26 февраля 2019 года состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

28.02.2019

Сообщение «Об участии РАН в совершенствовании школьного образования в интересах формирования научного кадрового потенциала страны».
   Докладчик — академик РАН Алексей Ремович Хохлов.

Видеосюжет: "Опорные школы Российской академии наук" (Научное ТВ РАН / Daily Russian Science)


26 февраля 2019 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук


(jpg, 79 Kб)

Председательствует на заседании президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.

х х х

Члены Президиума заслушали сообщение «Об участии РАН в совершенствовании школьного образования в интересах формирования научного кадрового потенциала страны».

Докладчик — академик РАН Алексей Ремович Хохлов.

В обсуждении вопроса участвуют: Министр просвещения РФ Ольга Юрьевна Васильева, президент Российской академии образования Юрий Петрович Зинченко, директор физико-математического лицея «Вторая школа» (Москва) народный учитель России Владимир Петрович Овчинников, Герой России летчик-космонавт РФ Сергей Николаевич Рязанский — глава общероссийской общественно-государственной детско-юношеской организации «Российское движение школьников».

(jpg, 72 Kб)

Академик РАН А.Р. Хохлов. Российская академия наук участвует в совершенствовании школьного образования в связи с тем, что она всегда в этом участвовала, но сейчас эта функция ещё более усилена, поскольку в тех поправках к Федеральному закону о Российской академии наук, которые были приняты летом прошлого года в видах деятельности РАН, явным образом было записано, что для реализации своих основных задач Российская академия наук участвует в разработке и обеспечении реализации программ популяризации и пропаганды науки, научных знаний, достижений науки и техники, программ поддержки научно-технического творчества среди детей и молодёжи.

В своем выступлении остановлюсь на следующих направлениях нашей работы по совершенствованию школьного образования. Прежде всего, это реализация и организация проекта создания базовых школ Российской академии наук. Дальше остановлюсь на деятельности по популяризации науки для школьников и на экспертизе учебных изданий и стандартов для школьного образования. Базовые школы Российской академии наук — это совместный проект РАН и Министерства просвещения РФ, Александр Михайлович Сергеев докладывал этот проект Владимиру Владимировичу Путину и проект получил одобрение Президента РФ. Его цель — создание максимально благоприятных условий для выявления и обучения талантливых детей, их ориентацию на построение успешной карьеры в области науки и высоких технологий, что послужит развитию интеллектуальному потенциалу регионов и страны в целом.

Что такое базовая школа Российской академии наук? Во-первых, это школа, которая согласно всем официальным рейтингам и достижениям на олимпиадах, при поступлении в ведущие вузы — показывает высокие достижения школьников. Во-вторых, это муниципальные школы и в ходе реализации проекта предполагается осуществить необходимые действия для передачи учредительства на региональный уровень. Отсюда уже ясно, что речь идет не о московских и петербургских школах, потому что они уже и так находятся в региональном подчинении, речь идёт, в основном, о школах в территориях, которые находятся в муниципальном подчинении.

Эта школа использует ресурсы научных институтов РАН, других научных и образовательных площадок и имеет традиционные связи с крупными университетами и научными центрами. Она обладает значительным кадровым потенциалом для того, чтобы формировать у школьников исследовательские умения и развивать у них основы научной деятельности. Базовая школа, конечно, должна уже иметь определенный опыт организации профильного обучения, хотя бы по отдельным предметам, второе ключевое слово — это сетевое взаимодействие с другими образовательными организациями.

В принципе, мы предполагаем, что будет не одна модель базовой школы РАН, а несколько различных моделей. Первая — это профильная школа, которая осуществляет обучение по одному или нескольким профилям для их ориентации на построение успешной карьеры в области науки и высоких технологий именно по этим профилям. Может быть школа с углубленным изучением отдельных предметов на всех уровнях, начиная с начальной школы. Может быть школа-лаборатория, которая тесно сотрудничает с некой организацией, научной или образовательной, у которых есть существенная лабораторная база. Школа при университете — есть традиционные школы при университете, которые входят в структуру университета, а есть те, которые не входят, но имеют многолетний опыт взаимодействия и использования научно-образовательного потенциала региональных и федеральных вузов и научно-исследовательских центров. И очень важна школа как ресурсный или сетевой центр, потому что мы предполагаем не только поддержку этих школ, но и обучение учителей, проведение консультаций, лабораторных и консультативных занятий еще и с других школ и для этого необходим функционал, связанный с сетевой формой. Ну, и могут быть смешанные модели.

