с каким образованием может преподавать, какие методы выбирать, какие пособия использовать и т.д.).

==

1.2. «О подготовке, разработке и реализации программы ИЯз РАН по сохранению и возрождению языков коренных народов России».

Докладчик — доктор филологических наук Андрей Александрович Кибрик, директор Института языкознания РАН

Вслед за теоретическим введением, который сделал Евгений Васильевич Головко, буду говорить, в основном, о наших практических предложениях в отношении языкового разнообразия.

Языки массово исчезают, это происходит прямо на глазах. Этот процесс подобен исчезновению биоразнообразия и не может не вызывать сожаления. Мир становится все более монотонным. С каждым языком исчезает и целый мир, который в нем запечатлен. Общество не может с философским спокойствием взирать на исчезновение языков. Заставить людей пользоваться малыми языками нельзя, но можно дать шанс носителям языков свои языки сохранить. Именно это мы и обязаны сделать.

Страны, которые особенно преуспели в искоренении малых языков, за последние полвека полностью поменяли вектор, стали активно заниматься восстановлением языков и накопили в этом большой опыт. Этот опыт не всегда позитивный, но в любом случае мы можем им воспользоваться, развить имеющиеся наработки и не повторять чужих ошибок. Российская ситуация отличается тем, что большинство языков пока еще существует, полностью исчезла лишь не очень большая их доля. При этом около 16% языков находятся на грани исчезновения, а 75% находятся под угрозой. У нас есть исторический шанс что-то сделать именно сейчас.

Исчезновение языков — это глобальный процесс. По многих прогнозам половина или более языков к концу века могут исчезнуть, если все будет идти так, как идет. Но это происходит по разным причинам. В принципе, это и раньше происходило — часто в очень брутальной форме: в результате геноцида, эпидемии, которые приносили колонизаторы в те места, куда они приезжали. Но в настоящее время, в основном, такое происходит в результате языкового сдвига, о котором уже говорилось, когда предпочтения отдаются социально более престижному языку.

Почему нас должен волновать этот процесс исчезновения языков? Вроде бы — ну, может быть, и ничего, исчезнут и что ж делать, такова их судьба. Однако есть ряд причин, по которым все-таки это важно. Во-первых, это безвозвратная утрата культурных и психологических характеристик, которые запечатлены в языках. Во-вторых, это утрата идентичности существующих этнических групп. Языковая идентичность — очень серьезная часть нашей личностной идентичности. Человек испытывает стресс, он перестает понимать, кем он является, если он теряет эту языковую идентичность. Ну и, в-третьих, в целом людям больше нравится разнообразие, больше, чем полное однообразие и монотонность. И поэтому проблема, все-таки, достаточно серьезная, острая, она касается общества в целом.

Чтобы представить себе языковое разнообразие России, его пестроту, показываю карту.

 (jpg, 89 Kб)

Языковое разнообразие России. Карта Ю.Б. Корякова

Здесь в общем виде представлены территории, на которых распространены те или иные языки. И в целом надо сказать, России в стороне от глобальных процессов, конечно, не остается. У нас на сайте Института языкознания РАН есть раздел по языкам России, в котором представлен список языков — и там, в частности, видны данные, согласно которым за последние полтора века на территории России исчезло 15 языков, из них половина в постсоветский период. То есть этот процесс довольно ускорился в последнее время.

Из числа существующих примерно 150 языков значительная часть находится также на грани исчезновения, и очень многие языки движутся в эту сторону, пусть даже они еще не дошли до крайней степени. Иногда считается, что это характерно для языков Севера и Сибири, но, на самом деле, с небольшим отставанием в том же направлении движутся и многие языки другого региона России, где есть языковое разнообразие, а именно Кавказа.

Я, еще будучи студентом, участвовал в лингвистических экспедициях, и тогда даже очень маленькие языки Дагестана, на которых говорили буквально в одном селении, казались такими неприступными крепостями, которым ничего не угрожает. Но за три десятилетия такие малые языки сильно пошатнулись, и это очень беспокоит.

Это также касается и титульных языков Республик. Казалось бы, они защищены статусом в течение длительного времени всего и советского, и постсоветского периода, но, к сожалению, это не иммунитет от процессов, ведущих к исчезновению языков. Если вам кажется, что это преувеличение, то можно взглянуть на данные исследователя Петра Биткеева из Элисты, который проводил работу в одной из школ и обнаружил, что за одно поколение, между поколением родителей и поколением нынешних школьников, доля использования калмыцкого языка уменьшилась в 4 раза. Это — колоссальный слом за одно поколение. При этом, специалисты из Калмыкии мне говорят, что тут ситуация приукрашена, на самом деле она уже значительно дальше продвинулась в сторону исчезновения калмыцкого языка.

Ну что в этом случае делать? Есть инициативы всемирные — Организация Объединенных Наций объявляла Год коренных языков, и теперь объявлена Декада коренных языков, которая должна начаться в следующем году. И есть поручение Президента России Правительству, в том числе, по поддержке программы Института языкознания в области сохранения языков России. Эта программа имеет своей целью замедление процесса исчезновения языков и возможно разворачивание его вспять в тех местах, где это может получиться. Мы предприняли первый шаг, когда шло обсуждение поправок к Конституции — наш Институт предложил поправку, которая в некотором виде вошла в результирующий текст Конституции. А именно: «государство гарантирует сохранение языкового многообразия» — это важная формулировка. Языковое многообразие, тем самым, защищено уже самой Конституцией, и, если оно будет продолжать уменьшаться, то Конституция будет нарушаться.

И это, как мне кажется, фундамент для дальнейших действий. Программа, которую наш Институт предлагает, основана на ряде научных фактов, которые получены в ходе исследований, но достаточно понятны даже без глубокого проникновения в эту область знания. Язык является средством естественной коммуникации — в первую очередь — в устной повседневной форме. Это та форма, в которой мы усваиваем языки в детстве и в семье. И в тех случаях, когда процесс передачи между поколениями прерывается, то есть родители перестают с новорожденными детьми пользоваться своим родным языком, в этом случае, в конечном счете, и наступает языковой сдвиг через некоторое количество десятилетий.

