http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=8c779d43-3ce7-4ba8-9f43-7b515a3c7470&print=1
© 2020 Российская академия наук

Владимир Фортов: «Для меня избрание в Академию наук США – это высшая оценка»

06.05.2014

-

Президент РАН прокомментировал «МК» свое вступление в ряды американских ученых

Выборы в Национальную академии наук США состоялись 29 апреля. Несмотря на заметное охлаждение, возникшее в последнее время между нашими странами из-за ситуации вокруг Украины, в научной среде по-прежнему царят теплые отношения и взаимопонимание. Свидетельством тому стало избрание одним из иностранных членов академии президента Российской академии наук Владимира ФОРТОВА. Корреспондент «МК» дозвонился до главы РАН, чтобы узнать, что для него значит это событие.

Академия наук в США – это старейшая и наиболее авторитетная научная организация, которая объединяет ученых всех специальностей. Сегодня она насчитывает 2214 действительных члена, среди которых 444 иностранных. В разные годы в ее составе числилось свыше 60 российских ученых и выходцев из России. В последнем пресс-релизе НАН уточняется, что в этом году в организацию был избран 21 член из 15 стран и 84 новых члена из США.

-Процедура выборов в американской академии является закрытой, - поясняет Фортов. – Ее члены выбирают свих коллег по всему миру. То, что в этот раз выбор пал на меня, причем голосование было единогласным, это большая честь. Этот выбор является высшей оценкой не только моей деятельности, но и деятельности моих коллег, работающих в области физики экстремальных состояний вещества.

- В чем будет заключаться ваша функция, как иностранного члена академии?

- Иностранные члены участвуют во всех заседаниях Национальной академии наук США. Мы можем давать свои оценки, выдвигать предложения по обсуждаемым вопросам, быть соавторами докладов, которые готовятся для правительства США или фирм, которые обращаются в академию за экспертной оценкой.

- Иностранным членам американской академии положено жалование?

-Нет. Нам могут заплатить за конкретную работу в специально созданной группе, а просто за членство там не платят.

-Какова организация заокеанской академии?

-Академия наук США очень похожа на нашу, за исключением того, что она отделена от государства и в ее составе есть 3-4 института.

Справка «МК». Почетными иностранными членами Национальной академии наук США от России являются также академик РАН Роальд Сагдеев, нобелевский лауреат Жорес Алферов, математик Григорий Баренблатт, лауреат премии Абеля, математик Яков Синай, геолог Николай Соболев, астрофизик Рашид Сюняев и др.

Наталья Веденеева, МК 

***

Владимир ФОРТОВ: американская академия наук расценивает своих членов исключительно по научным заслугам

Национальная академия наук США избрала своим иностранным членом президента Российской академии наук Владимира Фортова. По словам секретаря академии по международным вопросам Майкла Клегга, выбирались самые достойные кандидаты "на основе их научных достижений". "И это в полной мере относится к профессору Фортову, очень известному ученому-физику, который в течение своей долгой карьеры занимался важными исследованиями", — подчеркнул Клегг.

При этом секретарь академии выделил нынешний политический аспект. "Есть сотрудничество между отдельными учеными, которых объединяют общие темы, общие интересы. И прямого отношения к политике своих правительств они не имеют. Одна из наших задач — это использовать науку для наведения мостов между странами, особенно если у них имеются напряженные отношения в других областях", — заявил Майкл Клегг. Президент РАН Владимир Фортов прокомментировал в интервью ИТАР-ТАСС свое избрание.

— Позвольте, в первую очередь, от имени ИТАР-ТАСС сердечно поздравить с избранием иностранным членом Национальной академии наук США. Как вы оцениваете это известие?

— Спасибо. Да, это очень приятное сообщение. Там было единогласное голосование, что бывает крайне редко. Я очень благодарен американским коллегам. Хочу, пользуясь этим разговором, передать им благодарность за избрание.

Я давно сотрудничаю с американскими учеными, и мы вместе работаем в области экстремальных давлений и температур. И то, что пришло такое известие, я расцениваю как высокую оценку нашей работы.

— А как можно расценивать такое решение в свете нынешней политической ситуации? Наука оказалась выше политики?

— Не думаю. Политический момент здесь вряд ли присутствовал. Я знаю, что те люди, которые меня выдвигали — ученые с мировым именем. А сама американская академия наук — высокопрофессиональная организация, которая расценивает своих членов исключительно по научным заслугам.

Что касается украинских событий, то они, как я убежден, не оказали влияния на этот выбор. Голосование в академии наук США, повторяю, построено по профессиональному принципу. К тому же я не был в Соединенных Штатах три или четыре года и не имел возможности обсудить с коллегами этот вопрос.

— Как полагаете, коснутся ли санкции против России научной области? Косвенно это, вероятно, все равно неизбежно?

— Вы знаете, трудно судить. Есть разного рода косвенные признаки. Вот, например, должна была у нас в России состояться встреча министров науки и глав академий наук стран "восьмерки". Но недавно я получил уведомление, что немцы не приедут.

Но с другой стороны, мы сейчас готовим несколько научных конференций и пока не получали каких-то отрицательных сообщений относительно участия в них наших коллег из западных стран. Например, в августе в Москве будет проходить 40-я научная ассамблея Международного комитета по исследованию космического пространства COSPAR. На нее приглашены несколько тысяч ученых, чтобы обсудить наиболее свежие научные результаты в области космических исследований и планы дальнейшей работы. Мы готовимся к этому событию на полную катушку и пока у нас нет сообщений, что кто-то мероприятие собирается проигнорировать.

— В принципе санкции смогут серьезно повредить нашей науке, если что? Или, наоборот, посодействуют тому, чтобы мы начали опираться на собственные силы? Скажем, вернуться к развитию собственного приборного парка...

— Я, как и большинство моих коллег, не считаю санкции конструктивным делом. Они несут прямой ущерб научным связям, что вредит всем. Но наряду с этим санкции могут стимулировать развитие науки и техники внутри России. Например, заставят обратить внимание на сложное положение, в котором находятся наша наука и техника. То, что сейчас происходит, как минимум не усиливает наши позиции в научной сфере.

Беседовал Александр Цыганов, ИТАРР-ТАСС