«Локомотивы роста» — стартуют!

22.03.2018



21 марта состоялась расширенное заседание общественного совета федерального проекта «Локомотивы роста» ВПП «ЕДИНАЯ РОССИЯ» и представителей Российской академии наук

В заседании приняли участие руководители крупных компаний и госкорпораций, руководители регионов страны, видные деятели науки и образования.

(Доклады даны с сокращениями)

(jpg, 33 Kб)

Борис Вячеславович Грызлов, председатель Высшего совета Всероссийской политической партии «Единая Россия». Выборы 18 марта и их результат открыли не только новый политический цикл, но и новый этап российской истории, который будет связан с технологическим развитием, как подчеркнул глава государства в Послании Федеральному Собранию. Или современная Россия ответит на вызов технологической революции — или радикально отстанет от конкурентов, попадет в зависимость. Главной угрозой названо, прежде всего, технологическое отставание. Но у России есть все, чтобы справиться с этой угрозой. Есть цели, сформулированные главой государства и поддержанные, как мы видим, большинством граждан. Есть ресурсы — как природные и географические, так и преимущества иного порядка — богатая история нашего государства, творческий и научный потенциал народа России. Есть и те передовые, не имеющие аналогов достижения, о которых говорил Президент во второй части Послания.

Если Россия способна лидировать в сфере защиты своего суверенитета и безопасности — то может и должна занимать ведущие позиции и в других ключевых областях. Однако реализация Послания, а значит, и вопрос успешного участия России в сверхконкурентной борьбе за лидерство в быстроизменяющемся мире критически зависит от взаимодействия науки, образования и промышленности — нам необходимо взаимодействие этих сфер. Не может быть передовой науки, если она опирается на чужой промышленный потенциал. И не будет передовой промышленность, развивающаяся на основе зарубежных технологий и решений.

В рамках Высшего совета партии «Единая Россия» в прошлом году была проведена масштабная работа по подготовке докладов о будущем страны, которые готовились с широким привлечением экспертного и научного сообщества, были поддержаны председателем партии, региональными форумами проекта «Локомотивы роста» в четырех федеральных округах. Площадка диалога на базе Общественного совета проекта «Локомотивы роста» важна именно потому, что важна синергия науки, образования и промышленности. Ведется работа по формированию новых индустрий, созданию передовых производств в сфере развития отечественного лазеростроения, станкостроения, приборостроения, новых типов транспорта, производству новых материалов, новых летательных аппаратов и космических систем, перспективной энергетики, биотехнологиям.

Владимир Путин уделяет Российской академии наук особое внимание. В конце февраля глава государства внес в Госдуму поправки в закон о РАН, существенно расширяющие задачи, функции и полномочия Академии. Сегодня необходимо более активно использовать инновационные подходы в областях, где наша страна уже обладает преимуществами, формировать экономику нового типа с применением технологичных решений. Это позволит обеспечить высокий уровень благосостояния граждан.

Необходимо использовать уникальную географию и природное многообразие России, чтобы она стала крупнейшим транспортным и транзитным центром континента. Нам необходимо использовать возможности многомиллиардного рынка от Турции до Японии, обеспечивать современные инфраструктурные связи России с соседями не только с Запада на Восток, но и с Севера на Юг путем наращивание транзитных международных перевозок с активным включением судоходства по крупным речным артериям и интеграцией Северного морского пути.

Арктические территории являются крупнейшим сырьевым резервом страны — для ученых они представляет особый интерес для исследований. Все северные страны стремятся закрепиться в направлении освоения этой зоны, но реальная возможность сделать это есть только у России.

Качественная и доступная инфраструктура — это залог пространственного развития России, повышения трудовой мобильности и роста благосостояния граждан. Использование новых технологий позволит возглавить разработки и системы искусственного интеллекта. Это очень непростая тема, но не говорить об этом сегодня еще опаснее. Нужно уже сейчас иметь представление о том, как изменится наш мир, рынок труда, взаимоотношения людей, какие новые угрозы нас ждут — необходимо сформулировать гуманитарную составляющую проблемы искусственного интеллекта.

Мы обязаны развивать науку, расширять возможности для исследований, использовать потенциал отечественных научных школ. Россия должна стать поставщиком сложных систем для инфраструктуры цифровой экономики и «экспортером безопасности». В условиях решения стратегических задач развития промышленности, формирования новых перспективных рынков, глобализации экономики ощущается острая необходимость в укреплении и развитии инженерных кадров, способных оперативно и гибко реагировать на запросы реального сектора экономики.