И есть существенный опыт последних 50 лет в ряде стран, которые в свое время сильно продвинулись в сторону искоренения языков, а затем повернули, так сказать, на 180 градусов и начали спасать свои языки. Есть существенный опыт, которым мы можем воспользоваться, взять из него позитивное, не повторить чужих ошибок. Причем, нам помогает то, что в России процесс исчезновения языков не продвинулся так далеко, как в других полиэтнических странах, например — в Соединенных Штатах Америки, в Австралии, в некоторых других. У нас есть исторический шанс затормозить и, может быть, развернуть процесс исчезновения языков, и мы полагаем, что этим шансом необходимо воспользоваться.

Главный смысл программы — это создать условия для естественной передачи языковой компетенции от старшего поколения детям младшего дошкольного возраста. У нас, в нашей концепции Программы, предусмотрены разные подходы для разных типов языков. Есть языки более благополучные, где, может быть, можно обойтись более простыми методами, связанными с изменением социальных практик, с просветительской деятельностью и пропагандой использования языков, с доведением до сознания людей того, что многоязычие — это вполне нормальная способность человека, и к тому же, как сейчас нам говорит наука, она также и полезна с точки зрения нашего мозга. Процессы старения, деменция замедляются у тех людей, кто многоязычны или осваивают дополнительные языки, это факт.

Далее, есть категория языков исчезающих, которые уже прочно встали на путь исчезновения, но для этого есть разные методы, такие как, например, метод языковых гнезд, при котором способность к языку, языковая компетенция передается через голову родителей, так сказать, от бабушек к внукам — этот метод действенный. Есть замечательный пример одного из саамских языков Финляндии. Это, так называемый, инари-саамский язык, где буквально произошло чудо: за последние 20 лет в очень маленькой этнической группе, всего несколько сотен людей, язык которой практически уже вышел из употребления, выросло целое поколение детей, которые на нем вновь говорят. И, в принципе, нет ничего, что мешало бы это чудо хотя бы в каких-то местах в России тоже повторить.

Когда же речь идет о языках, уже совсем приблизившихся к исчезновению, таких, на которых говорят лишь люди самого старшего возраста, тут, видимо, надо бросить основные усилия на так называемую документацию, чтобы эти языки остались хотя бы как записанные, как засвидетельствованные достижения человеческого ума и культуры.

В Институте языкознания РАН мы подготовили схему Программы, рассчитанную на 12 лет. Первые два этапа короткие, методологические: этап 2021 года — подготовка Программы, этап 2022 года — разработка Программы. К концу 2022 года Программа должна быть разработана, и затем — 10 лет реализации Программы. И мы полагаем, что первые два этапа, как научно-методическую работу, можно произвести в рамках Института языкознания РАН. Ну а реализация — это уже общенародный проект, этап реализации задуман как общенациональная работа по сотням локальных культурно-языковых центров, занимающихся восстановлением языков на местах. Всем этим должна заниматься некая специализированная организация, которая, я надеюсь, может быть создана. Она должна работать под научно-методическим руководством лингвистических Институтов РАН, но при этом иметь четко сформулированное научно-практическое госзадание (не того типа, которые бывают в научных институтах). И заниматься необходимо как поддержанием языков, так и документацией. Если данная Программа будет реализована, это обеспечит лидерство России в гуманитарной сфере.

При реализации Программы потребуется создание сети культурно-языковых центров на местах, которые будут заниматься конкретной работой в конкретных местах в тех регионах и населенных пунктах, где есть миноритарные языки. Этот, так сказать, народный проект — выходит за пределы академической науки. Лингвисты полагают, что их миссия состоит в том, чтобы этот проект предложить — в надежде, что он будет поддержан и реализован. И далее — необходима научно обоснованная информационная поддержка на государственном уровне для культурного и психологического преимущества раннего двуязычия и многоязычия — именно так, как говорит присутствующая здесь Ольга Анатольевна Казакевич: «Русский язык должен усваиваться детьми не вместо этнического языка, а вместе с ним». Это та самая диалектическая «борьба и единство противоположностей», о которой здесь говорил Магомедсалам Магомедалиевич Магомедов в начале нашего заседания, и которая в какой-то мере снимается, потому что человеку нормально владеть более чем одним языком, здесь нет принципиального блока, который бы заставлял жестко выбирать для усваивающего язык ребенка: или то или другое. Это важный факт.

Для того, чтобы подобная Программа могла иметь успех, необходимо три главных вещи. Во-первых, ключевое участие местных активистов. Евгений Васильевич Головко говорил о том, что это нарождающаяся социальная группа, уже очень заметная на данный момент. Во-вторых, безусловно, административная и финансовая поддержка, которая обозначена в поручении Президента РФ. И, в-третьих — научная обоснованность методологии, и вовлечение экспертов, чтобы это не делалось кустарно, а делалось в соответствии с научно рекомендуемыми принципами — это то, что могут обеспечить ученые-лингвисты.

Есть целый ряд факторов, которые, как мне кажется, работают в пользу национальной Программы такого типа. Число языков России хотя и велико, но обозримо, т.е. их в принципе можно освоить. Для такой большой страны — это обозримое число языков. Можно использовать имеющийся позитивный и негативный опыт других стран. Можно использовать централизованный характер Российского государства. Надеемся и на развитие языкового активизма. И, в целом, это некий шанс обеспечить лидерство России в гуманитарной сфере, поскольку подобных масштабных Программ в других странах нет.

Есть также осознаваемые нами препятствия и риски. Есть определенные общественные представления, не совсем корректные, над которыми надо работать, в частности: язык в общественном сознании отождествляется с правилами орфографии или преподаванием. Это не так, язык в первую очередь — это система бытового общения, которая зарождается в детстве, это надо понимать. Есть также и проблемы юридические, они связаны, в частности, с тем, что в тех местах, где создавались так называемые языковые гнезда, проблема упиралась в то, что люди пожилого возраста, которые являются хорошими носителя языков, не имеют специального педагогического образования, т.е. им как бы нельзя доверить детей. Надо искать решения для каждой из названных проблем.

