http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=99085d96-b098-4cdc-b6d8-265d6a1d3b44&print=1
© 2018 Российская академия наук

15 мая 2018 года состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

15.05.2018

Сообщение «О научном обеспечении развития агропромышленного комплекса».
  Докладчик — академик РАН Юрий Федорович Лачуга.
Присуждение премии имени имени В.И. Векслера 2018 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения физических наук).
Присуждение премии имени Л.И. Мандельштама 2018 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения физических наук).
Присуждение премии имени А.Ф. Кони 2018 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения общественных наук).
Присуждение золотой медали имени В.Н. Кудрявцева 2018 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения общественных наук).

ВИДЕО (Научное ТВ РАН, выпускающий редактор Анастасия Барашкова)

15 мая 2018 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

 

Члены Президиума заслушали сообщение «О научном обеспечении развития агропромышленного комплекса».


(Публикуется с сокращениями)

Председательствует президент РАН академик А.М.Сергеев

(jpg, 72 Kб)

Академик РАН Ю.Ф. Лачуга. Агропромышленный комплекс Российской Федерации — многоотраслевой комплекс. Обслуживающие его отрасли — отрасли ресурсного обеспечения, отрасли переработки и пищевого инфраструктурного обеспечения. Есть ряд стратегий, указов Президента РФ, являющихся основополагающими документами, которые определяют сферу деятельности АПК, особое место занимает государственная программа «Развитие сельского хозяйства, регулирование рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 г.». Это уже вторая редакция, которая успешно выполняется, начиная с 2006 года.

Природно-ресурсный потенциал России способен дать все необходимое для ведения эффективного сельского хозяйства. Мы можем отметить, что 52% мировых черноземных почв находится в Российской Федерации — более всего сельхозугодий в мире, т.е. на гражданина приходится в три раза больше среднемирового уровня. Мы обладаем четвертой коллекцией генофонда растений, и это позволяет вести сельскохозяйственное производство в большинстве 557 природно-климатических зон (это самое большое число).

Говоря о вкладе селян в развитие производства сельскохозяйственной продукции и естественной науки, надо сказать, что Доктрина продовольственной безопасности в целом выполнена к 2018 году. Не выполненным остается только пункт производство молока и молочных продуктов — мы сегодня производим 210 кг на душу населения, что на 30 % меньше медицинской нормы 340 кг.

Несомненное достижение: именно в 2017 году сельское хозяйство России впервые сравнялось по объему производства сельскохозяйственной продукции в сопоставимых ценах с 1990 годом и перешагнуло этот рубеж.

О достижениях в отрасли. Растениеводство. Наиболее важным фактором в производстве сельскохозяйственной продукции является производство зерна. В этом году Российская Федерация имеет рекордные сборы зерна — 134 млн. тонн. Никогда столько не собиралось ни в РСФСР, ни в Российской Федерации. В том числе мы собрали также рекордный урожай пшеницы на уровне 86 млн. тонн с урожайностью, которая превысила 3 тонны с гектара.

Мы гордимся рекордными показателями, но видим и недоработки, недостатки. Качество получаемого зерна пшеницы характеризуется пятью классами. Первый — самый высший. Пятый — низший, кормовой. Первого и второго класса мы имеем лишь следы в урожае зерновых, а основной продовольственной пшеницей, которая идет на хлебопеченье, является третий класс. Если в 1980-1988 гг. пшеницы третьего класса в урожае было 80 %, то в нынешнем году — 25 %, что составляет только четверть урожая. В 2012 году мы имели 48 % пшеницы третьего класса, а первый, второй и третий класс — это класс, которые используются для хлебопеченья. В результате сокращения объема производства зерна, идущего на хлебопеченье, мы вынуждены подключать сюда четвертый класс, а в отдельных случаях даже и пятый класс — этим обеспокоены и ученые, и Министерство сельского хозяйства. Сейчас Институтом зерна разработан новый стандарт продовольственной пшеницы, который будет введен с 1 января 2019 года, который позволит изменить ситуацию.

Основными факторами, которые влияют на формирование урожая, являются семена, удобрения и химические средства защиты, техника и технологии, севооборот и предшественники, природно-климатические условия, поскольку растениеводство — это цех под открытым небом. Обеспеченность техникой и технологиями не всегда достаточна, в результате подменяются сроки агротехнических работ, сокращается потенциал возможностей к повышению урожайности культур.

О производстве семян и внедрении новых достижений. Только за 2017 год ученые Отделения дали производству 295 новых сортов и гибридов семян растений, которые используются в сельскохозяйственном производстве. Урожайность зерновых культур достигла 12 тонн с гектара по потенциалу ржи. По остальным культурам мы также имеем значительные рекордные показатели, чтобы производить достаточное количество высококачественного зерна — это сорта, конкурентоспособные на мировых рынках, которые находят применение во многих государствах мира.

О доле отечественных и иностранных семян сельхозкультур (тема иногда обостряется в прессе): по трем культурам имеем недостаточное производство отечественных семян — сахарная свекла, которая выращивается, в основном, на зарубежных сортах, подсолнечник и кукуруза. Не потому, что у нас недостаточно продуктивных сортов отечественного производства, а потому что в стране нарушено семеноводство. Это необходимо серьезно поправлять — в проект решения президиума мы записали позицию, касающуюся методологии изменения оснащения семенами сельского хозяйства, произведенных в наших НИИ.

В производстве зерновых важно состояние отечественных почв, баланс питательных веществ — тот фактор, который характеризует, как мы управляем процессом на земле. Существует крылатая фраза: сколько вынесено питательных веществ с урожаем из почвы, столько необходимо внести питательных веществ, органических и минеральных удобрений. За 25 лет с 1966 по1990 гг. по основным питательным элементам — азот, фосфор, калий имели плюс 38 миллионов тонн в наших российских почвах. К сожалению, за 1991-2015 гг. мы резко сократили, ушли далеко в наших почвах в отрицательный баланс по азоту, фосфору, калию. Хотя имеем все возможности уйти на положительный баланс — необходимо использовать те минеральные удобрения, которые производятся в стране. Из 22 миллионов тонн наши почвы видят только 3 миллиона, то есть 14 %. Остальные минеральные удобрения в количестве 18-19 миллионов тонн потребляют зарубежные фермеры.

Если говорить о внесении удобрений на гектар, то мы вносим в три раза меньше на гектар, чем в США, в четыре-пять раз меньше, чем страны Европейского союза, развитые в сельском хозяйстве. Та же Беларусь вносит почти в четыре раза больше, чем Россия. Соответственно, в сопоставлении с нашей средней урожайностью 3 тонны с гектара, США имеет 8 тонн с гектара — различие как раз на то соотношение, которое имеем по удобрениям. Китай — 6 тонн с гектара, Бразилия — 4 тонны с гектара.

Селяне с удовольствием хотели бы получать удобрения, использовали бы внутри страны. Но, к сожалению, высокие урожаи, которые сегодня у нас есть на полях, не дают высокой доходности селянам. Ситуация складывается так, что без субсидий рентабельность будет на уровне 9-10 %, а с субсидиями на уровне 14-15 %. Здесь нельзя говорить о расширенном сельскохозяйственном производстве. Поэтому селяне так скудно покупают удобрения для того, чтобы вносить их на свои поля.

Но минеральных удобрений мало. Европа балансирует питательными веществами — на 50 % органическими удобрениями, а вторые 50 % за счет минеральных удобрений. Мы сегодня на поля должны вносить порядка 7-8 тонн органических удобрений. Мы вносим только одну тонну. У нас резко сократилось поголовье крупного рогатого скота, хотя продуктивность оставшегося стада резко наращивается. Это плюс. Но при этом нам надо наращивать и поголовье крупного рогатого скота и остальных животных.

В свое время у нас была создана мощная промышленность по производству средств защиты растений, но на сегодня она используется на 50 %. И только 60 % производимых средств защиты растений получают наши поля. От удобрений мы получаем 24 % на поля. От средств защиты растений — 30 %. Мы бы с удовольствием повысили бы эту возможность, но не дает экономика.

2018 год — год 70-летия реализации государственного плана создания лесозащитных насаждений, т.е. используется биологический фактор регулирования продуктивности агросферы с помощью лесонасаждения: улучшается водный режим почв, сокращаются риски ветровых и водных эрозий, повышается плодородие почв, улучшается микробиологическая активность. В промышленных зонах также лесозащитными насаждениями поглощается углекислый газ. У нас имеется 5,8 млн. гектаров, которые создают особый агробиологический каркас над этими полями и землями. Это надо сберегать. К сожалению, на сегодня 55 % лесозащитных насаждений требуют ремонта или восстановления. На последнем заседании бюро Отделения сельскохозяйственных наук мы рассмотрели разработанную Стратегию развития лесозащитного разведения на территории России, и надеемся, что Министерство нас поддержит.

Большую роль в пропаганде достижений науки играют Всероссийские региональные Дни поля («народный полевой университет»). Я помню, когда впервые министр А.В. Гордеев ввел Всероссийский День поля, и они стали проводиться регулярно. В прошлом году — в Казани, в этом году — в Липецкой области. Все регионы, которые производят основную сельскохозяйственную продукцию, также поводят свои региональные дни поля, ярмарки сортов, где селекционеры представляют свои достижения, технологи и другие службы представляют свои образцы для того, чтобы фермеры и сельхозпроизводители могли использовать их на своих полях.

В Обращении Президента РФ были отмечены 12 национальных проектов, которые позволяют утверждать, что и сельское хозяйство здесь не обойдено стороной. Цифровизация сельского хозяйства набирает обороты: растениеводство, животноводство, хранение и переработка. Не обходим и сельский социум, который нуждается в новых условиях проживания и его новых форматах. Системы управления сельскохозяйственными предприятиями, используя цифровые и IT-технологии, позволяют изменить весь облик сельскохозяйственного производства. Они дают нам точность, надежность, позволяют в режиме реального времени следить за состоянием растений и животных. В растениеводстве важно вовремя проводить мониторинг почв, определять наличие питательных веществ. У нас разработано оборудование, которое позволяет картировать поля по основным питательным элементам, вносить в карты орудия и устройства, которые эти удобрения вносят в нужное время, в нужном месте и в нужном количестве. Воздушная и космические службы помогают следить за состоянием этих посевов, предупреждая о болезнях, о развитии сорной растительности и т.д.

Разрабатываются и роботизирующие системы, заменяющие человека в труднодоступных склоновых регионах, в опасных условиях труда и т.п. Все это требует создания совершенно иных форм учета того огромного количества информации, которое дает сельское хозяйство, вносить соответствующие программные, обеспечивающие устройства для принятия своевременных решений, чтобы эффективно воздействовать на все негативные моменты, которые могут происходить в растениеводстве.