Необходимы и законодательные, и организационные решения, которые расширяют и укрепляют формы поддержки промышленных предприятий. Целый спектр таких форм и инструментов уже предусмотрен. Председатель Правительства дал поручение по внесению в Госдуму законопроекта о специнвестконтракте для создания благоприятных условий развития новых производств в нашей стране. Сегодня под координацией депутата Государственной Думы Д.Б. Кравченко ведется работа по выявлению и поддержке перспективных проектов промышленного развития, в том числе по поддержке передовых производств, создающих промышленную продукцию для новых рынков, использующих ключевые технологии нового уклада.

Назову лидерский проект «фабрики будущего», нацеленный на повышение эффективности и системное внедрение цифровых технологий в производственный процесс отечественных предприятий. Второе, о чем следует сказать — инициатива по выявлению сети «заводов развития»: за счет гибкости управления, взаимодействия с научными и образовательными центрами, малым и средним технологическим бизнесом, они могут быстро создавать прототип нового технологического решения и затем переводить его в массовый тиражируемый продукт мирового уровня для последующего продвижения на рынок.

Мы с вами способны реализовать программу Президента. Для этого потребуется тесное взаимодействие и усердный труд всех нас.

(jpg, 38 Kб)

Президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев. Почему мы считаем, что эта встреча должна иметь важные последствия? На этом, очень интересном этапе развития страны, мы будем выходить на траекторию роста — и он выстрадан нами. В последнее время произошло много событий неблагоприятной внешней конъюнктуры, которые потребовали, чтобы мы опирались на свои силы. Если мы пойдем вверх, то как сделать производную роста достаточно большой? Без быстрого внедрения достижений науки и технологий мы такого темпа роста обеспечить не сможем. Наука у нас должна превратиться в один из локомотивов роста, вопрос — как надо организовывать работу Академии наук?

Мы ожидаем принятия поправок Президента РФ к закону 253-ФЗ в отношении научного и научно-методического руководства Академии в научной деятельности. Что же мы должны делать, чтобы наука стала, наконец, производительной силой нашей экономики? Мешает ряд причин объективного и субъективного характера. Например, доминирующая сырьевая направленность в нашей экономике — ведь наука является производительной силой именно в высокотехнологичных сферах экономики. Должна работать схема: промышленным предприятиям нужны свежие достижения науки, научные организации быстро «вбрасывают» свои результаты в промышленность, промышленность быстро дает прибыль, и эта прибыль снова идет на развитие науки, т.е. нет необходимости все 100% средств запрашивать у Минфина — нужно сделать так, чтобы это у нас в стране заработало.

Есть и субъективные моменты, в частности, ставка в нулевые годы на развитие науки через университеты и различные институты развития — тогда появились деньги и был сформулирован лозунг: сделать науку в университетах конкурентной науке в Академии наук. Но конкуренция хороша, когда конкурируют два сильных. А когда оба, извините меня, «дышат на ладан» — такая конкуренция может привести к тому, что ни тот, ни другой не поднимется. Но деньги пошли университеты и те в некоторой степени оснастились оборудованием.

Мы вместе с ФАНО месяц назад проводили заседание Президиума РАН, посвященное научному инструментарию. Приборный парк архаичный, оборудованию по 20-30 лет, такие приборы в современной науке уже никем не используются. В университетах ситуация лучше, там парк оборудования пятилетний. Выяснилось, что при той балансовой стоимости нашего оборудования, которое есть в академических институтах, и той сумме, которая предусмотрена в год на обновление, мы такими темпами обновим нашу приборную базу через 100 лет. Если мы говорим, что наука должна превращаться в производительную силу, мы с таким обновлением приборного парка этого сделать не можем. Соответственно, промышленность обращает внимание на те результаты научных исследований, которые генерированы за границей. Президент РФ Академию услышал, сейчас будут даны поручения, и мы просим ведущую фракцию Государственной Думы тоже обратить внимание на это обстоятельство.

Теперь о прикладной науке: это ОКРы (опытно-конструкторские работы), они проводятся по заказу промышленности, когда уже есть готовый прибор, готовые материалы, готовая технология. А теперь возьмем промежуток между фундаментальной наукой и прикладной, он даже имеет устрашающее название «долина смерти» и не без оснований. Профинансировать фундаментальные исследования, тем более, что результат не гарантированный — бизнес не придет, это может сделать только государство. Исследования, действительно, очень рискованные: до 80% фундаментальных исследований по статистике дают другой результат, нежели тот, что ученые предполагали. Однако в этих 80% отрицательных результатов сидят открытия — поэтому государство и должно тратить средства на фундаментальную науку. Никто, кроме государства, финансировать это не будет.