В настоящий момент Институт языкознания РАН подготовил финансово-экономическое обоснование для первых двух этапов. Финансирование первого этапа, к сожалению, еще не началось, но, по сообщению Минобрнауки, может начаться во втором квартале, и я думаю, что постановление сегодняшнего заседания Президиума поможет и Министерству, в том числе, начать этот процесс.

В поручении Президента РФ, как уже упоминалось, есть и вторая позиция, непосредственно касающаяся нашей сегодняшней темы — это разработка Концепции языковой политики. Это более широкая тема, нежели Программа, о которой я говорил до сих пор. И Совет по русскому языку поручил нашему Институту заняться, в том числе, и этим. Сейчас такая группа из четырех Институтов РАН (Института языкознания РАН, Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, Института лингвистических исследований РАН и Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН) под эгидой Отделения историко-филологических наук РАН подготовила вариант Концепции, который в виде самых основных положений представлен в ваших материалах. Координатором этой группы является Ольга Анатольевна Казакевич. Это некий рамочный документ — Концепция языковой политики — который после принятия должен повлиять на создание большей системности законов в области языка, а также и на правоприменение. Надеюсь, что основные положения Концепции будут одобрены в постановлении Президиума, это позволит дальше развиваться процессу создания Концепции.

В положениях Концепции речь идет именно о поиске сочетания единства и многообразия, о чем уже сегодня говорилось. И мы, как авторы Концепции, полагаем, что это не противоречие, а соединимые, в принципе, вещи, более того, их нужно соединять. В частности, могу сказать, что ситуация с нарушением языковых прав, как мы видим по многим странам постсоветского пространства, является конфликтогенным фактором. И наоборот, соблюдение языковых прав является одним из факторов стабильности и противодействия различным радикальным идеям, поэтому сочетать единство и многообразие совершенно необходимо.

Постараюсь кратко отреагировать на заданные здесь вопросы. Первый вопрос — можно ли сохранить все языки? В социолингвистике используются разные метрики состояния языков, и, конечно, численность говорящих — это одна из важных метрик, но всегда отмечается, что численность не является лучшим предиктором сохранности. Это и так, и не так. Лучшим предиктором является сама поколенческая передача, и, в частности, в тех же Соединенных Штатах есть целый ряд очень маленьких групп, насчитывающих буквально несколько сотен человек, которые сохраняют язык лучше, чем те, которые насчитывают десятки тысяч — такие случаи есть. Я здесь приводил пример саамского языка — маленькая группа, буквально 300-400 человек, совершила некое социолингвистическое чудо, и язык возродился. Полагаю, что надо давать такой шанс всем малым группам, и в ряде мест этот шанс будет использован, возможно даже — во многих местах. Сейчас явно повышается интерес к этой проблеме.

Следующий вопрос — о Концепции: в основных ее положениях предусмотрен ряд вещей. Я думаю, что разработка информационных ресурсов, в том числе интернет-ресурсов, связанных с языками — это будет уже довольно серьезный экономический фактор мотивации по использованию этих языков: виртуальная среда — это человеческая коммуникация в значительной степени, в которой вообще человек живет сейчас. И, если такие среды буду создаваться, то это будет демонстрацией того, что языки жизнеспособны, и сама разработка этих средств тоже является экономическим стимулом. Действительно, надо думать над тем, чтобы людям было понятно — зачем это нужно? Чтобы это не противоречило их жизненным задачам, и эта фундаментальная проблема намечена в кратком виде в основных положениях Концепции.

Другой вопрос — о центральном координаторе названных процессов в России. Министерство просвещения занимается, все-таки, в основном школой, и, если мы надеемся, что средствами школы, учителей, учебников мы ситуацию кардинально исправим — это некоторое заблуждение. Если ребенок приходит в школу уже без знаний родного этнического языка, то сделать что-то крайне трудно, практически невозможная задача. Мы предлагаем в концепции нашей Программы бросить усилия именно на дошкольное ранее детство — очень важный методологический, практический и научный момент одновременно, он должен влиять на решение того, кто же в целом в стране должен координировать решение этой проблемы.

Еще один вопрос мне, действительно, кажется, важным и интересным. В отношении каждого языка существенно не только сохранение языка в целом, но также фактор набора его коммуникативных функций или сфер, которые он обслуживает. Скажем, когда мы говорим о науке, мы имеем ввиду, что, скажем, у русского языка есть функция языка науки, которая в данный момент постепенно ослабевает. Этот пример касается не только русского, но и других крупных языков, которые привыкли функционировать в этой сфере. И это, безусловно, проблема: редукция коммуникативных функций — процесс, в принципе похожий на то, что происходит с малыми языками. С этого обычно все и начинается — у языка сокращаются его функции, и постепенно они сжимаются до такой степени, что уже даже бытовое общение не нужно на этом языке (например, в семьях мигрантов родители часто переходят с детьми на доминирующий язык – английский в Америке, русский в России и т.д.). И этот вопрос нас тоже должен волновать, он собственно также должен находиться в компетенции языковой политики Российской Федерации.

Хотим ли мы, чтобы русский язык сохранил функцию языка науки? Полагаю, это тоже должно быть отражено в концепции, потому что сейчас это происходит неким стихийным образом. Наукометрический подход, который сейчас возобладал, фактически подталкивает к тому, что данная проблема не очень важна. Ну давайте тогда эксплицитно призна́ем, что мы так думаем, что научная функция русского языка отомрет и это нас устраивает. Данный вопрос, разумеется, должен обсуждаться. Мы планируем в Институте языкознания РАН провести в конце года нашу основную конференцию, лингвистический форум в области языковой политики, будем обсуждать, в том числе, и эту проблему.


