Катастрофа национального значения!

04.02.2015



Ученые откликнулись на беду своих коллег — пожар в здании ИНИОН РАН и Фундаментальной библиотеки РАН

Письма прислали академик Р.И. Нигматулин, директор Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, академик В.В. Журкин, Почетный директор Института Европы РАН, академик В.С. Мясников, Институт востоковедения РАН, академик Н.Н.Казанский, директор Института лингвистических исследований РАН, член Президиума РАН, академик РАН Ю.Ф. Лачуга, и.о. академика-секретаря Отделения сельскохозяйственных наук, академик С.П. Карпов, декан исторического факультета МГУ, академик Ю.С. Кукушкин, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, д.и.н. Е.Т.Артемов, директор Института истории и археологии Уро РАН, д.и.н. Ю.К. Чистов, директор Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН — МАЭ РАН, Генеральный директор Государственного Эрмитажа член-корреспондент М.Б. Пиотровский и заместитель Генерального директора д.и.н. Г.В. Вилинбахов, профессор Г.В. Скотникова, Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств, член-корреспондент А.Л. Топорков, Институт мировой литературы РАН, член-корреспондент Б.В. Базаров, директор Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, член-корреспондент В.М. Алпатов, директор Института языкознания РАН, член-корреспондент Д.В. Фролов, Институт стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова, член-корреспондент Е.Н. Черных, Институт археологии РАН, член-корреспондент Н. В. Корниенко, Институт мировой литературы РАН, член-корреспондент В.П.Козлов, председатель Архивного совета РАН, член-корреспондент П.Г.Гайдуков, заместитель директора Института археологии РАН.

В письмах ученые пишут, что ошеломлены несчастьем, что их глубоко потрясла ужасная трагедия для всей гуманитарной науки и для всей науки России. Трудно найти хотя бы одного гуманитария, не пользовавшегося помощью ИНИОН при проведении исследований. Из «строя», надеемся, что очень временно вышел выдающийся научно-информационный центр, во многом определявший уровень исследований по общественным и гуманитарным наукам, проводимым в стране. На его материалах было создано большинство произведений – от дипломных университетских работ до кандидатских и докторских диссертаций, равно как и фундаментальных книг. Ученые пишут с чувствами братской солидарности, глубокой и искренней любви к ИНИОНУ и его коллективу.

Приведем несколько цитат из писем.

ИНИОН и Фундаментальная библиотека РАН до последнего дня располагались в одном здании и образовывали единый научно-информационный комплекс, который уже в конце 80-х годов XX века по всем показателям превосходил Библиотеку Конгресса США. Этот комплекс — такое же культурное достояние России, как Большой театр или Эрмитаж. Поэтому та трагедия, которая произошла — это наше национальное бедствие. Считаю необходимым, чтобы вопрос о воссоздании этого комплекса был внесен в повестку дня Общего собрания РАН, которое намечено на конец марта. Воссоздание ИНИОН-ФБОН РАН дает нам шанс оснастить этот комплекс новейшими технологическими достижениями (ак. В.С. Мясников).

ФБОН Академии наук СССР, которая сегодня входит в состав ИНИОН, входит в число крупнейших библиотек мира и по богатству своих фондов могла поспорить с Библиотекой Конгресса в Вашингтоне, с Британским музеем и Французской национальной библиотекой. В восстановлении утраченных фондов ИНИОН должны принять самое деятельное участие Российская Государственная библиотека, Библиотека иностранной литературы и все крупные библиотеки Петербурга и других российских городов. Современная техника также должна быть использована для спасения ценных поврежденных изданий. (ак. Ю.С. Кукушкин).

ИНИОН-ФБОН РАН — это мощный комплекс, аккумулирующий новейшие достижения мирового гуманитарного знания, делающий это знание доступным сотням российских университетов, академических учреждений, практических организаций. ИНИОН не просто хранит, но и распространяет путем издания книг, журналов, реферативных сборников те достижения, которые вырабатываются в мировой науке, в Европе, за океаном, государствах стран Азии и Африки. Коллектив этого комплекса не только анализирует зарубежные наработки, но и сам ведет блестящие исследования во многих областях гуманитарного знания (проф. Г.В. Скотникова).

ИНИОН выполняет очень важную функцию информационного обеспечения не только в рамках РАН, но и в целом гуманитарной науки на евразийском пространстве (чл.-корр. Б.В. Базаров).

С ИНИОНом нас связывают многие годы плодотворного сотрудничества, целые поколения историков МГУ работали в его стенах и сотрудничали в его изданиях (ак. С.П. Карпов).

С 1980-х годов мне доводилось работать в этой библиотеке. Но в особенной степени я оценил ее собрание в 2007-2010 гг., когда при подготовке к изданию осуществлял выверку гигантского научного аппарата рукописи книги «История древнерусских денежных систем» Н.П.Бауера, погибшего в блокадном Ленинграде в 1942 г. Со многими необходимыми мне книгами, которых не оказалось в крупнейших библиотеках страны, я смог познакомиться лишь в ИНИОН (чл.-корр. П.Г.Гайдуков).