Мы ждем беспилотники различной грузоподъемностью — от 1 кг. до 10-15-20 кг. Для того, чтобы могли локально определять пятна поражений больными растениями на полях в 100-200-400 гектар, и в этом месте именно с помощью беспилотников гасить начинающиеся очаги болезни, чтобы не распространить на все поле. Т.е. в самом зародыше мы сможем гасить большие вероятные потери урожая. Сегодня, как вы понимаете, это ногами делает агроном.

В сфере животноводства даже за один год мы имеем существенные подвижки по объемам производства животноводческой продукции. Ученые институтов полностью обеспечили племенными ресурсами мясное скотоводство, свиноводство, овцеводство. Сложности в молочном скотоводстве — одно время мы завозили скот из-за рубежа, но он был не приспособлен к условиям содержания и заболеваниям, по сути дела этот скот потихоньку сошел на «нет», молочное скотоводство надо полностью базировать на наших породах, для этого есть все.

Отстает птицеводство мясного направления — на 95-98 % используем зарубежные формы. Чтобы изменить ситуацию в стране, должна быть отдельная научно-техническая программа или проект.

О породах животных. В мясном скотоводстве они создают нам возможности для замещения племенного молодняка. Особенно обнадеживают данные по ленинградскому типу скота, который выведен нашими учеными и сегодня активно используется на фермах Ленинградской области, давая удои на 3 тонны молока больше, чем по стране. Создание и развитие селекционно-генетических центров — ближайшие задачи для ученых. С прошлого года такие центры в растениеводстве и животноводстве финансируются. Надо сказать, что они показывают обнадеживающие результаты, и нам необходимо развивать это направление.

Применяя цифровые технологии, мы также будем ускорять племенной процесс и обеспечивать сельское хозяйство современными типами животных. Существует немало примеров и приемов, когда используют ДНК-технологии, чтобы получать в животноводстве новые типы крупного рогатого скота, птицы, овец и т.д.

Пример — картирование генов значимых признаков, которые позволят от новозеландской овцы взять наиболее высокие ее показатели и с помощью инструментов генных технологий привить эти ценные качества на нашу аборигентную породу романовской овцы. Это у нас отработано и для других видов животных и успешно практикуется нашими коллегами.

У цифровизации животноводства огромнейшее поле деятельности: можно снимать порядка десятка параметров состояния животных, чтобы повышать надежность его работы как производителя той или иной продукции, вовремя принимать меры для лечения и замены молодняка. Внедряется чипирование на фермах — это дает получение значительных объемов информации, которые требуется тоже автоматизировать, и работать со стадом по программе. Основой цифровой технологии являются геномное редактирование, геномная селекция, которые уже сегодня достаточно широко используются в нашей стране.

С молочной продукцией мы находимся на низшей точке. В советское время мы производили порядка 55-56 млн. тонн. Сегодня производим по итогам 2017 года 31 млн. тонн, и не выходим на медицинскую норму потребления.

Если говорить о мясной продукции, то она складывается из трех видов: мясо говядины, свинины и птицы. Для России, как северной страны, всегда на первом месте в потреблении было мясо говядины, на втором — свинины, на третьем — птицы. Но, к сожалению, те реформы, которые шли на селе, привели к тому, что птицеводы сохранили свое производство и на сегодня шагнули на первое место в ресурсах потребления мяса птицы в стране. Они далеко перекрыли те объемы производства, которые были до 90-го года. Свиноводство, по сути дела, вышло на уровень этого года. А по мясу говядины мы недобираем.

В стране сделана очень правильная ставка — вести молочное и мясное животноводство. Сегодня порядка 16 % мяса говядины на рынке — это уже мясо специализированное, полученное от специализированного мясного скота. Минсельхозом ставится задача довести в ближайшие два-три года до 20 %, то есть что бы каждый пятый килограмм мяса на столах россиян — это было специализированное мясо, а не то, которое идет от выбраковки молочного стада.

О пищевой и перерабатывающей промышленности: то сырье, которое мы производим, необходимо довести до потребителя, необходимо использовать в более полной мере, чем это делается сейчас. Нами создано порядка 90 % используемых технологий отечественного плана, зарубежных технологий в пищевой и перерабатывающей промышленности мы используем только 10 %. Но оборудование, которое мы используем — это, на 90 %, к сожалению, импортное оборудование. Потребность в оборудовании по всем системам машин в пищевой и перерабатывающей промышленности — порядка 6.600 единиц. Это огромное наименование. Мы же пока выпускаем менее 1 тыс. единиц, и это большая забота всех нас и Министерства промышленности и торговли.

В новых подходах нуждается глубокая переработка сельскохозяйственного сырья — именно здесь заложены основные средства селян, поскольку добавочная стоимость конечного продукта увеличивается в 3-8 раз. Надо сказать, что мы отстаем в производстве пищевых ингредиентов.

Чтобы сделать рывок, надо увеличить ресурсное обеспечение сельского хозяйства — деньги, финансы, доходность, рентабельность. Эти показатели связаны, и сегодня мы не имеем возможности для рывка, для расширенного сельскохозяйственного производства. Например, закредитованность селян находится на уровне 2,7 триллиона рублей. Причем те кредиты, которые необходимо отдать вчера или сегодня, составляют порядка 350 миллиардов рублей. А весь бюджет села 242 миллиарда. Ситуация не простая, и это при том, что мы получили рекордный урожай, у нас растут надои и т.д.

Село обойдено вниманием с точки зрения финансово-экономического обеспечения. Сегодня на село мы тратим не более 1,5 % расходной части бюджета. А в Европейском союзе порядка 40 %. В США цифры еще больше. Там, например, на 150 млрд. долларов экспортируется сельскохозяйственной продукции ежегодно. Мы растем в экспорте, но пока это только 21 процент. По естественному плодородию у нас поля одинаковые с США, а по продуктивному плодородию там выше, потому что ресурсное обеспечение в США гораздо выше. Мы пока выезжаем на наших 52% чернозема.

Думаю, мы можем поправить ситуацию, и с нами будут считаться. Мы готовы с нашими коллегами из других Отделений создать рабочую группу, которая имела бы острые локти и пробивалась в эти программы цифровизации, в том числе и сельского хозяйства. Здесь нам надо догонять — как в целом, так, в частности, и в сельском хозяйстве.

Считаю, что роль Российской академии наук уже подтверждена тем, что три академика из нашего Отделения входят в Совет программы, которая была принята в 2016 году — это академик В.И. Фисинин, член-корреспондент, губернатор Белгородской области Е.С. Савченко и академик В.И. Трухачев. Мы будем просить их продвигать наши идеи через этот Совет. В этом роль и призвание науки — всегда занимать передовые рубежи.

Хотел бы поблагодарить коллег из других Отделений РАН, которые работают с нами во имя российской сельскохозяйственной науки и получения отечественного продовольствия с учетом отечественных сортов и пород.

(jpg, 94 Kб)

М.М. Котюков — Руководитель ФАНО РФ. На сегодняшний день Правительством утверждена пока одна программа — по картофелеводству. Две программы — по сахарной свекле и мясному кроссу — находятся в достаточно высокой, но, тем не менее, пока еще на предварительной стадии проработки. В ближайшее время нам надо будет провести ряд формализованных мероприятий, чтобы определиться по этим программам. У нас была большая дискуссия по технической доработке подпрограммы по картофелеводству. Дело в том, что, как мы считаем, это первый пример прообраза комплексной научно-технической программы, которая должна стать основой реализации Стратегии научно-технологического развития. Поэтому мы очень долго искали новые формы. Это потребовало широких консультаций, тем не менее, сегодня этот документ получил статус решения Правительства. Для нас это очень важное достижение, потому что это совместный результат с РАН, с Министерством сельского хозяйства. Считаю, что по этой форме мы можем уже наполнять смыслом следующие направления.

Включенность и вовлеченность в этот вопрос должны быть не только Отделения сельскохозяйственных наук, хотелось бы видеть содоклады от основных Отделений — от биологов, химиков, энергетиков, математиков. Это проблема каждого из нас с вами, мы с ней встречаемся каждый день. Самое время объединить усилия и дать совершенно другой, качественный результат, который не стыдно будет провести через все советы и доказать, что это самое правильное решение.

П.А. Чекмарев, директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Министерства сельского хозяйства. Очень здорово, что собрались ученые всех направлений для обсуждения вопроса научного обеспечения агропромышленного комплекса. Для сельского хозяйства нужно привлечь всю науку, которая имеется в России.

Сельскохозяйственное производство достигло 5,6 триллиона рублей, из них более 3 триллионов — растениеводство. Мы занимаем четвертое место в мире по площадям пашни — 116,7 млн. гектар. Китай — 119 млн., 152 млн. — США, Индия — 157 млн. га. Посевная площадь увеличится на 187 тысяч гектаров. 14-16 млн. тонн у нас под чистыми парами. И к великому сожалению, 20 млн. тонн сегодня заброшенных земель. Из них 10 млн. заросло кустарниками, заболочено и т.д. И 10 млн. гектар сегодня можно ввести без большой мелиорации, выкорчевки — это ближайший ресурс, который мы должны освоить и включить в оборот для производства растениеводческой продукции или хотя бы не дать этим площадям зарости кустарником.

Одно из главных направлений в зерноводстве — озимые культуры. Это то, на чем мы сегодня держимся: это самое лучшее качество зерна, самая высокая урожайность и это то, благодаря чему мы сегодня конкурируем с селекционерами всего мира. У нас суровая зима, и наши селекционеры вывели достаточно много хороших сортов, которые дают высокий урожай, несмотря на то, что площади в два раза меньше, чем у яровых культур. Урожайность — 40 центнеров с гектара, а у яровых всего лишь 20 центнеров. Поэтому выведение озимых культур очень важно.

Весенние полевые работы сегодня в разгаре, завершается подкормка озимых. Что касается гибели озимых, на сегодняшний день пока прогноз 930 тыс. гектаров. В прошлом году было 533 тыс. гектаров. Ежегодно после перезимовки гибель наблюдается в пределах 1 млн. гектаров. На сегодня из 53 млн. га, которые должны в весенний сев провести, 20 млн. гектар посеяно. Плохо это или хорошо? Отставание идет из-за того, что из-за природно-климатических условий в этом году вышли на весенний сев на две недели позже. В Сибири до сих пор во многих местах выпадает снег, т.е. сев задерживается. И в принципе к посеву готовы, семена есть.