В письме, которое Александр Михайлович направил Владимиру Владимировичу, говорится о ключевых направлениях деятельности базовых школ Российской академии наук. Первое — это повышение качества образования, его доступности для тех обучающихся, которые ориентированы на освоение научных знаний и достижений науки и для этого в базовых школах со стороны РАН будут предложены профильные учебные курсы и факультативы, курсы внеурочной деятельности исследовательской направленности, индивидуальные консультации со стороны ведущих ученых, научно-популярные и образовательные проекты и сетевые лектории, способствующие вовлечению школьников в научно-образовательную и исследовательскую деятельность. А также различные конкурсы и соревнования.

Второе очень важное направление — повышение профессиональной квалификации учителей школы. И третье направление — укрепление материально-технической базы этих базовых школ Российской академии наук. Что касается второго направления, то со стороны Российской академии наук для учителей будут предложены информационно-обучающие семинары, мастер-классы, консультации, курсы повышения квалификации и другие формы обучения и образовательных технологий.

Соответствующее поручение было датировано началом января или концом декабря и уже проведена достаточно большая работа по реализации этого проекта, он получил достаточно хорошую оценку научно-образовательного сообщества в регионах. К настоящему времени для пилотного проекта на основе федеральных рейтингов отобрано 110 школ муниципального подчинения из 32 субъектов Российской Федерации, которые обладают значительным научным и образовательным потенциалом. Здесь приведён список этих 32 субъектов Российской Федерации, где предполагается создание одной или нескольких школ, чаще 2-3 базовых школ Российской академии наук. По каждому из 32 регионов мы уже определили региональных координаторов, которые готовы обеспечить поддержку базовых школ Российской академии наук на территориальном уровне и на федеральном уровне. Мы старались отобрать таких координаторов, которые соглашались вкладывать душу в этот проект по развитию образования в своём регионе. Среди этих координаторов академики, члены-корреспонденты Российской академии наук, доктора и кандидаты наук, региональные представители Российской академии наук.

Мы определили уже для всех 32 субъектов Федерации региональные научно-образовательные центры, которые будут оказывать поддержку базовым школам Российской академии наук. В основном это те центры, где эти региональные координаторы работают на основном месте работы. Среди этих центров — Отделения Российской академии наук, региональные Научные центры РАН, представительства РАН, а также ведущие научные институты и высшие учебные заведения. Это те центры, которые определены как центры поддержки базовых школ Российской академии наук. Примерно половина — это организации Российской академии наук, академические институты, другая половина — это соответствующие региональные вузы.

Какие эффекты планируется от реализации этого проекта? Во-первых, конечно, повышение качества образования в этих школах за счет того, что будет на более высоком уровне обеспечена работа с обучающимися, ориентированная на получение научных знаний. Во-вторых, обеспечение учебной деятельностью, всех ее составляющих. Мы предполагаем, что, по крайней мере, в некоторых регионах будут созданы точки роста по разработке и распространению опыта подготовки формирования умений школьников для исследовательской деятельности и, в конечном итоге, для подготовки молодых ученых. Конечно, этот проект может способствовать созданию сообщества профессионалов, которые нацелены на решение актуальных проблем образования, науки и практики. Мы надеемся, что у этих базовых школ за счёт повышения статуса возникнет большее влияние на муниципальном, региональном и федеральном уровне. И, в конечном итоге, мы надеемся, что это будет способствовать обеспечению притока молодых ученых в научные и образовательные учреждения Российской Федерации. Кроме того, некоторые из этих школ должны стать, конечно, центрами дополнительного образования, внешкольной работы, сотрудничать с местными университетами и обеспечить возможность вовлечения школьников в научно-исследовательские проекты — это проектная форма обучения, которая сейчас становится очень модной.