Представляю, к каким драматическим последствиям приведет для нашей научной жизни даже временная приостановка деятельности этого института. Хотел бы, однако, напомнить, что часть книжных фондов ИНИОНа, составляющих библиотеки Института мировой литературы РАН и Института славяноведения РАН, уже много лет складирована и недоступна для сотрудников этих институтов. Считаю правильным заранее предусмотреть размещение этих книжных фондов в новом здании ИНИОНа (чл.-корр. А.Л. Топорков).

Уже идут сообщения о петарде, о намерении уничтожить здание ради постройки торгового центра — может быть, и правда, все было специально организовано так, чтобы здание не подлежало восстановлению, а люди не пострадали? Книги же — кому сейчас так уж нужны? Все, к сожалению, характерно для наших дней (чл.-корр. В.М. Алпатов).

Когда я пришел руководить в ИО РАН, первое, чем я занялся, был ремонт электрических щитов (более 50 штук), которые не менялись лет сорок и поэтому могли вызвать пожар. Далее я завел профессионального ответственного за противопожарную обстановку. Неоднократно на Ученых советах обсуждали противопожарную проблему. Но, все равно, я больше всего боюсь пожара, который лишит рабочего места 600 человек ИО РАН. Поэтому никогда не спорил с теми, кто приходил проверять противопожарную ситуацию. Всегда старался сам контролировать и обеспечивать финансирование этих мероприятий. Но самое главное, что до 2010 года мы получали на ремонт 13 млн. руб. в год, затем цифра упала до 4-х миллионов, затем до 2-х миллионов руб. в год. Для ремонтов, в т.ч. противопожарных мероприятий, средства приходится изыскивать из накладных и арендных денег — беда! И все равно, несмотря на все свои старания, я боюсь. Бедность и недофинансирование будут увеличивать вероятность несчастий (ак. Р.И. Нигматулин).

Будучи руководителем Архивной службы России в 1992-2009 годах (в 1992-1996 гг. был в качестве заместителя руководителя) каждое утро с тревогой перед уходом на работу смотрел телевизор, со страхом ожидая известий о беде в архивах страны. Привычка сохранилась до сего дня. И для этого были и есть причины. После ухода в отставку, издав книгу «Бог сохранял архивы России», не раз слышал упрек от коллег: дескать, не Бог, а мы сохранили архивы в тяжелый период нашей истории. С этим нельзя не согласиться. Но что может сделать архивист или библиотекарь, если электропроводка — алюминиевая, а трубы отопления, как было в РГАДА до начала 2000-х годов — чугунные 1903 г. изготовления. Уповать только на волю Бога или на благосклонность Правительства. Одна из версий ЧП в ИНИОН очевидна — усталость несовременной инфраструктуры библиотеки. Институт взывал к руководству страны и к РАН по поводу разрушающейся наружной подъездной лестницы — архитектурного украшения здания. Два искусственных пруда, которые, должны были являться одним из элементов градирни — регулятора климата в хранилищах — так и не были никогда заполнены водой, превратившись в мусорные ямы. И это совсем рядом от Калужской площади, где гордо стоит городской архив-красавец! (Чл.-корр. В.П.Козлов).

Это профессиональная библиотека гуманитарного научного сообщества высочайшего уровня — и по обширности фондов и по квалификации работников библиотеки. Мы все там чувствовали себя дома. Теперь мы все погорельцы. А на Руси погорельцам всегда помогали всем миром. Необходимо сделать все, чтобы ИНИОН возродился. Может быть, сделать фонд ИНИОН, чтобы собирать пожертвования на восстановление библиотеки? (чл.-корр. Д.В. Фролов).

Государственный Эрмитаж готов оказать любую, не только моральную, но и реальную помощь, если это необходимо. К Вашим услугам — наши реставраторы и эксперты (Генеральный директор Государственного Эрмитажа чл.-корр. М.Б. Пиотровский, заместитель Генерального директора д.и.н. Г.В. Вилинбахов).

В последние 15 лет библиотека ИНИОН была главной моей библиотекой, здесь я работала каждую неделю. Богатейшие фонды. Прекрасный зал газетной периодики. Заинтересованное и сердечное отношение к читателям-посетителям. Пожар в ИНИОН — страшный символ для Года литературы. У меня предложение: средства, выделенные на проведение Года литературы, передать на восстановление библиотеки! Это будет лучшее применение средств, выделенных на окололитературные шоу и карнавалы — без них культура не умрет, а без ИНИОН — беда (чл.-корр. Н. В. Корниенко).

ИНИОН должен быть возрожден в кратчайшие сроки на том же месте, где и находился (ак. Н.Н.Казанский).

Требование к Правительству – именно требование – одно: восстановить как можно скорее, то, что осталось. И не где-нибудь на неведомых просторах «Новой Москвы», а именно здесь, на том привычном для ученых месте (чл.-корр. Е.Н. Черных).

Во всех письмах пожар в ИНИОН квалифицировался как катастрофа не только для РАН, но и для всей России. Ученые требовали: государство должно позаботиться о финансировании восстановительных работ и об их организации. Ну и, разумеется, коллеги высказывали в адрес директора Института академика Ю.С.Пивоварова и всего коллектива сотрудников слова поддержки и пожелание стойкости и мужества в преодолении последствий катастрофы.

Все письма переданы коллективу ИНИОН РАН.

Подборку подготовил Сергей Шаракшанэ

©РАН 2018