Вот факторы, с которыми сегодня работает аграрная наука — это семена, удобрения, техника, технология. Нас беспокоит одно из направлений — глобальное изменение климата. Нам нужен прогноз, чтобы понимать, какой климат, какие температуры — чтобы правильно определиться с мелиорацией, с севооборотом, с выведением засухоустойчивых культур и других культур, которые необходимы нашей стране. Работает Федеральная научно-техническая программа по сельскому хозяйству по НТП — надеемся, что она поможет в селекции, в семеноводстве тех культур, которые, к сожалению, сегодня мы завозим из других стран мира. У себя многие позиции мы потеряли.

О вызовах агропромышленного комплекса в мире. Надо идти к тому, чтобы конкурировать на мировых рынках со своим зерном, со своей продукцией. Зерна продаем более 40 млн.тонн. Сегодня решили потребность в сахаре и 600 тыс. тонн можем смело продавать. Растительных масел продаем более 2 млн. тонн. И овощную продукцию готовы выдавать за пределы. Но вопрос состоит в качестве и в количестве. Мы должны конкурировать и в собственной стране, потому что к нам идет продукция более дешевая, порой и более конкурентная.

Научное обеспечение подотрасли растениеводства имеет базовое значение для всего сельского хозяйства, потому что от растениеводства зависит и набор продовольствия, и кормовая база для животноводства, перерабатывающая промышленность и т.п. Конечно, селекция и семеноводство являются основой всего будущего научного потенциала нашей страны, конкурировать без наших сортов невозможно — есть моменты, которые ФАНО, может быть, сегодня не совсем учитывает в своей работе. У нас было более 40 научно-селекционных центров, которые создал еще Н.И. Вавилов, никто в мире ничего умнее не придумал — в очередной раз прошу ФАНО внимательнее смотреть при реорганизации этих научных семеноводческих центров, чтобы нам не потерять какие-то направления.

В целом по стране, если взять все сорта и культуры, к большому сожалению, 53 процента — сорта иностранной селекции. К 2018 году мы сделали отбор селекционных достижений — 345 сортов введены в госреестр, из них иностранных сортов и гибридов 205, то есть 59 %. 100 % сахарной свеклы, 66 % — подсолнечник, рапс — 71%. Над этим сегодня надо работать селекционерам, чтобы конкурировать на рынке семеноводов.

Конечно, в нашем Министерстве есть программа развития семеноводства. Сейчас мы начали строить селекционно-семеноводческие центры, которые удешевляют и дают технологические возможность развить эти семена в Российской Федерации. На поддержку закупки элитных семян есть серьезная поддержка. В результате этого во многом сдерживается то, что могло бы произойти. Сегодня уже идет снижение завоза семян, потому что мы выделили средства на 1 га посева тех культур, которые сегодня импортируются в нашу страну для того, чтобы они были конкурентоспособными. Должен сказать, что за последние два-три года ситуация стала меняться в лучшую сторону. Надеемся, что мы совместно поработаем и с селекцией, и с семеноводством и в ближайшее время во многом закроем те проблемы, которые сегодня существуют. Далее есть очень важное направление, которое мы должны включить — «Семеноводство овощных культур». Далее семеноводство, которое необходимо для подсолнечника, в частности для кукурузы. Эти культуры, конечно, надо включать в ФНТП и развивать дальше.

По озимым культурам у нас конкуренция значительно выше, ситуация лучше. Наши сорта дают более высокие результаты, а дальше все пошло хуже. По яровой пшенице мы отстаем около тонны на га. То есть по всем культурам, кроме озимой пшеницы, мы уступаем по урожайности иностранным сортам, которые мы не можем не вводить, потому что сельхозпроизводитель, чтобы себя окупить, должен производить много качественной продукции.

Ежегодно мы высеваем семян на 250 млрд. рублей. Иностранных сортов и гибридов — на 23 млрд. Это для нас позор, что столько занимают иностранные сорта на полях Российской Федерации. Это наш потенциал дальнейшего импортозамещения, над чем мы должны работать и на что нацелена сегодня ФНТП.

О плодородии. Выносится 17,5 млн. тонн питательных веществ. С органикой вносится, к сожалению, 8,7 млн. тонн. Здесь не нужно большой науки, здесь, к сожалению, нехватка денег у сельского хозяйства.

Сегодня начинается большая проблема: мы обеспечиваем только 3 процента необходимых микроэлементов — полностью не изучен вопрос их влияния и участия в формировании урожая. Российских удобрений, которые производятся в этом направлении, сегодня не так много. Из микроудобрений зарегистрировано 79 российских, 41 — иностранных удобрений. То есть, к нам опять идут иностранные удобрения. Из микробиологических удобрений 43 удобрения — российские, 16 — импортные.

Производится 23 млн. минеральных удобрений, и только 3,2 млн. мы внесли за прошлый год. Остальные продали за границу — соответственно там получили урожай и создали нам конкуренцию.

Ежегодно 67 млрд. рублей страна тратит на защиту растений. До 20-30 % урожая можно потерять из-за того, что мы не можем защитить растения. Ежегодно увеличивается применение средств защиты растений и по сумме, и по объемам не из-за того, что они растут в цене, а потому что постоянно увеличивается количество вредных объектов. Они поступают к нам со всего мира — границы нет, поступает очень много всяких карантинных вредителей, сорняков, возбудителей болезней. Без науки здесь ничего не сделаешь, потому что надо изучать биологию и геологию вредителей и подобрать средства защиты растений.

Наша промышленность сегодня на 100 % может обеспечить производство формуляций, но, к сожалению, это действующее вещество на 50 или 70 % производится за границей, а не у нас. Наша наука и наша промышленность примерно на 50 миллиардов могли бы освоить производство действующих веществ. К сожалению, порой нам приходится применять разработки зарубежных ученых.

Сегодня Минпромторгу надо просто налаживать производство малотоннажной химии, которой будут пользоваться те заводы, которые производят формуляции для защиты растений в сельском хозяйстве. Что касается минеральных удобрений (насчет квотирования), этот вопрос мы рассматривали. Это не помогает. Сельскому хозяйству просто надо дать больше денег, чтобы оно больше купило и больше применяло. Другой формулы нет. Здесь просто недоработка нашей экономики — недостаток средств, чтобы внести эти удобрения.

Если по-крестьянски посмотреть, то из-за того, что мы мало вносим удобрений, мала защита растений, полстраны можно считать, как органическое земледелие. Но это земледелие, к сожалению, направлено на ухудшение состояния плодородия почвы. Это просто стихийное земледелие. А настоящему органическому земледелию нужен научный подход, чтобы выращенная продукция соответствовала мировым гостам и стандартам. Просил бы науку создать технологии, необходимые для получения конкурентоспособной продукции на российском и мировом рынках.

Появился один мраморный клоп, идущий сегодня из Абхазии. Одна особь дает в год примерно 6 млн. штук потомства. В Абхазии почти 50 % урожая уничтожено. Сегодня идет к нам. Затраты просто огромные. Мы разрабатываем научные методы борьбы, но нужна очень быстрая реакция.

О технологической модернизации. Нам ежегодно необходимо покупать 56 тысяч тракторов, 16 тысяч комбайнов, а мы сегодня покупаем 10-11 тысяч тракторов , 7 тысяч комбайнов и т.д. Российских тракторов мы производим всего лишь 2,7 тысячи единиц. Тракторных заводов не осталось. По комбайнам ситуация чуть лучше. По кукурузоуборочным комбайнам в целом ситуация не плохая, но, тем не менее, нужны российские разработки.

Если сравнивать российские и импортные трактора, комбайны и механизмы, то, к сожалению, мы уступаем по заявленным характеристикам, необходимым для полеводства. И потому наши сельхозпроизводители покупают импортную технику.

О льноводстве и коноплеводстве — мы потеряли производство тканей, потеряли сырьевую базу, которую нужно возрождать. Намечены программы по возрождению льноводства. Науке, которая занимается льном, необходимо принять все меры, чтобы это направление развивать. Интересно новое направление — производство хлопка: для его выращивания пригодны 221 тысяча гектар, в этом огромная роль аграрной науки.

Какие перспективные культуры требуются нам для того, чтобы на мировых рынкам нам дальше работать? Это лекарственное направление, масличное, овощи, питомники и т.д. — все, что в мире производится, над всем нужно работать. Но без науки аграрное производство не сможет двигаться.

Сегодня одно из направлений Министерства сельского хозяйства — возрождение лекарственного растениеводства. В 1990-м году выращивались тысячи тонн лекарственных растений — тут объединение аграрной науки (ВИЛАР) и фармакологии неизбежно.

Напомню то, что сказал В.В. Путин о вхождении Российской Федерации в число пяти крупнейших экономик мира, об обеспечении темпов экономического роста выше мировых, сохранении стабильности — без растениеводства, аграрной науки достичь это невозможно.

М.М. Котюков. Сегодня у нас есть уникальная возможность. В решении, которое мы получили по государственной программе развития сельского хозяйства, появилась научная подпрограмма. Ее там не было никогда (в последние пять-семь лет, как существуют госпрограммы). Именно из этой подпрограммы мы черпаем ресурсы, которые передаем академическим институтам для реализации федеральной программы развития сельского хозяйства. Это мы выдаем как поисковые работы. Производство молекул и производство химических средств защиты растений — это поисковая работа. Минпромторгу пока здесь рановато присутствовать. Это вопрос конкретного заказчика — Министерства. Для отрасли нужна такая разработка. Бессмысленно ждать, что мы эту работу сделаем из базового госзадания академического института. Безусловно, допускать к таким поисковым работам будем те коллективы вместе с Академией наук, которые имеют необходимые компетенции, как сегодня мы делаем по картофелеводству и птицеводству. Но для того, чтобы этот заказ появился, не надо ждать Минпромторг. Мы туда вместе пойдем, когда будет идея, когда будет молекула и скажем, что теперь нужно масштабировать. Но для этого надо пару лет поработать всем в месте и найти ответ на точечный вопрос.

Вы показали вызов с насекомыми. Мы спрашиваем у коллег: есть идеи? Чтобы идеи превратились в документы, нужно сформировать задание либо заказ. Появление в госпрограмме академических институтов позволяет уйти от долгосрочных процедур отбора победителей на точечный, адресный, прямой государственный заказ в виде задания институту, либо группе институтов. Все это можно в этом зале обсуждать.