(jpg, 67 Kб) (jpg, 57 Kб) 

На этом слайде провожу параллель между языковым разнообразием и биоразнообразием. Людям больше нравится именно разнообразие, а монотонная цепочка однотипных деревьев, приведенная здесь, менее привлекательна. Думаю, наша задача — максимально содействовать тому, чтобы языковое многообразие сохранялось в нашей стране в той степени, в которой это практически возможно.  

==

«О практике сохранения прибалтийско-финских языков России». Член-корреспондент РАН Ирма Ивановна Муллонен, главный научный сотрудник Сектора языкознания Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН.

1. Из числа 7 прибалтийско-финских языков 5 представлено в России: карельский, вепсский, ижорский, водский и финский на территории северо-запада России (Карелия, Ленинградская, Тверская и Вологодская области). За исключением финского, имеющего в России особый статус, остальные четыре языка по социологическим характеристикам схожи:

- не имеют государственного/официального статуса, в том числе титульный язык Республики Карелии карельский;

- являются миноритарными языками, т.е. языками меньшинства на своей территории;

- вепсский (5936 чел.), ижорский (266 чел.), водский (64 чел.) — языки коренных малочисленных народов России, насчитывающих менее 50 тыс. человек;

- младописьменные (или с прерванной письменной традицией) языки находятся под угрозой исчезновения (в более или менее сильной степени).

2. Результаты и опыт, накопленный за 30 лет работы по сохранению и развитию прибалтийско-финских языков, определялись тремя важными исходными позициями:

- административный статус субъекта РФ (Республика Карелия — область в составе РФ);

- научная база для возрождения языков в виде научных грамматик, академических словарей, документированных языковых материалов. На этой основе разработаны нормированные карельский и вепсский языки, орфография, создается новая лексика и терминология, электронные ресурсы. Работает термино-орфографическая комиссия;

- общественность, языковые активисты. Любое административное решение принималось под большим давлением общественности. По инициативе гражданского сообщества удалось провести целый ряд мер, а в дальнейшем вести мониторинг реализации языковой политики.

3. Наиболее значимые меры поддержки языков в Республике Карелия

- Правовая защита языков: Закон Республики Карелия «О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия»(2004);

- Подготовка кадров. Именно выпускники формируют костяк языковых активистов, работают профессионально в национальном образовании, культуре, медиа;

- Большой блок мер в сфере образования, от преподавания карельского, вепсского и финского языков как предметов в рамках учебного плана и создания всей линейки учебников и словарей до проведения языковых лагерей, обучения взрослых, создания электронных ресурсов, видеоуроков, дистанционных курсов, разговорных клубов, групп в соцсетях и т.д. Сейчас примерно 10 % школьников республики (5000 человек) учат карельский, вепсский и финский языки, из них 70% в урочной форме. Социологическое обследование 2019 года показало, что примерно 25 % карелов и 50 % вепсов молодого поколения овладела языком во время учебы в школе. Вряд ли приходится говорить о полноценном владении, но без школы не было бы и этого;

- созданы организации и институты, в которых реализуются практические проекты по возрождению и сохранению карельского и вепсского языков (СМИ, национальный театр, Ресурсный медиацентр в Петрозаводске и этнокультурные центры в республике и др.).

4. Несмотря на принятые меры, итоги социологического исследования 2019 года «Современная языковая ситуация у карелов и вепсов Республики Карелия» (подготовлен ИЯЛИ по заказу Миннаца РК) свидетельствуют об углублении процессов языковой ассимиляции. По сравнению с 2013 годом доля карелов, хорошо знающих карельский язык, сократилась на 15,3% (замещение поколений). Среди 16-29-летних опрошенных почти 60% не владеют карельским языком — такая же примерно ситуация у вепсов.

5. Причины: не только глобальные (ассимиляция, смена поколений), но и несовершенство правовой базы, нескоординированность правоприменительной практики (закон «Об образовании в РФ» в некоторых своих пунктах противоречит закону «О гарантиях прав коренных малочисленных народов»), скудное финансирование, отсутствие должного отклика со стороны государственных структур.

Примеры:

- Все попытки открыть языковые гнезда при муниципальных детских садах не увенчались успехом, поскольку отсутствует правовая основа для включения языкового гнезда в систему образования. Единственное работающее в Карелии языковое гнездо по методике, пришедшей из Новой Зеландии через Финляндию, не является государственным и получает несистематическую поддержку от государства в виде грантов.

- Отсутствует непрерывная система обучения и преемственность: языковое гнездо — младшая школа — старшая школа и т.д. Обучение родному языку ведется зачастую только в начальной школе, в среднем и старшем звеньях оно переведено на дополнительное образование в виде факультативного изучения или отсутствует вовсе. Кроме того, закон «Об образовании» не предусматривает особых правовых норм для языков коренных малочисленных народов, что в условиях малочисленности кадров, отсутствия полной линейки учебников, вошедших в федеральный реестр, создает значительные сложности для организации преподавания.

- Даже решение такого простого вопроса, как оформление дорожных указателей на национальных языках в рамках программы визуализации языков, оказалось возможным только на региональных трассах, на федеральных по закону этого делать нельзя. Кроме того, выявилось, что официальный регистр географических названий Карелии на русском языке, находящийся в ведении Росреестра, содержит до 25 % ошибочных записей карельских и вепсских топонимов, неверно переданных средствами русской графики. Между тем, по закону они обязательны для использования, что ставит задачу правки реестра.

6. Предложения:

- Поддержка исследований миноритарных языков и внедрения их результатов в практику языкового строительства.

- Доработка законодательной основы и расширение правоприменительной практики для обеспечения механизмов защиты языков малочисленных народов (законы «Об образовании», «О языках народов Российской Федерации», «О наименованиях географических объектов»).

==

«О документации малых языков с использованием современных интернет-технологий». Кандидат филологических наук Ольга Анатольевна Казакевич, зав. лабораторией исследования и сохранения малых языков Института языкознания РАН.

(jpg, 99 Kб)

Языки Сибири. Составитель Ю.Б. Коряков.

