Министр Ливанов: "Почему до сих пор не утвержден устав"

21.04.2014



ПОЧЕМУ ДО СИХ ПОР НЕ УТВЕРЖДЕН УСТАВ РАН

Устами министра Ливанова глаголет коллективное правительственное подсознательное.

Почти месяц назад, 27 марта 2014 года, на Общем собрании Российской академии наук был принят новый устав этой организации. Документ отправлен на утверждение в правительство. Оно, в свою очередь, должно до 27 мая утвердить устав РАН. Или не утвердить. На данный момент никаких замечаний по поводу представленного Академией документа из правительства не поступало. Вроде бы это должно радовать ученых. Но перспективы утверждения устава в том виде, как его представили академики, остаются, судя по всему, весьма туманными.

Недаром с трибуны мартовского Общего собрания РАН прозвучало: «Предстоит серьезная неформальная работа по утверждению в правительстве нашего устава». И это при том, что Закон «О реформе Академии наук…», принятый 27 сентября прошлого года, – акт императивного характера, в котором очень жестко прописано основное содержание устава РАН. Свободы маневра у разработчиков устава РАН было немного. Так почему же правительство не торопится с утверждением?

По мнению директоров некоторых академических институтов, ничего страшного нет в том, что правительство внесет свои поправки в устав РАН. «Рассмотрим, подработаем устав и примем», – надеются академики. По сведениям же «НГ», уже готов правительственный вариант устава РАН. Новации в нем – это уже не просто редакционные поправки. Бюрократическая правительственная махина немного притормозила в ожидании управляющих сигналов со стороны. Но такое «динамическое равновесие» долго продолжаться не может.

Характерно в этом плане заявление, которое сделал несколько дней назад министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов. Новый устав объединенной РАН, принятый академиками, не соответствует закону и будет доработан, заявил Ливанов. По Ливанову, устав противоречит федеральному законодательству по целому ряду позиций. «Устав будет доработан и приведен в соответствие с законом, уже после чего будет утвержден правительством и вступит в силу». Главная претензия – избыточные полномочия Академии, предусмотренные в уставе. Например, по словам Ливанова, «в РАН очень хотят заниматься… таким странным видом деятельности, как оказание ритуальных услуг». На самом деле в уставе речь идет о «церемониальных мероприятиях».

Судя по всему, устами министра Ливанова глаголет коллективное правительственное подсознательное – добить Академию наук или по крайней мере сделать ее абсолютно послушной правительственным чиновникам. Осознанная же цель – ради чего это надо сделать – до сих пор остается неартикулированным желанием. Именно – на уровне подсознательного желания. И вряд ли их убеждает такая статистика: от всего финансирования науки в стране на Академию наук приходится 17%; при этом РАН выдает больше 50% всей научной продукции.

В этой связи понятно, почему руководство РАН одной из своих локальных побед при обсуждении в прошлом году Закона «О реформе Академии наук…», считает то, что созданное Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) подчиняется непосредственно правительству, а не Министерству образования и науки РФ.

Однако вряд ли со стороны ФАНО можно ожидать «союзнических» настроений по отношению к Академии наук. В лучшем случае – сдержанный нейтралитет. И это тоже понятно. Сегодня академическое хозяйство, подведомственное ФАНО, насчитывает около 35 тыс. объектов. И только около трети из этого числа правильно оформлены. Недаром даже осторожные оптимисты в академической среде отмечают невероятно возросший вал сугубо бюрократической, бессмысленной отчетности, обрушившийся на институты после создания ФАНО. Такого изобилия бумаг даже Госплан СССР себе не позволял. Впрочем, вот это-то как раз нормальная среда обитания чиновников. Но абсолютно ненормальная для научного сообщества, ради интересов которого вроде бы вся реформа РАН и затевалась.

Независимая газета, от редакции

Подразделы

Объявления

©РАН 2017