(jpg, 99 Kб)

Академик РАН И.М. Дунин, директор Всероссийского научно-исследовательского института племенного дела. О научном обеспечении развития отечественного животноводства. Безусловно, конкурентоспособные породные ресурсы животноводства — стратегический залог селекционной и продовольственной безопасности государства, здоровья нации и силы влияния на мировом рынке. Но мировой рынок конкурентоспособных племенных ресурсов, селекционно-генетических услуг жестко монополизирован крупнейшими генетическими компаниями и формируется ограниченным числом стран с развитым животноводством. Их влияние достаточно широко и на российском рынке племенной продукции, геномных технологий, особенно критическая зависимость — в птицеводстве. У нас сегодня создаются предпосылки войти в число этих стран. Потенциал селекционно-генетической базы отечественного животноводства, его влияния на товарный сектор возрастает, но явно недостаточно, требуется существенная наукоемкая модернизация. Предстоит объединить усилия всех сторон, чтобы перейти от модели, базирующейся на традиционной селекции племенного дела к системе новых репродуктивных информационных технологий ХХI века. И повременить нельзя — мы с вами в 90-е «отключили» процесс и до сих пор ощущаем последствия.

За последнее десятилетие учеными и практиками-селекционерами России выведены с использованием лучших мировых селекционных достижений новые породы и типы сельскохозяйственных животных, превосходящих по продуктивности исходную популяцию на 20-30 %. В молочном скотоводстве были созданы две породы и тридцать внутрипородных типов скота. Животные новых генотипов (относительной численности 13 %) практически вышли на третье место от всех разводимых пород скота в стране. Это позволило уйти от массового завоза импортного племенного поголовья молочного скота, дополнительно получить прирост производства молока в объеме около 4 тысяч тонн, достичь впервые практически 6-тысячного рубежа надоя в среднем по стране. А мы с вами в советское время получали всего 2,7 тыс. кг. А по созданным селекционным достижениям сегодня на уровне лучших мировых селекционных достижений — от 8 до 12 тысяч килограммов молока по молочным стадам.

В мясном скотоводстве созданы одна порода и четырнадцать внутрипородных типов скота, которые показывают высокие откормочные качества, среднесуточный прирост массы доходит до 600 грамм, убойный выход до 60 % против 600-800 грамм в исходных популяциях скота. Это качественно новый уровень развития специализированного мясного скотоводства в стране для получения мраморной говядины премиум класса отечественного производства. Новый генотип специализированного мясного скота обеспечивает 95-98 % уровня импортозамещения племенного молодняка и становится точками роста производства высококачественной говядины. Вес возрос буквально за последние годы, до 16 % в 2017 году, и планируется его довести к 2020 году до 25 %.

В свиноводстве созданы четыре новые породы и шестнадцать внутрипородных типов скота. Эти селекционные достижения в производстве мясной свинины на уровне лучших мировых аналогов. Новые генотипы широко востребованные в региональных системах гибридизации, обеспечивают потребности в племенном молодняке на 98 %.

В овцеводстве создано 12 пород и 10 типов. Созданы генотипы овец, по качеству шерсти они не уступают лучшей мировой породе мериноса и превосходят все исходные отечественные аналоги. Это способствовало увеличению производства высококлассной шерсти более, чем на 4% и уровня обеспечения товарного сектора племенных ресурсов собственной продукцией до 100%. Созданы новые генотипы мясных овец — они отличаются скороспелостью и повышенной на 20% мясной продуктивностью для производства молодой мясной баранины.

В регионах традиционного табунного коневодства численность поголовья мясных лошадей новых селекционных форм возросла до 100 тысяч голов, что составляет 55 % от их общей численности, импорт мяса конины сократился в 2,6 раза.

Россия располагает породными ресурсами, генетические возможности которых на практике далеко не реализованы — реализация сегодня на 50-60 %. Сегодня не только не выгодно содержание низкопродуктивного скота, но еще более проблематично содержание скота, который не обладает высоким генетическим потенциалом, скота, который мы завезли по импорту.

По технологии содержания молочного скота у нас превалирует привязная — 72 процента, а в Европе 97,5 процента. По технологии кормления молочного скота у нас полнорационная кормосмесь лишь 49 %, в США и Европе 97,8 %. По технологии доения коров молочного скота у нас превалируют ведра и молокопровод (32-47 %), в США и Европе доильных залов — 84 и 60 % и роботы в пределах 10-5 %. Необходим переход на новый технологический и селекционный уровень развития молочного скотоводства, отечественная конкурентоспособная роботизированая система геномной оценки для молочного скотоводства. И следует добавить специалистов на базе аграрных заведений с компетенцией биотехнологов и техников по обслуживанию роботов — ведь мы завезли много доильных роботов из-за границы, их обслуживание происходит за счет «импортных» специалистов.

Имеет место задержка с принятием закона о племенном животноводстве, она явно не способствует актуализации нормативных и методических положений, затрагивающих развитие нового сегмента селекционно-генетических услуг в отрасли животноводства. К тому же, в рамках единой политики в области племенного животноводства Евразийской экономической комиссии, затрагивающей развитие геномных технологий, целесообразно введение геномной оценки в ранг официальной путем внесения в закон о племенном животноводстве генетическую экспертизу и геномную оценку племенной продукции. Требуется объединить усилия в рамках программы Союзного государства по формированию конкурентоспособной базы генетических ресурсов на основе биотехнологических методов и геномной оценки животных.

К сожалению, из 16 функционирующих на сегодня селекционно-генетических центров нет ни одного по наиболее проблемным отраслям — молочным и мясном, хотя есть необходимость их создания по наиболее востребованным импортозависимым породам, то есть галастунской породе. Создание российской породы позволило бы расширить масштабы племенных ресурсов всех галастумизированных типов черно-белого скота в других регионах, повысить возможность отбора быков и эмбрионов собственной репродукции и уйти от завоза импортного голштинского скота. Было бы логичным создание селекционно-генетического центра по сохранению генофондных пород скота — Россия взяла на себя обязательство по их сохранению. Это шанс на их выживание и перспектива для использования в фермерских хозяйствах и монастырских подворьях.

Важнейшим компонентом отечественных селекционных программ воспроизводства элитного племенного генофонда, в частности быков-производителей, должна стать эмбриотрансплантация и не на завозных эмбрионах, а на собственной репродукции. К сожалению, Россия не имеет пока достаточного уровня применения данной технологии. Есть целесообразность стимулирования для наиболее широкого внедрения в практику племенных хозяйств использования сексированного семени. Технология эта обнадеживает. Ее использование на первотелках позволяет увеличить на 35-40 % получение племенного поголовья для ремонта и племенной продажи. Конечно, выход на новый уровень племенной селекционно-генетической базы отечественного животноводства во многом зависит от внедрения обязательной системы мечения и идентификации животных в хозяйствах всех форм собственности. Без этого проблематично войти в круг производящих конкурентоспособную племенную продукцию.

Современная селекция и племенное дело, по сути — новые точки роста в производстве животноводческой продукции. Соответственно здесь необходим качественно новый уровень оснащения приборного парка, оборудования научно-исследовательских учреждений селекционного профиля. Иначе данная стратегическая ниша будет восполняться всевозможными зарубежными фирмами. А это удел аутсайдеров. У нас есть в перспективе все шансы войти в число ведущих экспортеров животноводческой продукции со статусом экологически чистой — подобно тому, как Россия ворвалась в мировой рынок с зерном.

(jpg, 86 Kб)

И.В. Лебедев, заместитель министра сельского хозяйства. Агропромышленный комплекс страны уверенно и динамично развивается — сегодня мы имеем рекорды, которых не было 40 лет по отдельным подотраслевым направлениям. Палитра новых финансовых инструментов широкая — коснусь некоторых новых, прорывных, революционных, которые впервые появились на территории нашей страны. В 2017 году мы консолидировали на площадке Министерства сельского хозяйства 54 разрозненных субсидии, получили механизм единой субсидии и сегодня доводим деньги до регионов единым траншем. Это сделано для того, чтобы регионы могли самостоятельно определиться со своими точками роста, со своими подотраслевыми направлениями, которые можно развивать максимально эффективно.

Во многом раньше это была навязанная индикативная шкала, сегодня мы от этого отошли и считаем, что это очень правильная формула. 99 % регионов хорошо справились с этой задачей в 2017 году. В 2018 году мы провели хорошую работу над ошибками и имеем по этому направлению высокий результат.

Второй механизм — самый важный, передовой: все ведущие аграрные державы мира получили свое развитие благодаря схожим подходам. Это льготный механизм кредитования наших аграриев до 5 %. Это действительно уникальное во всем мире условие, созданное в стране для инвестиций, для развития агропромышленного комплекса.

Если сегодня мы посмотрим на динамику инвестиций в агропромышленный комплекс, важно назвать две цифры для того, чтобы отметить, работает механизм или не работает. В 2016 году в отрасль было привлечено порядка 200 млрд. рублей инвестиций, в 2015 году — чуть меньше. После того, как заработал льготный механизм кредитования до 5 %, в отрасль мы привлекли около 750 млрд. — почти в три раза больше. Сегодня у нас есть очень хороший потенциал динамики выращивания овощей закрытого грунта, в интенсивных садах, в молочных комплексах. Это новые, прорывные решения.

Безусловно, важно отметить такой важный финансовый инструмент, как возмещение прямых понесенных затрат, т.н. «каперсы». По классической формуле возмещения на прямые затраты, которые понесли при строительстве новых инвестиционных площадок, мы возмещаем 20 %. Но на очень важные направления, которые связаны, в том числе, и с наукой (селекционно-генетические центры, молочное животноводство), мы возмещаем до 35 % прямых понесенных затрат. Повторюсь: таких условий нет во всем мире.

Важно сказать, что сегодня базовой задачей для Министерства является, в том числе, и вовлечение земли сельскохозяйственного назначения в оборот. Но как вовлекать? Что сделано в этом направлении? Сегодня мы их достаточно хорошо инвентаризировали, нужно прекратить спекулировать: кто-то говорит, что 80 млн. га надо вводить, кто-то — 100, кто-то — 20. Важно сказать, что сегодня в стране есть 15 млн. га т.н. «первой категории», которые сегодня можно ввести достаточно оперативно с минимальным количеством затрат. Это означает, что затраты по вовлечению в оборот соответствуют уровню рентабельности сельскохозяйственного производства, поэтому этому сегодня особое внимание.

Есть совершенно новая методика вовлекаемости, которая прошла апробацию на площадке нашего генетического центра — речь о системе эффективного гектара. Берем земельный участок, который находится, например, в Рязанской, Тамбовской областях, или в Алтайском крае, и под этот участок прорисовываем транспортную инфраструктуру, с учетом почвенных и климатических особенностей, мощностей по хранению и переработке. А самое главное, мы должны обеспечить правильную систему доходности нашим аграриям не только по финансовому количеству, но и понимать, какая маржа должна оставаться у наших крестьян. И далее даем конкретную структуру севооборота на конкретных сельскохозяйственных культурах, которая является максимально маржинальной для конкретного земельного участка — чем-то все это похоже на старую систему расчетных формул Госплана, но с переводом на современные рельсы. Плюс по системе эффективного гектара предлагаем сразу ряд типовых решений, связанных с капитальным строительством и по технологиям внутри предприятий.