Документация языка:

- Подготовка к полю

- Экспедиция

- Первичная обработка материала

- Архивация: подготовка метаданных

- Обработка материала: чистка полевой расшифровки, морфологическое аннотирование текстов (глоссирование), нарезка аудиофайлов и их транскрибирование для звуковых словарей, ввод в компьютер социолингвистических анкет, расшифровка интервью и т.д.).

Документация языка и интернет-технологии:

- Создание общедоступных интернет-ресурсов, где можно разместить корпусы текстов, озвученные словари, базы данных анкет и многое другое.

- Важно: Общедоступность ресурса.

Для того, чтобы им пользоваться, не требуется особых параметров компьютера или установки специальных программ.

В чем польза интернет-технологий:

• Благодаря интернет-технологиям результаты работы лингвистической экспедиции относительно быстро возвращаются в поселки, где работала экспедиция. Там они могут быть использованы для поддержки и ревитализации языков.

• Мы оперативно возвращаем в языковое сообщество то, что благодаря его членам, владеющим этническим языком, нам удалось зафиксировать.

 (jpg, 71 Kб)

Селькупское стойбище на реке Тольке. Красноселькупский район ЯНАО. 2013.

Интернет-ресурсы лаборатории исследования и сохранения малых языков ИЯз РАН:

Малые языки России (с декабря 2019)

http://minlang.iling-ran.ru

Малые языки Сибири: динамика языковой ситуации (с декабря 2020)

https://socio-siberian-lang.minlang.site

Малые языки Сибири: наше культурное наследие

(с декабря 2012)

http://minlang.rscc.msu.ru.

Работа с существующими архивными материалами является необходимым дополнением к полевой работе в рамках документационных проектов.

Специфика полевой работы в ситуации языкового сдвига

В ситуации повсеместного сокращения объема функционирования большинства языков Европейского Севера, Сибири и Дальнего Востока и наличия общей тенденции к прекращению естественной внутрисемейной передачи этих языков от родителей к детям (т.е. в ситуации развития процесса языкового сдвига) лингвистические экспедиции в эти языки приобретают некоторое сходство с аварийными археологическими раскопками: легко может оказаться, что материал, не задокументировнный сегодня, завтра попросту перестанет существовать.

Аварийность ситуации диктует установку на комплексность подхода к сбору материала, с одной стороны, и использование современных технологий, с другой.

Сами по себе новые технологии — звукозаписывающие устройства высокого качества, портативные видеокамеры — обеспечивают не только увеличение объема собираемой в поле информации, но, что особенно важно, возможность последующей верификации гипотетических моделей структурирования этой информации.

Выбор информантов:

Стремление работать с как можно большим количеством носителей языка, чтобы получить языковой материал от представителей всех возрастов, в которых документируемый язык еще сохраняется.

Работа не только с информантами, свободно владеющими документируемым языком, но и с теми, кто владеет им слабо, с теми, для кого этнический язык перестал быть средством коммуникации и превратился в воспоминание детства.

Установка на фиксацию языкового многообразия территории:

Если локальная общность включает носителей не одного, а нескольких малых автохтонных языков, весьма желательным представляется вести работу не только с носителями «целевого» языка, но и с носителями других автохтонных языков:

во-первых, в настоящее время состояние малых автохтонных языков Сибири в некоторых этно-локальных группах таково, что все, что не будет зафиксировано сегодня, может уйти безвозвратно;

во-вторых, материалы по контактирующим языкам могут расширить наше представление об устройстве языка «целевого» и углубить наше понимание происходящих в этом языке процессов.

Когда-то в малых этно-локальных группах рассказы пожилых людей о прожитой жизни, предания семьи или рода слушали и запоминали дети и молодые люди, а потом, взрослея, передавали дальше по времени своим детям и внукам, а те своим. «Слушай внимательно и запоминай», — так говорили детям и подросткам в сибирских поселках и на далеких стойбищах в тайге и тундре еще полвека назад. И всегда находились те, кто запоминали.

Сегодня, когда младшее поколение зачастую не знает языка своих родителей и/или дедов, цепь передачи традиционного знания разрывается.

Когда мы в экспедициях просим наших информантов рассказать под запись что-нибудь на их этнических языках, мы тем самым создаем коммуникативную ситуацию для использования этих языков, заменяя собою (и своей видео- и звукозаписывающей аппаратурой) слушателей.

 (jpg, 64 Kб)

Система Чертовых озер, Пуровский район ЯНАО, 2011.

Таким образом, соединение звеньев временной цепи и вместе с тем ответственность за обеспечение дальнейшей трансляции услышанного и записанного в большой степени ложится на лингвистов.

==

«Академические исследования языков народов Сибири». Доктор филологических наук Наталья Борисовна Кошкарева, главный научный сотрудник Сектора языков народов Сибири Института филологии СО РАН, зав. кафедрой общего и русского языкознания Новосибирского государственного университета.

(jpg, 68 Kб)

Alignment of Case Marking of Full Noun Phrases. https://wals.info/feature/98A#1/27/149

Эффективная языковая политика невозможна без фундаментальных исследований языков РФ, прежде всего коренных малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока, которые изучены в наименьшей степени. Без изучения лексики, фонетики и грамматики даже самая тщательно разработанная языковая политика может не достичь желаемого результата.

В 30-е годы ХХ в. с. Казым Ханты-Мансийского автономного округа была организована культбаза, а при ней школа и акушерский пункт. Деятельность сотрудников культбазы, которые, безусловно, руководствовались благими намерениями, обернулась кровавым Казымским восстанием, в котором многочисленные жертвы были со всех сторон. Конечно, основными причинами восстания были экономические и идеологические, но не способствовало доверию к новой власти использование неудачно выбранных терминов.

Слово культбаза у местных жителей устойчиво ассоциировалось с именем божества Нижнего мира Куль, который несет смерть и насылает болезни. Детей принудительно забирали в школу, а когда родители приехали за ними на каникулах, то оказалось, что в школе карантин по ветрянке. Вид детей, измазанных зеленкой, только усилил ассоциацию со словом Куль, а самой культбазы — с домом Куля, и доверие к школе было подорвано.