Теперь — о деятельности по популяризации науки для школьников. Российской академией наук уже накоплен значительный опыт работы со школьниками, великих имён произносить не надо, их будет очень много, кто много времени уделял работе со школьниками, во всяком случае члены Российской академии наук, профессора РАН традиционно очень много уделяют внимание работе со школьниками. У нас есть научно-популярные журналы Российской академии наук, которые, с моей точки зрения должны больше быть ориентирован на территорию школьников старших классов.

А вот два последних проекта, которые мы сделали совместно с Министерством просвещения — я бы хотел на них остановиться отдельно. Вы знаете, что этот год — Международный Год периодической системы таблицы Менделеева и совместно с Министерством просвещения 7 февраля был проведён открытый урок, связанный с этим событием — он транслировался в 20 тысячах школ и, я думаю, это очень хороший проект. Кроме того, наши профессора РАН в дни, когда праздновался День российской науки, провели в шести городах нашей страны уроки по периодической таблице Менделеева для старшеклассников и их учителей. В Российской академии наук, как вы знаете, организована комиссия по популяризации науки, она начала уже свою деятельность, сформированы рабочие группы, и одна из них начинает работу — это по работе с обучающимся, прежде всего, со школьниками.

Экспертиза учебных изданий, стандартов школьного образования. Согласно своему уставу Российская академия наук может проводить экспертизу учебников, имея в виду достижение тех целей, для которых создана Академия. В принципе, мы в Российской академии наук подготовили предложения и доложили их методическому совету по учебникам по новым подходам реализации экспертизы, критериям оценки экспертов. Эти предложения связаны с повышением независимости, объективности, правовой защищенности и исключения конфликта интересов среди участников экспертизы. Мы предлагаем, и вроде бы это предложение было одобрено советом Министерства просвещения, чтобы мы, всё-таки, не рассматривали материалы, которые напрямую поступают от отдельных издательств, а проводили экспертизу по заказу Министерства просвещения в рамках государственного задания.

И другое предложение — это, всё-таки, переход от оценки уже подготовленных изданий учебников, как это происходило до настоящего времени, к проведению предварительной экспертизы авторских рукописей. Я знаю, что и Российская академия образования так считает: сначала нужно такую-то предварительную экспертизу провести самого текста, а потом уже — как там красиво размещены картинки. И, вообще, в целом, наша точка зрения состоит в том, что экспертиза должна быть отделена от процесса издания учебника. Кроме того, имеет смысл обратить внимание на состав экспертов Российской академии наук для экспертизы их учебников. Тут нужен определенный опыт в создании образовательных программ, опыт использования методов и приемов обучения на разных уровнях образования, опыт организации проектной деятельности обучающихся и то, что в современном мире необходимо — применение электронных информационно-коммуникационных технологий обучения.

То же самое касается независимой экспертизы проектов стандартов школьного образования. Российская академия наук традиционно участвует в этой экспертизе и в соответствии с теми договоренностями, которые были достигнуты в последнее время у Ольги Юрьевны с Александром Михайловичем, мы выражаем готовность не только проводить экспертизу стандартов, но и участвовать в их создании. И, на наш взгляд, одна из задач сегодняшнего дня — это разработка никоего нового фундаментального ядра содержания образования. В некоторых дисциплинах оно практически не меняется с течением времени — например, в физике нет сильных изменений — а если мы возьмем науки о жизни, биологию, то тут, конечно, то ядро, которое должно быть в образовании — и на базовом уровне, и на повышенном уровне — сильно меняется и, конечно, это нужно учитывать. Хотел бы подчеркнуть, что Российская академия наук готова вести деятельность в целях повышения качества и доступности отечественного образования для подготовки будущих молодых учёных, ориентации старших школьников на освоение и применение современных научных знаний.