Есть проблема с кадрами, хотя надо гордо сказать, что мы — одна из немногих отраслей, которая имеет в подоснове прогноз научно-технологического развития отрасли до 2030 года. Мы имеем свою стратегию развития аграрного образования — это абсолютно рабочий системный документ. Через систему наших профстандартов мы привели в соответствие к общеобразовательным стандартам такие специальности, как «ветеринария», «агрономия», доказали, что стоимость обучения наших студентов по этим специальностям должна отличаться от общих подходов. В рамках Стратегии развития аграрного образования провели серьезное форсайт-исследование, понимаем, что нам требуется не просто количество студентов, а и их качество: на каких предприятиях в дальнейшем они будут работать, какие технологии применяются на этих предприятиях — это новый, абсолютно прорывной подход.

Федеральная научно-техническая программа «Развитие сельского хозяйства» — серьезный документ, с новыми подходами, с горизонтальной системой финансирования разных министерств, ведомств: около семи разных источников. В Министерстве мы собирали комплексный научно-технический проект участников и по сахарной свекле, и по картофелю — уже сегодня количество серьезного бизнеса, желающего участвовать в этом процессе, в три-четыре раза превышает нужное количество. Т.е. страна имеет потенциал.

О рынке зерна: имеем не только рекордный урожай в 135 тонн, но и новые вызовы и проблемы, которые оголились: недостаточно мощностей связанных с хранением, с транспортом и логистикой, с глубокой переработкой зерна.

В 2018 году мы имеем всю палитру мер поддержки отрасли растениеводства, будем давать более высокий стандарт зерну продовольственной пшеницы, чтобы иметь на территории страны добавочную стоимость. Новый инструмент поддержки аграриев по рынку зерна — компенсация провозной стоимости заводчика экспорта. Определены профицитные регионы — Сибирь, Алтайский край, где цена немного просела. Государство этим новым механизмом сумело снять стоимость и вывести рынок в рентабельность — это важно. С помощью переработчиков создали похожий инструмент на площадке мукомолов, хлебопеков.

На рынке молока занимаемся не только количеством, но также безопасностью и качеством. На территории страны большое количество фальсифицированной молочной продукции, бесконтрольно применяются пальмовые и растительные жиры, идет замещение сырого молока, не выполняются требования многих стандартов и регламентов — здесь предстоит серьезная, плановая работа. Мы понимаем, что наши связи с наукой должны быть неразрывны.

(jpg, 91 Kб)

С.Н. Алейник, заместитель губернатора Белгородской области. За последнее десятилетие в Белгородской области, как и в целом в Российской Федерации, создан мощный, высокотехнологичный, конкурентоспособный агропромышленный комплекс, который в валовом национальном продукте превышает 30 % и служит основным драйвером экономического роста.

Белгородская область обеспечивает производство более 4 % валовой сельскохозяйственной продукцией страны, вклад белгородских предприятий в общероссийское индустриальное агропроизводство — до 7 %. Белгородцы ежегодно обеспечивают разными видами сельскохозяйственной продукции до 36 миллионов человек. Производя более 1млн. 700 тысяч тонн мяса, или более 1 тонны на человека в год, Белгородчина по праву носит звание мясной столицы России. За одно десятилетие производство мяса птицы увеличилось в пять раз. Значительный вклад на этапе становления отрасли внесли ученые Российской академии наук, Всероссийское научно-исследовательский технологический институт птицеводства, «Росптицесоюз» и лично академик Владимир Иванович Фисинин.

По стоимости валовой продукции сельского хозяйства с показателем 240 миллиардов рублей регион занимает четвертое место в Российской Федерации среди обладающих значительно большим ресурсным потенциалом субъектов — Краснодарский край, Ростовская область и Татарстан. Шесть лет Белгородская область — безусловный лидер по эффективности использования пашни. В 2012 году в пересчете на один гектар пашни мы впервые произвели сельхозпродукции на сумму 100 тысяч рублей, и в 2017 году достигли рекордного показателя 150,5 тысяч рублей. С учетом вклада перерабатывающей отрасли в общий объем валового производства АПК области составляет более 600 млрд. рублей.

Активно реализуем программу импортозамещения путем ускоренного обеспечения научно-технической, технологической, селекционной и генетической независимости, наращиваем экспортные возможности отрасли. К решению стратегических вопросов подходим комплексно, в полном соответствии с основными целями Федеральной научно-технологической программы развития сельского хозяйства, используя потенциал учебной базы Белгородского аграрного и научно-исследовательского университета, Белгородского федерального аграрного научного центра.

Правительство области последовательно и планомерно работает над созданием научно-производственных исследовательских центров на базе крупнейших агрохолдингов, работающих на территории региона. Наше внимание сосредоточено на обеспечении кормопроизводства, биологическом благополучии и генетической независимости. Наработан опыт селекции семеноводства с внедрением в производство новых отечественных сортов основных сельскохозяйственных культур — полностью самообеспечены конкурентоспособным посевным материалом собственной селекции, поставляем качественные семена в другие регионы. Работают четыре селекционных семеноводческих центра, за последние три года открыты два крупнейших в России федеральных завода по производству семян кукурузы и сои. В нынешнем году будет введен в строй еще один селекционно-семеноводческий центр по производству семян самоопыляющихся культур.

Повышение объема производства и качества как в растениеводстве, так и в животноводстве напрямую связано с улучшением посевных характеристик семенного материала и сохранением плодородия почвы. В 2011 году при участии российских ученых разработали и уже семь лет реализуем научно обоснованную комплексную программу биологизации земледелия в масштабах целого региона. Не случайно уже с 2013 года валовое производство зерновых при любых погодных условиях стабильно превышает 3 млн. тонн, с урожайностью, одной из самых высоких по России — 50 центнеров с гектара.

Удалось остановить деградацию черноземов за счет увеличения баланса органического вещества. С целью стимулирования более бережного отношения к земле выступили с инициативой проводить агрохимическое обследование почв, посевных площадей в области не каждый пятый, а каждый четвертый цикл, а также приняли «Кодекс добросовестного землепользователя», в котором закрепили основные положения программы биологизации в качестве правил землепользования.

Создание «умных» удобрений с целью снижения химического воздействия на почву и растения, и производство экологически чистых продуктов питания — еще одна задача, стоящая перед аграриями и научным сообществом области. Заняты разработкой и организацией производства биомодифицированных жидких и гранулированных минеральных, органоминеральных и органических удобрений, заложив ряд полевых опытов. У нас ситуация с минеральными удобрениями, с их стоимостью и экспортом за рубеж не такая драматичная, как для других регионов. У нас сосредоточено более 4,5 млн. голов свиней и 52 млн. голов птицы, которые ежегодно дают около 12 млн. куб.м. отходов жизнедеятельности, которые мы старательно превращаем в органические удобрения. Но для нас это уже мало, — хотим сделать более совершенные удобрения, то есть агроминеральные.

На базе современной лаборатории научно-исследовательского классического университета БелГУ (не имеющей аналогов в Центральном федеральном округе) работаем над сохранением генофонда редких и исчезающих растений, созданием гибридов важнейших сельхозкультур, возделываем в Белгородской области и Центральном черноземье метод микроклонарного размножения — реализуем масштабную программу по производству 1 млн. тонн косточковых и семечковых культур. Занимаемся закладкой садов, и для этого надо заложить 33 тыс. га, для чего нужны безвирусный посадочный материал.

О генетической независимости в животноводстве — с этой целью на базе Белгородского государственного университета при финансировании одной из свиноводческих компаний «Агро-Белогорья» открыт центр геномной селекции. Занимаемся реализацией и подготовкой к испытанию уже выведенного кросса «смена», который по программе научно-технической модернизации сельского хозяйства должен заменить импортные кроссы в птицеводстве. Группа компаний «Зеленая долина» работает над крупным проектом обеспечения генетической независимости — создается селекционно-генетический центр, строительство которого начато в 2017 году с лабораторией по оценке качества семени быков-производителей, а также работы с фиксированным семенем и с эмбрионами. Иными словами, в ближайшем будущем будет создана реальная качественная альтернатива генетическому материалу, ввозимому из-за рубежа. Особое внимание проекту производства гипоаллергенного молока с природным геном бета-казеина А2.

Неотъемлемая часть деятельности современного агропромышленного комплекса — переход на цифровые технологии: использование спутниковой навигации, беспилотных летательных аппаратов, технологий точного земледелия, обследование земель сельхозназначения, внедрение различных систем контроля производства и переработки сельхозпродукции, применение компьютерных технологий в селекции и семеноводстве. С января 2017 года в области создана экспериментальная зона «АгроНТИ», которая реализуется вместе с Фондом И.М. Бортника, и у нас уже есть ряд позитивных результатов.

Отечественные промышленные биотехнологии — направление, к которому Белгородская область приступила одной из первых в современной России. Действует завод по производству лизин сульфата, открытый в 2015 году, производственная мощность которого составляет 57 тыс. тонн, что позволяет закрыть 60% потребности российских животноводов в незаменимой аминокислоте, которая до этого импортировалась из Китая. Приступаем к реализации нового завода по производству трианина, которого будет выпускаться порядка 13 тыс. тонн при потребности страны в 19 тыс. тонн, т.е. закроем 80% в этой аминокислоте.

У нас создан Совет по инновационно-технологическому развитию области при губернаторе области. Все научные разработки пропускаются исключительно через этот Совет с целью внедрения. Участвует весь консорциум научных и учебных учреждений.

(jpg, 103 Kб)

Академик РАН С.Д. Каракотов, генеральный директор акционерного общества «Щелково-Агрохим». О защите растений и молекул. Как бывший еще в советское время директор НИИ средств защиты растении, скажу, что эту проблему решали отраслевые институты Министерства по производству минеральных удобрений, а на сегодняшний день Минпромторг и Министерство сельского хозяйства не в состоянии ее решать. Если мы поставим такую задачу для страны, надо привлекать все химические институты Академии наук — Институт органической химии, Институт неорганической химии и некоторые региональные институты. А задачу должен поставить Союз производителей средств защиты растений. Мы покупаем около ста молекул за рубежом, в основном, в Китае, но некоторые молекулы делаются у нас в России, наше предприятие делает около четырех-пяти наименований молекул. Они требуют разработки технологий. А институтов, разрабатывающих технологию, нет.