Общепризнанным является тезис о том, что письменность и изучение родного языка в школе способствуют стабилизации языковой нормы и сохранению языка. Но есть и обратные примеры, когда недостаточно продуманная концепция преподавания приводит к прямо противоположным результатам.

Обратите внимание на написание слова йасәӈ ‘язык’ на обложках хантыйских учебников. Никакой единой графической системы в хантыйском языке не сложилось. А теперь представьте, что в учебнике русского языка для 1-го класса будет написано «Язык», в учебнике для второго класса «Езык», а в учебнике для 3-го ‒ «Изык».

При проведении диктантов на родных языках положительная оценка выставляется за общее понимание текста, за умение хоть как-то зафиксировать его в письменной форме, а не за правильное написание слов. Сравните оценку «четыре» за диктант с восемью орфографическими ошибками и ту же оценку «четыре» за диктант с двумя пунктуационными ошибками. Другого выхода просто нет, так как каждое поколение носителей хантыйского языка училось читать и писать совершенно по-разному.

В 2020 году в рамках Федерального государственного образовательного стандарта издан новый комплект учебников. Однако и в них графический разнобой не устранен. В какой форме проводить ЕГЭ по родному языку? Какие стандарты проверять? Для подавляющего большинства языков Сибири наддиалектной литературной формы не существует, а диалекты различаются настолько, что преподавание целесообразно вести на местных разновидностях языка. Принцип «один народ — один язык» не работает.

Аналогичная ситуация характерна для многих младописьменных языков. В этих таблицах показана вариативность обозначения одних и тех же звуков в алюторском языке (на Камчатке) и в чалканском языке (на Алтае). Следствием противоречивого описания фонетики является создание неадекватных алфавитов, которые приводят к неверному произношению у детей, слабо владеющих родным языком, а в конечном итоге приводят к дестабилизации произносительных стандартов.

При разрешении таких ситуаций важна экспертная роль академических институтов. Необходимы всесторонние исследования языков коренных народов с применением современных технологий.

(jpg, 39 Kб)

В Институте филологии СО РАН фонетические исследования проводятся с использованием МРТ-технологий. Используется ларингоскопия, артикулография и другие экспериментально-фонетические методы.

У лингвистов есть собственная «Периодическая система звуков», в которой все многообразие фонетических признаков систематизировано на основе возможностей человеческого артикуляторного аппарата.

В нашем институте проводятся комплексные исследования языков, литературы и фольклора народов Сибири. Литературные произведения, написанные носителями языка, публикуются и в той форме, в которой они были записаны самим автором, и в соответствии с действующими или научно обоснованными правилами орфографии, сопровождаются глоссированием, нотировкой, научными комментариями.

Типичным для Сибирского отделения РАН является тесное взаимодействие с Новосибирским государственным университетом, где ведется подготовка научных кадров для институтов и вузов Сибири. Раньше абитуриенты говорили: «Если знаешь родной язык, сможешь поступить в НГУ». Однако традиция подготовки языковедов-сибиреведов оборвалась, так как введение обязательного ЕГЭ по русскому языку и подушевое финансирование затрудняют прием в университет абитуриентов, для которых русский язык является неродным и баллы ЕГЭ, соответственно, ниже. Между тем, именно представители коренных народов, свободно владеющие родными языками, могут провести тонкие семантические и грамматические исследования, не доступные внешнему наблюдателю в разовых экспедициях. Поэтому языковая политика должна предусматривать меры, направленные на подготовку высококвалифицированных научных (а не только педагогических) кадров из числа представителей коренных малочисленных народов РФ.

 (jpg, 47 Kб)

В 2022 году начинается Международное десятилетие языков коренных народов. Задача ученых — обеспечить сохранность культурных традиций, к которым народ может обратиться в любое время, даже тогда, когда живая связь поколений, казалось бы, утрачена. Опыт показывает, что эту связь можно восстановить, если заложен фундамент. Академические исследования являются основой для выработки рациональной языковой политики, направленной на гармонизацию отношений и предотвращение этнических конфликтов, на решение гуманитарных проблем национальной безопасности.

==

«Языковое планирование: модель и региональная практика». Доктор исторических наук Дмитрий Анатольевич Функ, директор Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН.

Прошло 10 лет с тех пор, как я пытался в одной из своих статей (https://journal.iea.ras.ru/archive/2010s/2010/no4/2010_4_132_Funk.pdf) дать оценку современного положения языков тюркских народов Южной Сибири в контексте обсуждения возможной имплементации Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств применительно к Российской Федерации. Выводы были неутешительны, поскольку практически во всех областях всё можно было характеризовать почти исключительно с оценками «нет», «не существует», «не используется» и т.д.

По счастливому стечению обстоятельств именно к тому времени относится инициирование масштабной программы Президиума РАН «Корпусная лингвистика», создание собственных корпусов разными коллективами исследователей, в том числе и у нас в Институте этнологии и антропологии РАН. Появилась надежда на реализацию хотя бы некоторых основных требований языкового планирования по выработке литературных норм и изданию литературы на локальных языках, созданию словарей и написанию качественных учебников. Все это относится к области т.н. языкового планирования, того, чем занимаются специалисты с целью сохранять и развивать языки. Языковое планирование включает несколько основных направлений, которые в целом дают то, что можно назвать «моделью» комплексного подхода в данной области. Я кратко скажу лишь о двух, поскольку первое из названных здесь (статусное планирование) тесно связано с языковой политикой и уже в какой-то мере затрагивалось в выступлениях предыдущих докладчиков, а о технологическом планировании в области языка, во всяком случае применительно к языкам Южной Сибири у нас совсем нет оснований говорить. Интерфейса на локальных языках как не было, так и нет ни в Интернете, ни в наших мобильных телефонах.