Получается: ученые стоят на одном берегу этой долины и говорят: где вы, представители бизнеса, почему не идете? Интересно, что, почему-то, американцы и китайцы приезжают к нам и просят эти результаты наших ученых. А с другой стороны долины стоит промышленность и говорит: что у нас за ученые, которые не могут нам эти результаты предоставить. Надо в конце концов решить — кто берет ответственность за превращение хороших результатов фундаментальной науки, которые нас есть, в ОКРы. Наверное должна быть какая-то конвенция государства с бизнесом, что, мол, да, это дело рисковое. Допустим, государство берет на себя издержки за риск. Но если получилось и бизнес получит прибыль от продукта от этой совместной разработки, он должен вернуть государству деньги и даже большие, чем взял. Это, как раз, и есть тот механизм связи науки с промышленностью, который есть в разных странах.

Приведу иллюстративный пример. У нас есть много задач совместно с министерством сельского хозяйства и с ФАНО по применению результатов научно-технического прогресса для сельского хозяйства. Эта область у нас в загоне. Уважаемое министерство, например, говорит, что половина продукции у нас в хранилищах гибнет, потому что не хватает технической оснащенности, нет сенсорных датчиков, которые реагируют на малейшее появление молекул — сигнальщиков разных заболеваний. А физики Академии придумали методы детектирования с огромной точностью — они выявляют появляющуюся одну чужую молекулу в воздухе на 10-12 молекул. Эти разработки пошли в оборонную промышленность, пошли в медицину потому что для врачей это диагностика дыхания пациента — если он, допустим, в коме, то надо по молекулам дыхания определить, в каком он состоянии. Казалось бы, вот что нужно для сельского хозяйства — но прибора нет, бизнес не приходит, ученым говорят: вы сделайте прибор, тогда мы хранилища оснастим. Но эта часть ученым не интересна. У ученых нет прямой дороги в бизнес, который позволил бы сразу запустить в производство нужную разработку — это типичная ситуация везде. Прошу наших коллег из движения «Локомотивы роста» обратить на это внимание.

К вопросу об организации науки. Как известно, в Стратегии национального стратегического развития, подписанной президентом в 2016-м году, Академии наук предложено координировать этот процесс — это некая пирамида в президентской вертикали, потому что весь этот сектор подотчетен Совету науки и образования при Президенте РФ и Координационный совет, который Академия возглавляет, формирует сейчас семь межведомственных Советов по ответам на большие вызовы. И здесь есть проблемы. Если раньше, как мы помним, Госкомитет по науке и технике СССР (ГКНТ) отслеживал реализацию научно-технической политики, то теперь у правительства нет органа, который координирует данные вопросы, и который помогает ресурсами, планирует. Когда мы, ученые, говорим — снова хотим ГКНТ, нам встречно отвечают — вы хотите и ГОСПЛАН завести? Тут уже начинается политика.

Считаем, что, хотя бы, надо вопрос решить на уровне курирующего вице-премьера — пусть он занимается только наукой и технологиями. Обязательно должно быть что-то надминистерское. Ведь как мы можем двигаться по цепочке внедрения? — У нас нет централизованных средств, они распределены по министерствам. Если мы по выполнению такого-то проекта создаем, допустим, цепочку внедрения, эту цепочку на уровне Координационного совета и межведомственных Советов прогнозируем, экспертируем, то дальше — какие должен иметь права реальный исполнитель этой цепочки? Когда деньги распределены по многим министерствам, то должен действовать какой-то надминистерский механизм, чтобы можно было как-то координировать реализацию программ.

От российской науки ждут больших проектов, это всегда было нашей визитной карточкой, всегда и власть, и общество ценили Академию наук за то, что мы участвовали в реализации крупных, судьбоносных проектов в военной области, в развитии промышленности. Сейчас в стране стало меньше крупных проектов. И для нас важно, что Президент РФ предлагает для Академии наук расширение полномочий, в частности, появляется слово «прогнозирование». Президент, кстати, предложил уже очень много для Академии. Важный момент — экспертиза это пассивное действие (прислали проект, делаешь экспертизу, не прислали — не делаешь). Прогнозирование — нечто совсем другое, ты отвечаешь за стратегическое планирование в стране не только в экономической, но в социально-экономической сфере. Это — огромная ответственность. Далее, если раньше взаимодействие с органами власти было только информационным, теперь мы имеем право выносить на уровень государственной власти наши предложения, этого нам сильно не хватало. Ведь раньше, что бы Академия не прогнозировала (а история знает совершены великолепные прогнозные решения ученых по многим государственным вопросам), дальше эти решения не шли: в конкретном министерстве отвечали — в документах не прописано, что вы можете вносить какие-либо предложения, вас тут, образно говоря, «не стояло». А сейчас у нас появляются инструменты, чтобы мы инициировали и вносили крупные проекты.