Есть глобальная проблема растениеводства, которая требует решения — сахарная свекла. Сахарная свекла в мире занимает 5 миллионов гектар, 25 % — это Россия. 99,3% — иностранная генетика. 0,7% — отечественные гибриды. Но они неконкурентоспособны.

Объем рынка 1 млн. 300 тысяч посевных единиц, сумма рынка 9 млрд. рублей. Из 23 млрд. импорта семян 9 млрд. приходится на сахарную свеклу. В России производятся семена сахарной свеклы — примерно 20-25 % потребности, но они все на иностранной селекции. В свое время нами был построен мощный завод, который может обеспечить ровно половину потребности нашей страны в этих посевных единицах. На фоне других культур наша зависимость от импорта глобальна. Мы зависим по сои, по подсолнечнику, но, главным образом, по сахарной свекле.

В то же время мы экспортируем нашу генетику, селекцию в такие непритязательные страны, как Туркменистан, Киргизия, Казахстан, то есть они еще принимают нашу сахарную свеклу в виде семян. Но российская аграрная отрасль в этом отношении предпочитает иностранные семена. В чем причина? Нет генетической чистоты в наших генетических материалах сахарной свеклы — отсюда низкая урожайность, низкая технологичность.

Как выглядит отечественная сахарная свекла? Вырываем подряд десяток корнеплодов, сравниваем — они все разные. Если же посмотреть на иностранную свеклу (она наша, но генетика иностранная), они все идеальные, плюс-минус два-три процента по весу — как патроны в обойме автомата. Мы должны стремиться создать именно такую свеклу.

Есть ли полезные свойства у нашей свеклы? — Есть: устойчивость к болезням, хорошая «лежкость» (лежат в огромных гуртах на сахарных заводах и нет гниют). Так появилась подпрограмма «Сахарная свекла» — доведение объемов производства отечественных семян сахарной свеклы до 50 % и создание новых гибридов. У нас не было маркерориентированной селекции по признакам урожайности, сахаристости. Мы вообще не прикасались к такому механизму, как геномное редактирование. Это редактирование по биотическим факторам, например, устойчивость к болезням, специфическим гербицидам, формирование правильного дизайна, позволяющего достигать хороших технологических свойств при уборке.

На эти цели в нашей стране предполагается использовать 4,3 млрд. рублей до 2025 года, из которых половина бюджетных, а половина — привлекаемая из бизнеса. Мы уже потратили порядка 300 млн. рублей. Приступаем к тому, чтобы в двадцатые годы стартовали начальные этапы работ.

В течение последних трех лет нами проведена определенная работа по технологии современной селекции — микроклональное размножение, ускоренная селекция культур. Мы получили в этом году 18 гибридов, которые обладают ценными технологическими свойствами. В этом году 18 наименований проходят государственную регистрацию. Через два года мы будем иметь эти 18 гибридов для коммерциализации. Возможности институтов РАН, в том числе по сахарной свекле, в последнее время были ограничены, сейчас их снабдили приборами. Наш бизнес тоже вкладывает серьезные средства. В 2021 году мы начнем коммерциализацию нового поколения гибридов российской сахарной свеклы.

Академик РАН А.Д. Донченко — научный руководитель «Сибирского федерального научного центра агробиотехнологии». Если по агроклиматическому потенциалу взять Краснодарский край за единицу, то в Сибири — это Тува и Бурятия — 0, 56: такое разнообразие условий требует различных научных, технологических подходов. До 2013 года, понимая, что надо осваивать большое количество научных разработок сельскохозяйственного производства, мы создали в рамках образовательных и производственных комплексов семь центров.

В «Сибирский федеральный научный центр агробиотехнологий РАН», где я являюсь научным руководителем были объединены 11 институтов. Такие же центры сделали в Омске, на Алтае и в Красноярске. Четыре института в Тыве, Хакассии, Бурятии и Иркутске остались пока не вовлеченными в центры, они очень слабенькие, тем не менее, просьба к ФАНО: их надо оставить, для таких небольших регионов они очень важны.

Что это нам дало и довольны ли мы объединением? — Считаю, что это сделано правильно. Мы убрали мелкотемье, с научных сотрудников сняли всю обузу, которая не свойственна при выполнении научных исследований, получили достаточно большие деньги (около 300 млн.) только на аппаратуру, чего никогда не было.

Практически все индикаторы фундаментальных научных исследований мы перевыполнили (кроме молодых ученых). Ожидаемые результаты наших исследований до 2020 г. внесены в четыре направления. И мы уже знаем, к чему стремиться и что в конечном итоге должны получить, как наша наука должна сработать, чтобы мы получили в сельскохозяйственном производстве достаточно высокие результаты.

О семеноводстве: Сибирь сегодня обеспечена своими сортами. За 45 лет существования Сибирского Отделения было создано 1,5 тыс. сортов. До создания Сибирского Отделения было создано 20-25 % сортов сибирской селекции. Сегодня этот показатель вырос до 95 %. Мы высеваем сорта во всех наших регионах, а также в Казахстане, Монголии, работаем с Китаем. В последние два года мы получили 103 научные разработки, которыми, как мы считаем, можно гордиться. Три сорта картофеля, у нас есть свой лен-долгунец.

О био- и ветеринарной безопасности. Каждый год миллиард человек болеет заразными болезнями. Из них 250 патогенов, которые поражают и животных, и человека: бруцеллез, туберкулез, сибирская язва, ящур и т.д. 30 лет и Россия, и Советский Союз, в частности Сибирь, были поражены этими инфекциями, а бруцеллез и туберкулез были «гирями на ногах» животноводства. Сегодня мы освобождены от этих инфекций. Но сегодня мы находимся на грани того, что нам могут занести инфекцию. У нас пограничная территория очень большая, алтайский центр работает только на Алтае, красноярский центр — в Красноярске. Мы находимся в трех субъектах, а все остальные субъекты практически без научного обеспечения. Может быть, сделать научно-образовательно-производственные комплексы?

(jpg, 89 Kб)

Академик РАН В.А. Тутельян, научный руководитель «Федерального исследовательского центра питания, биотехнологии и безопасности пищи». Интересная дискуссия по научному обеспечению развития АПК дошла до конечного звена — до пищевой цепи, то есть до человека. Как выдающиеся успехи аграриев сказались на питании, на здоровье нашего населения? К сожалению, мало что меняется за последние десятилетия. Энергетическая ценность нашего питания значительно превышает наши потребности. Что касается микронутриентов (это, прежде всего, витамины, биологически активные соединения, фенолы, индолы, изофлавоны, которые содержатся во фруктах и некоторых овощах) — в них потребности значительно ниже. Результат — рост ожирения: 55 % лиц старше 35 лет имеют избыточную массу, и этот показатель растет.

Ожирение имеет последующие неприятные последствия — это целый букет заболеваний: атеросклероз, ишемическая болезнь сердца, инфаркты миокарда, инсульты, сахарный диабет. Это сокращает и уносит жизни людей.

Дефицит микронутриентов, прежде всего, витаминов, биологически активных соединений — это снижение адаптационного потенциала более, чем у половины населения. И любая дополнительная нагрузка — экологическая, химическая, биологическая, вирусы, бактерии приводят к снижению состояния здоровья, заболеваниям.

Мы имеем критическое состояние отечественного производства пищевых ингредиентов: 98% — это импорт, 2%— собственное производство. Практически все, что у нас используется для питания, не может быть сделано без этих пищевых ингредиентов. Что произошло за тридцать лет с витаминной промышленностью? В 1988 году, тридцать лет назад, все субстанции производились в нашей стране. У нас была самая мощная в мире микробиологическая промышленность. В настоящее время ни одного грамма витаминов мы не производим. Только упаковку готовых форм.

Это касается и той кормовой базы, которую мы тоже потеряли. Это и полтора миллиона тонн кормового белка, микробиологического синтеза и тех витаминов, которые поступают и используются в животноводстве, птицеводстве и т.д. — из-за отсутствия которых никаких успехов в этих областях нет и быть не может.

Специализированная пищевая продукция. Потребность и производство: 10-20-50 %. Там, где благополучие — статистическое. Молочная продукция, детское питание: 72% — импорт и только 28 % — отечественное производство. Плодоовощные консервы, то, что используем в детском питании, в специализированном питании — 75 % импорт.

Тенденции развития пищевой индустрии в мире: сочетание интересов человека, его здоровья — и производителя, т.е. реализация, персонализация, создание продуктов заданного химического состава, обогащенных, функциональных, пищевая продукция профилактического назначения. В настоящее время все очень дифференцировано. Это питание спортсменов, питание лиц пожилого возраста, беременных женщин, кормящих матерей.

Мы стоим перед дилеммой: с одной стороны мы должны быть изящными и красивыми, с другой стороны, мы недополучаем микронутриенты, и от этого страдает здоровье, поэтому надо есть больше. Выход из дилеммы — создание сети специализированных продуктов ХХI века: натуральные продукты, персональные генетически модифицированные натуральные продукты, технологическая модификация продуктов заданного качества и биологически активные добавки.

В прошлом году Российская академия наук, ФАНО создали комплексную программу научных исследований в области питания населения. Она объединяет 38 исполнителей: институты под руководством Отделения сельскохозяйственных наук, Отделения медицинских наук, есть институты Отделения биологических наук и Отделения физиологии. Целый ряд министерств вовлечены в эту программу.

С помощью самых современных методов геномных технологий определяются потребности человека в пищевых веществах, энергии, в первую очередь, микронутриентах, биологически активных соединений, в результате которых разрабатываются нормы физиологических потребностей. Это то, что лежит в основе потребительской корзины, расчета зарплат, пенсий, стипендий и т.д. и т.д. Все это имеет огромное социальное значение. Но в основе — фундаментальное исследование, связанное с биологией, биохимией и физиологией.

Второе направление — оптимизация на уровне популяций, персонализация питания детского, взрослого населения. Разработка технологий производства обогащенной, специализированной, диетической, профилактической пищевой продукции. Высокие технологии требуют наукоемких разработок. И в настоящее время они интенсивно развиваются.

Третье направление — традиционная химическая, биологическая безопасность пищевой продукции, разработка современных методов анализа. Здесь мы тесно сотрудничаем с Отделением химических наук. Методы основаны на самых современных инструментальных методах анализа, на спектрометрии с разными индикаторами. И целый ряд других методов, которые в настоящее время используются для обеспечения безопасности пищи.

Наконец, четвертая подпрограмма — возрождение технологии и производства пищевых ингредиентов и витаминов: важнейшее направление, потому что мы сейчас абсолютно не защищены, и импортозамещение в этом направлении крайне необходимо.