Созданный нами открытый полнофункциональный корпус (https://corpora.iea.ras.ru/corpora/) включает тексты на 4 языках народов Сибири. В общей сложности это 263 текста объемом более полумиллиона словоупотреблений. Могло бы быть больше, но всю работу ведут лишь 4 человека. Корпус позволяет осуществлять самые различные виды поиска и первичного анализа текстов и словоформ, составлять прямые и обратные словари языка исполнителя, жителей одной деревни, говора, диалекта …. Причем все это делается в доли секунды. И это адресовано не только лингвистам. Созданный корпус — не склад старых вещей: здесь все рассчитано на мультимедийное представление материалов и на аудиторию без специальной лингвистической подготовки. Корпус позволяет хранить рукописи, аудио- и даже видеозаписи.

Наличие такого рода корпуса позволяет упрощать работу с бумажными вариантами изданий. В настоящее время пять томов шорского и один том телеутского фольклора, подготовленных с опорой на материалы нашего корпуса, используются в школах Кемеровской области, в которых в том или ином виде преподаются языки коренных малочисленных народов.

К сожалению, несмотря на значительное число электронных корпусов в стране, целый ряд их имеет существенные ограничения: они как правило рассчитаны на профессионалов, там зачастую нет доступа к текстам, а если и есть, то они лишь для чтения, и практически все они защищены от конечного пользователя значительным списком ограничений. А это, в свою очередь, лишь увеличивает и без того длинный список проблем в реализации мер по поддержке локальных языков.

Кратко скажу о планировании в области образования. Данные, характеризующие уровень «защищенности» языков тюркских групп Южной Сибири, не имеющих автономий, свидетельствует о том, что практически все они (чулымский, калмакский, телеутский, шорский, кумандинский, челканский, тубаларский) — при наличии архивов пусть в основном лишь с фольклорными материалами, но которые вполне могли бы стать базой для создания электронного корпуса, — не имеют ни словарей, ни букварей, ни школьных учебников, они не преподаются в школах, по этим языкам не готовят учителей, на этих языках не пишется художественная литература, на них не ведут вещание СМИ и так далее.

Порой энтузиасты сами пытаются делать учебники и словари, что называется, на коленке. Так делали их в 1920-х, но точно так же делали их в ряде случаев и восемь десятилетий спустя. Разумеется, есть прогресс в подготовке и издании школьных учебников, причем даже в соответствии с новым федеральным стандартом (пример с шорским букварем 2020 года издания из их числа). Но и тут значительные проблемы: авторы учебников порой значительно отходят от литературной нормы языка, создавая тем самым разрыв с тем литературным наследием, которое накопилось за XX век. А порой на местах просто переиздаются буквари 1930-х годов — с соответствующей тем далеким годам лексикой и иллюстрациями, — поскольку лучшего ничего нет (в 2012 году на Алтае был переиздан кумандинский букварь 1933 года). Есть и иные проблемы, главной из которых я бы назвал кажущийся информационный вакуум, в котором они создаются, как если бы совсем не было российского и зарубежного опыта создания учебников для интенсивного и качественного обучения иностранным языкам.

Резюмируя сказанное, хочу особо подчеркнуть, что у нас в стране есть обширные уникальные архивы, есть огромный опыт работы, в том числе в области корпусной лингвистики, и, безусловно, есть огромный потенциал. В мире накоплен успешный опыт обучения языкам как неродным/иностранным, который, однако, не используется на практике в российских школах, когда речь идет о языках коренных малочисленных народов Севера.

В связи со всем сказанным я бы сделал два предложения:

одно частное — подумать не только о реанимации программы Президиума РАН «Корпусная лингвистика», но и о программе поддержки массовой дигитализации всех наших архивов, и одно общее — очевидно, что любые частные инициативы могут и наверняка будут упираться в административные препоны; именно поэтому в стране нужна ясная языковая политика и тщательно выстроенное языковое планирование, причем выстроенное, в первую очередь, специалистами в области прикладной лингвистики и прикладной антропологии.

В обсуждении приняли участие:

ак. А.Н. Лагарьков, ак. Ю.Ф. Лачуга, ак. Р.И. Нигматулин, ак. В.А. Тишков, ак. А.Г. Румянцев, С.А. Нуждина — исполнительный директор Фонда сохранения и изучения родных языков народов Российской Федерации.

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении золотой медали имени Л.В. Келдыша 2021 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения физических наук) академику РАН Владиславу Борисовичу Тимофееву за выдающиеся работы по физике многочастичных систем в твердых телах. Выдвинут Федеральным государственным бюджетным учреждением науки Институтом физики твердого тела Российской академии наук.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 9 членов Комиссии из 10.

В соответствии с результатами тайного голосования большинством голосов (за — 7, против — 2, недействительных бюллетеней — нет) к присуждению золотой медали имени Л.В. Келдыша 2021 года рекомендована кандидатура В.Б. Тимофеева.

На заседании бюро Отделения физических наук РАН присутствовали 27 членов Бюро из 39. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в Президиум РАН представлен проект постановления о присуждении золотой медали имени Л.В. Келдыша 2021 года В.Б. Тимофееву.

Владислав Борисович Тимофеев — выдающийся специалист в области физики многочастичных состояний в полупроводниках и твердых телах — в направлениях физики конденсированного состояния, которые были либо инициированы, либо существенно продвинуты Л.В. Келдышем. Его работы включают:

- исследования в классических полупроводниках германии и кремнии фазовых диаграмм конденсации экситонов в металлическую электронно-дырочную жидкость, заложившие основы термодинамики неравновесных электронно-дырочных систем в полупроводниках;

- экспериментальное подтверждение формирования экситонных поляритонов в прямозонном полупроводнике и исследования их дисперсии;

- экспериментальную реализацию нового квантового объекта — спин-ориентированного газа экситонов и изучение его квантовых статистических свойств, а также проявление бозе-эйнштейновской конденсации в экситонной системе;

- исследования свойств многочастичных электрон-дырочных состояний в полупроводниковых квантовых точках и доказательство их оболочного строения;

исследования методом неупругого рассеяния света фононных состояний и надщелевых возбуждений в высокотемпературных сверхпроводниках, обнаружение сильной анизотропии щели в этих объектах;

- разработку нового направления — магнитооптики низкоразмерных электронных систем в одиночных гетеропереходах и квантовых ямах, измерения кулоновских щелей в энергетическом спектре двумерных электронов, которые возникают в лафлиновской Ферми-жидкости в режиме дробного квантового эффекта Холла;

- обнаружение вигнеровской кристаллизации двумерных электронов, которая наблюдалась в ультраквантовом пределе в сверхсильном магнитном поле;

- обнаружение бозе-эйнштейновской конденсации диполярных экситонов в одиночных и двойных квантовых ямах, а также магнитоэкситонов в режиме квантового эффекта Холла, исследования когерентных свойств конденсатов.