(jpg, 84 Kб)

Министр О.Ю. Васильева. В первом докладе был поднят очень важный вопрос — об участии Российской академии наук в школьном образовании. Хочу напомнить, что совсем недавно мы слушали Послание к Федеральному Собранию Владимира Владимировича Путина, который обозначил основные приоритеты образовательной политики на ближайшую перспективу. Содержание образования должно отвечать научно-технологическим достижениям страны и, соответственно, федеральный перечень учебников, который рекомендован к использованию в школах, тоже должен включать действительно качественные проверенные учебники. Содержание образования, о котором говорил сегодня Алексей Ремович, его отражение в федеральных стандартах, является также первостепенной задачей — это должно полностью соответствовать актуальному уровню научно-технического прогресса. Необходимо учитывать последние достижения мировой и, что особенно важно, отечественной науки. И на сегодняшний день, если вы открывали школьные учебники, недопустимо, чтобы наши достижения в области российской отечественной науки датировались 30-м годом XX века. У нас должны быть новые достижения, которые наши дети знают, и это обновление содержания учебников я считаю невозможным без очень тесного общения с вами.

На сегодняшний день самые продвинутые учебники у нас рассказывают об открытиях 35-летней давности. Именно сегодня руководством просвещения России и было решено запустить масштабное общественное и профессиональное обсуждение обновленных стандартов для начальной и основной школы. Когда Алексей Ремович говорил о фундаментальных стандартах новых учебников, мы согласны: на сегодняшний день — это будет через несколько дней — идет обсуждение стандартов, в рамках которых мы добавили содержание и провели значительное обновление. Ещё раз повторяю — это начальная школа и основная, то есть до 9 класса включительно.

Мы очень рассчитываем, что конструктивная работа экспертов Российской академии наук будет очень важна для всего хода обсуждения, и мы очень признательны за те критические замечания, конкретные содержательные предложения по формулировкам предметных результатов, в первую очередь, с позиций современной научной теории и практики. Поэтому, конечно, если при всей вашей занятости вы сможете включиться в обсуждение — а это будет большое общественное обсуждение — это будет очень важно. Это стандарты действующие, но обновлённые. То, о чем говорил Алексей Ремович, это завтрашний день, но очень близкий к нам, потому что без него мы тоже не можем жить, у нас старшая школа, это 10-11 класс, на сегодняшний день тоже немножко «провисла в воздухе», если говорить о стандартах.

И, конечно, важнейшим инструментом, о чём также было сказано, для нас являются школьные учебники. Вы знаете, что сейчас это стало в прессе обсуждаемой темой: количество учебников, участие издательств, участие авторов. На сегодняшний день в большом общем списке 842 учебника. Я исключаю учебники для детишек с особенностями здоровья, исключаю учебники с региональным компонентом. Но общая цифра все равно внушительная — она превышает на сегодняшний день 1370 учебников. Почему я об этом говорю? Потому что я убеждена, и вы со мной согласитесь, что в школу должны попадать только лучшие учебники — именно те, содержание которых, как и образовательные стандарты, актуально и в полной мере соответствует последним достижениям прогресса.

Поэтому я согласна с Академией наук, когда была предложено пересмотреть модель экспертизы. Мы ведем активную совместную работу в этом направлении, также рассчитываем на экспертную помощь Российской академии наук в обсуждении итоговой версии всех документов.

Для нас актуальным является вопрос периодичности издания наших учебников. Я сразу хочу сказать, что это сложное дорогостоящее мероприятие, но нам очень важно, с какой периодичностью должны пересматриваться научные знания, содержащиеся в тексте каждого учебника. Мы понимаем, что динамика обновления научного знания для разных научных дисциплин различна и может существенно варьироваться от дисциплины к дисциплине. Но нам необходимо настроить экспертный механизм оценки таким образом, чтобы он гарантировал современность и регулярность обновления содержания учебников. Особенно это касается естественнонаучного цикла. Важной задачей пересмотра критериев оценки, использованных в научной экспертизе, на наш взгляд является и работа уважаемых экспертов-рецензентов. В решении этих задач мы тоже рассчитываем на помощь Российской академии наук, как надёжного союзника и партнёра.