На этой площадке интегрированы институты, работающие в области органической химии, органического синтеза, микробиологии, генетики микроорганизмов — мы надеемся получить очень серьезный эффект. Оценка эффективности пищевого продукта — это клиническое направление. Отдельное направление — здоровая старость и активное долголетие, где порядка 50% здоровья пожилых людей связано с питанием. Разработка и внедрение целого ряда образовательных программ. Самые эффективные и дешевые — через образование населения.

Ожидаемые результаты только в этом году — специализированный витаминно-минеральный комплекс. Более 30 их будет создано с привлечением частного и государственного партнерства. И целый ряд других биотехнологий, субстанций, витаминов, аминокислот, специализированной продукции. Надеемся получить большие результаты. Эта программа отдельно финансируется. При получении должного эффекта надеемся в следующем году получить дополнительное финансирование этой целевой программы.

Академик РАН М.П. Кирпичников. Убежден, и это следует из выступления заместителя Министра сельского хозяйства, что ситуация, которая есть в сельском хозяйстве — следствие экономических и организационных мер. Не хочу говорить резких слов, но во всем этом могло быть гораздо больше влияния технологии. И это наша забота — Академии наук и ФАНО.

Любой конкретный проект это цепочка: фундаментальная наука — НИОКР — ОКР, потом поле. Мы должны говорить о технологической независимости, что гораздо серьезнее, чем импортозамещение. Если мы не будем владеть технологиями, которые следуют из фундаментальной науки, мы вообще ничего в этой области сделать не сможем — никакие закупки за рубежом нам не помогут, даже если закончатся санкции. Это самый серьезный вопрос.

Здесь есть две кардинальные проблемы. Лет 20 назад в медицине возникло такое понятие «трансляционная медицина» — перенос того, что делается на столе исследователя в фундаментальной науке в клинику. Сейчас в медицине признано, что от этого этапа зависит очень многое. Скажем, если мы ничего не будем делать в фундаментальной медицине (это оценки журнала «Nature»), а просто перенесем в клинику все, что сделано в фундаментальной науке, средняя продолжительность жизни на земле увеличится лет на 30. Просто перенесем!

Нечто подобное происходит и в других областях науки, в том числе должно происходить и в сельском хозяйстве. И я хочу сказать об этой трансляции фундаментальных исследований в поле или на ферму. Приведу два-три примера: семеноводство, посадочный материал, племенные вещи. Если мы не будем развивать и устанавливать здесь контакты по этой цепочке — от фундаментальной науки к практическим вещам — мы не только все потеряем, мы просто перестанем понимать. Об этом сегодня говорили (но вскользь), что дело даже не в том, что у нас нет семян, а дело в том, что если у нас даже были бы деньги, мы не так быстро научимся делать то, что делают во Франции, Англии, Германии, хотя какие-то вещи есть в наших институтах: в Институте общей генетике, в федеральном исследовательском центре «Биотехнологии», в Новосибирске.

И вторая проблема следует из первой проблемы — проблема кадров, здесь ситуация очень неблагополучная. Нам надо начинать повышать подготовку кадров. Здесь нет ничего обидного. Каждый имеет те компетенции, которые он имеет: фундаментальный ученый имеет одни компетенции, но у него нет компетенции, которые есть, скажем, на станциях, близких к полю. Надо учить друг друга!

Надо начинать с программ дополнительного образования, прежде всего, работать с преподавателями сельскохозяйственных вузов. Такие наши институты, как Институт общей генетики, как ФИЦ «Биотехнологии», как Институт биоорганической химии им. Шемякина (если дело касается ветеринарии и современных вакцин), с тремя ведущими университетами — Московским, Санкт-Петербургским, где биологический факультет сейчас возглавляет выдающийся академик И.А. Тихонович, и Новосибирским — всюду готовы пойти по пути создания таких программ переподготовки и дополнительного образования.

В последнем Указе Президента РФ речь идет о создании не менее 15 научно-образовательных центров, которые как раз прочерчивают всю цепочку от государственных университетов, научных организаций до бизнес-организаций. В Московском университете мы собираемся прочертить такую цепочку и создать такой общий центр, причем — не только Московского университета. Там будет задействован, как минимум, десяток академических институтов, там будет «сельскохозяйственная долина», куда мы придем внедрять все эти вещи.

Тогда, думаю, такие выступления, которые мы услышали по поводу Белгорода и того, что там сделал губернатор Савченко (это просто подвиг!), будут не единичными. Там построен завод, который полностью построен на лучших в мире отечественных биотехнологических принципах по незаменимым аминокислотам, о которых сегодня говорил С.Н. Алейник.

Академик РАН Р.И. Нигматулин. Мы обсуждаем важнейшие проблемы нашего Отечества, но меня удивляет, что отсутствуют выступления со стороны экономистов, потому что одна из главных проблем — колоссальный диспаритет цен на сельскохозяйственную продукцию и диспаритет производителей, зарплаты производителей. Главный инвестор экономики, которые обеспечивает инвестиции и рост — тот народ, который способен заплатить нормальные цены за хороший продукт. Этого у нас нет! У нас 70 % населения получают заработную плату менее 30 тыс. рублей, и платят за килограмм хлеба примерно столько, сколько стоит литр бензина, а везде, во всем мире за килограмм хлеба производитель получает цену, равную трем-пяти литрам бензина. У нас десятилетия ни руководство страны, ни научная общественность не понимают этого, следуют идеалистическим представлениям о развитии экономики и ее инвестиционной способности. Но инвестор прежде, чем что-то вложить, прикинет, кто это купит за нормальную цену. Так вот, у нас никто ничего не способен купить, только относительно малый богатый класс. Это обстоятельство у нас не понято.

Мы гордимся, что произвели 130 миллионов тонн зерна, и из него 30-40 тонн вывозим. И в то же время в землю не докладываем в три-пять раз больше минеральных веществ. Доход получает продавец, который экспортирует зерно, а производитель за это ничего не получает. За закупочные цены, которые он получает, он не способен купить нормальное количество тракторов, не способен купить комбайны, не способен купить удобрения, чтобы сохранить свою почву, соответственно и средства защиты.

Поэтому пока руководящие органы страны, научная общественность не примут материалистический взгляд на развитие экономики, у нас ничего не будет развиваться. И это касается не только сельского хозяйства. Мы должны мобилизовать экономистов, которые четко должны представить разработки — сколько что стоит. Пока этого нет. Какая доля людей получает зарплату более 70 тысяч рублей? По анализу ВТБ — это менее 7%. Менее 7% людей способны что-то нормальное покупать, а все остальные способны покупать заменители молока, низкие сорта хлеба и т.д. и т.п. И это будет продолжаться еще десятилетия. Мы обязаны усвоить эту экономическую теорему, потому что главный инвестор экономики — народ, получающий сбалансированную зарплату. А главный инвестор сельского хозяйства — городской житель, который получает нормальную заработную плату.

М.М. Котюков. В решение надо включить то, что мы с вами непосредственно можем делать — фундаментальную программу исследований широким спектром для задач агропромышленного комплекса, чтобы участвовали биологи, физики, математики. В ближайшие два месяца — сформировать научные планы на 2019-2021 гг., к задачам развития АПК привлечь ведущие научные силы страны.

Мы знаем, кто и на что способен, какие компетенции есть в коллективах. По итогам обсуждения в Отделениях получим картину, какие наиболее перспективные направления надо двигать вперед, чтобы отвечать на «большие вызовы». Ведущие университеты страны готовы заниматься сельским хозяйством. Когда мы вместе объединимся на площадке Академии наук, это будет серьезный шаг.

(jpg, 84 Kб)

Академик РАН А.М. Сергеев. Давайте посмотрим проект постановления —кратко пройдусь по замечаниям.

Мы вместе с Министерством сельского хозяйства, с ФАНО должны сформулировать новые направления, по которым надо готовить предложения по подпрограммам. Здесь перечислено много новых направлений — нам нужно принять какой-то алгоритм их раскрутки с использованием возможностей Академии наук, потому что сейчас сформулированы три направления: картофель, свекла, птица. Определить перечень новых задач, подпрограмм, которые должны быть, и определить меры по активному участию Академии наук в том, чтобы сначала было проведено соответствующее обсуждение, а потом постановка — чем заниматься, какие институты подключать.

Здесь была острая дискуссия по молекулам. Сергей Михайлович Алдошин спрашивал, есть ли роль Академии наук, академических институтов в том, чтобы обеспечить наше сельское хозяйство этой химией для борьбы с вредителями и т.д. Мы обсуждали это предложение. Наверное, стоит РАН, ФАНО и Министерству сельского хозяйства обратиться в Минпромторг, чтобы понять: есть ли зоны для фундаментальных исследований, или молекула известна и технология известна. Надо выстроить: если что-то есть фундаментальное, значит, нужно выделять средства и академическим институтам этим заниматься.

Очень интересное направление по органическим продуктам питания — это существенный резерв, здесь свободная ниша и на Европу, и на Китай. Несколько месяцев назад в Правительстве обсуждался законопроект по органическим продуктам питания. Наверное, и нам здесь тоже можно было бы сосредоточиться.

Что касается разработки программы цифровой платформы АПК, это соответствует тому, что стоит в Указе Президента. Мы должны не только говорить о рабочей группе по разработке цифровой платформы АПК. Мы должны определить ведущую роль сельского хозяйства, перечень основных направлений, которые должны войти в качестве подпрограмм в федеральную программу научно-технической поддержки сельского хозяйства. Есть те направления, в которых Академия наук сможет сыграть существенную роль. Это и «умное сельское хозяйство», и цифровые платформы. Есть вопросы, связанные с глубокой переработкой, с органическими продуктами питания, вопросы, связанные с хранилищами и т.д. Были критические замечания, что в рабочей группе нет представителей точных наук, нет представителей IT-технологий, нет экономистов. Обязательно там должен быть Игорь Анатольевич Каляев, поскольку он руководитель Совета. Игорь Анатольевич Соколов должен кого-то порекомендовать из IT-специалистов. Обязательно должны быть представители из Аэрокосмоса, которые занимаются вопросами съемок из космоса. Должны быть представители Института космических исследований, которые активно занимаются созданием интерактивных карт. Кого-то можно из экономистов включить. Прошу творчески подойти к этому вопросу.