Вопрос пространственного развития, о котором говорит Президент в Послании — важнейший. Страна большая, территории развиваются по-разному. Есть территории которые находится под сильнейшим научно-технологическим давлением со стороны быстроразвивающихся соседей. Поэтому должна быть сформулирована программа технического развития Дальнего Востока — это все прекрасно понимают. Есть проблемы развития критических регионов. Есть вопросы пространственного развития, связанные с Крымом — там не хотят, чтобы регион развивался просто как туристический или курортный, хотят поставить задачу научно-технического развития региона. Есть вопросы Арктики.

Далее, мы видим, что мировые лидеры все больше и больше усилий вкладывают в освоение глубоководных ресурсов — только около 15% ресурсов разведаны и используется. Нужно исследовать многообразие жизни на глубинах. Ресурсы, кстати, не обязательно связаны с животным миром, но и с полезными ископаемыми, что мы постоянно видим и в Антарктике, и по Тихому океану. Большие страны уже вовсю «столбят» эти регионы. А ведь это не только вопросы, связанные с морской биологией, это и обороноспособность страны — Тихоокеанский регион сейчас центр геополитического внимания, битвы супердержав.

Серьезной является проблема и по «80+» к 2030 году. Это и диагностика, и медицина, и экология, и пищевая промышленность. И здесь мы также должны выделить крупные серьезные проекты полного цикла.

Неделю назад мы на заседании Президиума РАН обсуждали вопрос роботизации в медицине — мы примерно в сто раз отстаем и в макрохирургии, и в микрохирургии от Соединенных Штатов Америки по применению роботов в хирургии — там уже около 80% операций проводится с роботами. Это более точно, это органосохраняющая процедура по отношению к больному, поскольку современные роботы оснащаются сенсорами и датчиками, и роботы постепенно становятся более чувствительными и более сильными, чем руки хирурга. А у нас в стране всего 26 роботов «Да Винчи» при потребности в них примерно 2500. У нас перспектива — либо покупать эти роботы за границей за огромные деньги, либо, в конце концов, начать делать наши роботы. И была представлена очень интересная разработка по нашему отечественному роботу — но, увы, опять не складывается цепочка внедрения.

Обязательно должна быть новая программа по онкологии. Можно перечислять еще крупные проекты в кардиологии, в терапии, в экологии.

Комплексная проблема — искусственный интеллект и мозг. Если мы поймем, как это работает, это будет определять будущее всех информационных технологий. Программа искусственного интеллекта — очень крупный проект, обязательно надо за него браться.

Мы в Российской академии наук очень хотим работать с самым видными представителями, которые есть здесь, в этом зале — и с представителями госкорпораций и частного бизнеса, и с политиками — с тем, чтобы наша наука стала, в конце концов, производительной силой нашей экономики.

х х х

(jpg, 77 Kб)

Вел заседание вице-председатель Мирового энергетического совета (МИРЭС) Олег Михайлович Бударгин.

На заседании выступили:

Член-корреспондент РАН Владимир Викторович Иванов, заместитель президента Российской академии наук.

Академик РАН Игорь Анатольевич Каляев, научный руководитель инженерного направления Южного федерального университета, директор НИИ многопроцессорных вычислительных и управляющих систем.

Борис Сергеевич Алешин, заместитель Председателя ООО «СоюзМаш России».

Алексей Самбуевич Цыденов, глава Республики Бурятия.

Михаил Викторович Хомич, постоянный представитель главы Удмуртской Республики при Президенте РФ — заместитель председателя правительства Удмуртской Республики.

Александр Сергеевич Калинин, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ».

Михаил Михайлович Котюков, руководитель Федерального агентства научных организаций (ФАНО России).

Владимир Владимирович Белый, глава венчурного фонда «Alpha Robotics Venture».

Денис Борисович Кравченко, депутат Государственной Думы ФС РФ, координатор проекта «Локомотивы роста».

 


Фото «Научная Россия»


©РАН 2018