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении золотой медали имени П.Н. Лебедева 2021 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения физических наук) академику РАН Александру Александровичу Каплянскому за цикл работ «Фотонно-кристаллические опалоподобные структуры: синтез и исследования оптических свойств». Выдвинут Ученым советом Федерального государственного бюджетного учреждения науки Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе Российской академии наук.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 9 членов Комиссии из 10. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению золотой медали имени П.Н. Лебедева 2021 года рекомендована кандидатура А.А. Каплянского.

На заседании бюро Отделения физических наук РАН присутствовали 27 членов Бюро из 39. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в Президиум РАН представлен проект постановления о присуждении золотой медали имени П.Н. Лебедева 2021 года А.А. Каплянскому.

Академик РАН Александр Александрович Каплянский является инициатором исследований фотонных кристаллов в ФТИ им. А.Ф. Иоффе РАН и автором пионерской идеи об использовании опалов в качестве трехмерных фотонных кристаллов.

При непосредственном участии и руководстве А.А. Каплянского удалось поставить задачи мирового уровня, решение которых позволило существенно углубить фундаментальные знания о механизмах взаимодействия света с фотонно-кристаллическими структурами и стимулировать новые научные и практические разработки.

Путем изменения диэлектрической проницаемости жидких заполнителей опалов, продемонстрирован эффект селективного выключения фотонной запрещенной зоны и показано, что эффект обусловлен неоднородной диэлектрической структурой микросфер a‑SiO2. Впервые осуществлено и теоретически описано сверхбыстрое (30 фс) оптическое переключение в фотонном кристалле на основе композита «Si-опал», которое инициировано фотовозбуждением в кремнии короткоживущих носителей заряда. Цикл работ по синтезу и исследованию различных фотонных кристаллов на основе решетки прямого и инвертированного опала, выполненный А.А. Каплянским с коллегами из разных стран, является прекрасным примером постановки новой перспективной задачи и ее комплексного решения. Приоритет полученных результатов в этой области признан во всем мире.

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении золотой медали имени В.С. Пустовойта 2021 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения сельскохозяйственных наук) доктору биологических наук Якову Николаевичу Демурину (Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Федеральный научный центр «Всероссийский научно-исследовательский институт масличных культур имени В.С. Пустовойта») за разработку и реализацию концепции генетических основ селекции подсолнечника по хозяйственно ценным признакам. Выдвинут Ученым советом Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный научный центр «Всероссийский научно-исследовательский институт масличных культур имени В.С. Пустовойта».

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 8 членов Комиссии из 9. В соответствии с результатами тайного голосования большинством голосов (за — 7, против — 1, недействительных бюллетеней — нет) к присуждению золотой медали имени В.С. Пустовойта 2021 года рекомендована кандидатура Я.Н. Демурина.

На заседании бюро Отделения сельскохозяйственных наук РАН присутствовали 24 члена Бюро из 32. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в Президиум РАН представлен проект постановления о присуждении золотой медали имени В.С. Пустовойта 2021 года Я.Н. Демурину.

Я.Н. Демурин является ведущим ученым в области биохимической генетики липидов и научных основ селекции подсолнечника. При его непосредственном участии впервые в мире изучены и включены в практическую селекцию мутации состава токоферолов в семенах подсолнечника. Эта работа является пионерской для всех масличных культур.

Впервые установлено, что в селекционных сортах, гибридах, инбредных линиях, коллекционных образцах ВИР, а также дикорастущих видах подсолнечника токоферольный комплекс включает a-, b- и g- форму с явным преобладанием a- токоферола.

Я.Н. Демуриным доказано, что признак высокого содержания олеиновой кислоты контролируется одним доминантным геном Ol с неполной пенетрантностью в гетерозиготе.

Я.Н. Демуриным также продемонстрировано использование рецессивных мутаций состава токоферолов в семенах как биохимических маркеров генетической чистоты в семеноводстве линий и гибридов подсолнечника.

Свои важные фундаментальные исследования Я.Н. Демурин успешно воплотил в селекционную практику. Он соавтор первого в мире гибрида подсолнечника Краснодарский 917 (1994 г.) с повышенным содержанием b- токоферола в семенах, а также высокоолеинового g- и d-токоферольного гибрида Окси (2014 г.) с максимальной для известных культур окислительной стабильностью масла, что перспективно в создании натуральных высокоустойчивых к окислению продуктов питания. Это направление работы является творческим развитием селекции, проводимой во ВНИИМК академиком В.С. Пустовойтом на высокую масличность семянок и селекционером К.И. Солдатовым на высокоолеиновость масла.

Я.Н. Демурин сыграл решающую роль в теоретическом обосновании и создании первых отечественных гибридов подсолнечника Имидж и Арими (2014 г.), устойчивых к гербицидам имидазолинонового ряда для выращивания растений по технологии Clearfield. В работах Я.Н. Демурин большое внимание уделяет созданию, изучению и поддержанию генетической коллекции подсолнечника, включая вертикальнолистные линии и гибриды для выращивания в загущенных посевах, а также декоративные сорта с невосстанавливаемой ЦМС Helianthus rigidus L.

х х х

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.


Подразделы

Объявления

©РАН 2021