По майскому Указу Президента есть пункт по созданию научно-образовательно-производственных центров. Раньше была интеграция науки и образования, а сейчас задачи должны ставиться со стороны крупных коммерческих компаний. Здесь роль Академии наук большая. Как поставлены в медицине трансляционные вопросы, в сельском хозяйстве они недостаточно проработаны. У нас есть большой потенциал: у нас здесь собраны естественнонаучные подразделения и медицинские подразделения. Многие достижения, которые имеют место в генетике, уже состоялись и уже раскручиваются, надо внедрять в сельское хозяйство. Давайте сформулируем: при подготовке госзадания в той части, в которой наши Отделения ставят и формулируют задачи для академических институтов, учесть все эти вопросы — достижения науки и технологий, которые сейчас есть, перенести из наших естественных наук (физики, химии, математики, биологии), чтобы правильно организовать эту смычку. Очень много из того, что уже наработано и физиками, и химиками, и биологами, и математиками, надо внедрять в сельское хозяйство. Академия наук — очень хорошая площадка для того, чтобы помогать раскрутке этой программы.

Например, помимо «умного» сельского хозяйства, обсуждалось еще несколько серьезных направлений, которые пока еще не прописаны в виде подпрограмм, но могут быть прописаны — связанных с сохранностью продукции, с современными хранилищами. Здесь уж точно можно внедрять современные достижения и физики, и химии, потому что у нас урожай гибнет — чуть ли не до 50 % в отдельных областях.

Говорилось о селекционно-генетических центрах. Генетический центр в животноводстве точно будет поддержан, его надо правильно сформулировать. По поводу создания научно-производственных центров — давайте посмотрим на вопрос творчески в соответствии с тем, что есть сейчас в Указе Президента в разделе «Наука» — создание не менее пятнадцати научно-образовательных центров с постановкой задач хай-тэковского сельского хозяйства с тем. Сейчас начинается обсуждение относительно этих пятнадцати центров, предложения по их формированию могут идти с разных сторон — и от нас они также могут поступать.

Очень важно нам обратиться в Минобрнауки и в Министерство сельского хозяйства по вопросу подготовки преподавателей для обеспечения нового уровня преподавания, где учитывались бы все эти достижения науки, технологий в сельском хозяйстве. У нас есть национальные исследовательские университеты в естественных классических науках, есть в медицине, а в сельском хозяйстве нет. Может быть правильно (агроуниверситеты принадлежат Министерству сельского хозяйства) организовать какое-то количество исследовательских университетов, которые сейчас находятся уже на хорошем уровне, подчеркнув, тем самым, что мы сейчас существенным образом пытаемся поднять достижения науки и технологии.

Хочу поблагодарить руководство Белгородской области, оно, действительно, уделяет большое внимание внедрению достижений науки и технологий в сельское хозяйство и очень расположено к взаимодействию с Российской академией наук. Белгородская область — одна из двух первых областей, которые откликнулись на наше предложение об организации представительства РАН и определили, кто будет представителем. Для нас очень важен этот отклик, передайте нашу благодарность губернатору.

Подведем черту. Руководство страны уделяет большое внимание развитию сельского хозяйства — за счет внедрения достижений науки и технологий сохранить и усилить ту положительную динамику, которую мы наблюдаем в последние годы. Фактически это задача для Академии наук — во всем мире сейчас активно внедряются достижения науки и технологий в сельское хозяйство. Мы должны сделать максимум, чтобы этот процесс пошел и в нашей стране. И здесь нам необходимо вести себя таким образом, чтобы возможности Академии наук были полностью востребованы. Для этого нужно определить направления исследований и еще более плотно работать с Министерством сельского хозяйства, учитывая также, что наши академики являются руководителями подразделений в этом Министерстве.

В обсуждении приняли участие:

ак. С.М. Алдошин, ак. В.Е. Фортов, ак. В.Н. Пармон, ак. Р.И. Нигматулин, М.М. Котюков — руководитель ФАНО России, П.А. Чекмарев — директор Департамента Минсельхоза России, ак. И.М. Дунин, И.В. Лебедев — заместитель министра Минсельхоза России, С.Н. Алейник — заместитель Губернатора Белгородской области, ак. С.Д. Каракотов, ак. А.С. Донченко, ак. В.А. Тутельян, ак. М.П. Кирпичников. 

х х х

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени имени В.И. Векслера 2018 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения физических наук) академику РАН Сергею Владиславовичу Иванову и к.т.н. Олегу Павловичу Лебедеву (Институт физики высоких энергий имени А.А. Логунова Национального исследовательского центра «Курчатовский институт») за серию работ «Разработка и внедрение метода стохастического медленного вывода пучка в синхротроне У-70». Выдвинуты Институтом физики высоких энергий имени А.А. Логунова Национального исследовательского центра «Курчатовский институт».

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 7 членов Комиссии из 8. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени В.И. Векслера 2018 года рекомендованы кандидатуры С.В. Иванова, О.П. Лебедева.

На заседании бюро Отделения физических наук РАН присутствовали 22 члена бюро из 41. В соответствии с результатами тайного голосования большинством голосов (за — 19, против — 0, недействительных бюллетеней — 3) в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени В.И. Векслера 2018 года С.В. Иванову и О.П. Лебедеву.

В серии работ представлены результаты по обоснованию и практическому внедрению стохастического медленного вывода пучка из синхротрона У-70 в двух системах вывода пучка. Обе системы прошли полный цикл разработки — расчет динамики частиц и систем обратной связи по пучку; макетирование, изготовление и наладка электронной аппаратуры; эксперименты на пучке У-70; ввод в эксплуатацию и передача аппаратуры и методик ее настройки оперативному персоналу У-70 для последующей штатной эксплуатации.

В работах реализованы стохастический медленный вывод пучка высокой энергии и стохастический медленный вывод пучка промежуточной энергии. В значительной мере работы по системе стохастического медленного вывода углеродного пучка промежуточной энергии ориентированы на подготовку проекта экспериментального центра ионно-лучевой терапии на пучке У-70. Проект предназначен для решения социально-значимой задачи в актуальном разделе современной ядерной медицины.

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени Л.И. Мандельштама 2018 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения физических наук) д.ф.-м.н. Ефиму Наумовичу Пелиновскому, д.ф.-м.н. Алексею Викторовичу Слюняеву (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Федеральный исследовательский центр Институт прикладной физики Российской академии наук), д.ф.-м.н. Александру Ивановичу Дьяченко (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт теоретической физики им. Л.Д. Ландау Российской академии наук) за цикл работ «Физические процессы, приводящие к образованию волн-убийц». Выдвинуты Ученым советом Федерального исследовательского центра Института прикладной физики РАН.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 8 членов Комиссии из 11. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени Л.И. Мандельштама 2018 года рекомендованы кандидатуры Е.Н. Пелиновского, А.В. Слюняева, А.И. Дьяченко.

На заседании бюро Отделения физических наук РАН присутствовали 22 члена Бюро из 41. В соответствии с результатами тайного голосования большинством голосов (за — 19, против — 1, недействительных бюллетеней — 2) в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени Л.И. Мандельштама 2018 года Е.Н. Пелиновскому, А.В. Слюняеву, А.И. Дьяченко.

Представленный цикл работ по разработке физико-математических моделей «волн-убийц», их моделированию и приложению теории к проблеме аномально высоких волн в море и плазме представляет собой фундаментальный вклад в развитие физики нелинейных волновых процессов. Авторами впервые проведено комплексное исследование физических механизмов, приводящих к появлению волн-убийц; предложены эффективные модели для описания экстремальных волн на воде. На этой основе созданы портреты волн-убийц в различных приложениях; определены времена их жизни; предложены возможные способы краткосрочного прогноза опасных волн в океане. Развитые теории подкреплены данными лабораторных экспериментов и натурных наблюдений.

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени А.Ф. Кони 2018 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения общественных наук) члену-корреспонденту РАН Елене Андреевне Лукашевой за серию работ, посвященную исследованию цивилизационных, нормативно-ценностных, социокультурных оснований права. Выдвинута Ученым советом Института государства и права Российской академии наук.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 9 членов Комиссии из 9.

В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени А.Ф. Кони 2018 года рекомендована кандидатура члена-корреспондента РАН Е.А. Лукашевой.

На заседании бюро Отделения общественных наук РАН присутствовали 15 членов Бюро из 24. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления o присуждении премии имени А.Ф. Кони 2018 года Е.А. Лукашевой.

В серии работ Е.А. Лукашевой сформирован и впервые в отечественной юридической науке применен нормативно-ценностный подход, позволяющий исследовать развитие и актуальное состояние права в социокультурном контексте с учетом разнообразных влияющих на него факторов.

Предложенная Е.А. Лукашевой методология используется для определения общего понятия цивилизации и выявления характеристик различных типов цивилизаций, значимых для их правовых составляющих, позволяющая рассмотреть данные явления в широком поле социокультурных взаимосвязей.

В серии работ Е.А. Лукашевой представлены результаты применения комплексного, междисциплинарного нормативно-ценностного подхода к анализу понятий права, прав человека, государственно-властных институтов. Проведенные автором исследования дают основания для более широкого видения права — как социокультурного явления и неотъемлемого элемента любой цивилистической системы. Выводы автора, сделанные на основе серьезных философских и научных обобщений, позволяют по-новому взглянуть на многие фундаментальные проблемы общей теории права, формируют новые направления исследований и вносят несомненный вклад в развитие отечественной правовой мысли.

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении золотой медали имени В.Н. Кудрявцева 2018 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения общественных наук) д.ю.н. Виктору Васильевичу Лунееву (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт государства и права Российской академии наук) за монографию «Истоки и пороки российского уголовного законотворчества». Выдвинут Ученым советом Института государства и права Российской академии наук.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 8 членов Комиссии из 9.

В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению золотой медали имени В.Н. Кудрявцева 2018 года рекомендована кандидатура В.В. Лунеева.

На заседании бюро Отделения общественных наук РАН присутствовали 15 членов Бюро из 24. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления o присуждении золотой медали имени В.Н. Кудрявцева 2018 года В.В. Лунееву.

Работа В.В. Лунеева посвящена вопросам формирования уголовного законотворчества российского государства со времен Российской империи до наших дней; при этом представлена периодизация российского уголовно-правового законотворчества на определенных этапах его исторического развития и функционирования.

Автор исследует эволюцию политических, социально-правовых и криминологических тенденций российского уголовного законотворчества; выявляет истоки и пороки его научно необоснованных подходов, и предлагает, в свою очередь, научно-обоснованные предложения по повышению эффективности российского уголовного законотворчества.

Проведенный В.В. Лунеевым анализ причин возникновения, эволюции и негативных последствий гносеологических законотворческих ошибок является крайне актуальным и полезным для современного законотворческого процесса, для юридической науки и практики. Оценочные суждения, выводы и предложения вносят несомненный вклад в развитие отечественной правовой мысли.

 

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.


 ВИДЕО (Научное ТВ РАН, выпускающий редактор Анастасия Барашкова)