И на одном из научно-методических Советов по учебникам, о котором так же говорил Алексей Ремович, с нашей стороны последовало предложение, которое я хочу вынести здесь. Оно не было поддержано ранее Академией наук, хотя, я думаю, его стоит рассмотреть. Помните, уважаемые коллеги, что на всех научных изданиях, на всех учебниках недавнего советского прошлого имя рецензента всегда стояло на титуле и человек, который ставил свою подпись под текстом учебника или научной монографии, как рецензент, гарантировал своим научным именем, что эта рецензия, действительно, правильна и, действительно, хороша. Я сейчас не предлагаю сказать да или нет, предлагаю подумать над этим вопросом, но мы убеждены, что имена уважаемых резидентов на титульных листах должны стоять обязательно. Потому что это есть сильный, на мой взгляд, гарант качества.

Наконец, нам важно — искренне говорю — что РАН соглашается работать вместе с нами не только в части задач экспертного сопровождения, но и реально участвуя в качественном преобразовании деятельности школ в российской регионах. Я напомню, что была очень хорошая традиция с середины ХХ века, когда все авторские коллективы возглавляли уважаемые академики. Я, как историк, напомню только один пример. Академик Б.Д. Греков возглавлял редакционную коллегию в 1934 году, когда писался учебник по истории СССР для 4 класса. Туда же входили и другие уважаемые историки, имена которых мы знаем и будем знать очень долго. Почему я об этом говорю? Потому что убеждена, что содержание учебника, сам текст рукописи должен оформляться крупным ученым, который, действительно, известен во всём мире и в России, и только такие учебники могут претендовать на глубокое содержание — научное, и, главное, современное. Это тоже на обсуждение, Александр Михайлович, потому что это предложение не раз вам говорила, когда мы с вами беседовали лично. Но я считаю, что авторский коллектив должен возглавляться кем-то из маститых и видных ученых.

Согласна с Алексеем Ремовичем, что рукопись не должна отдаваться на откуп. Что происходит до сегодняшнего дня? Этот механизм был запущен в 1994 году. Тогда в один прекрасный день просто взяли и сказали, что теперь ученики будут писаться по-другому. Издатели — а дальше внимательно коллеги! — сами получают три рецензии заявительным порядком, проходит тот самый совет для того, чтобы включить свои учебники в федеральный перечень. Почему идёт такая бешеная борьба? Потому что 10 млрд. руб. федерального бюджета ежегодно идёт на обновление учебников. И когда выше я говорила, что нам очень важно, какая будет очередность обновления, это тоже, прежде всего, связанно с деньгами. И получается, что на сегодняшний день экспертная оценка выглядит примерно так: «я сам пою, сам танцую, сам приношу, сам заявляю». И дальше начинаю писать злобные письма о том, что мой учебник почему-то в перечень не включён. Мы с коллегами согласны с предложением, что нужно отделять рукописи от издательства. И что должна быть экспертиза не в момент, когда вам принесли учебник и там стоит цифра 2018, хотя учебник написан 16 лет назад, а когда принесли рукопись и это рукопись может быть допущена к тому, чтобы могла быть напечатана в том или другом издательстве.

По сегодняшним правилам учебники обновляются раз в 5 лет — мы их изымаем из школьных библиотек и регионы закупает новые — поэтому здесь очень важно совместить несколько задач. Задачи финансовые, они очень большие, это большая нагрузка на бюджет, поэтому сегодня, проведя экспертизу учебников, мы точно знаем, что до 30% учебников, входящих в федеральный перечень — невостребованы, то есть они закуплены, но обучение идёт совершенно по другим учебникам. Этого тоже быть не должно. И поэтому наша совместная работа по обновлению содержания учебников и экспертизе учебников, подготовки к рукописи — как раз сыграют важную роль, о которой говорил Алексей Ремович.

Несколько слов по об опорных школах РАН. За два месяца запуска этого проекта, а это было накануне 2019 года, сделано очень много. Действительно, характеристики, которые были представлены в докладе, показывают, какие школы выбрала Академия. Сделаю акцент: выбор был только за Академией. Сразу хочу сказать, что 5 или 6 регионов не согласны с тем, что представлены такие школы. Вместе с тем сказано, что это не догма. Мы обсуждаем. Ключевое слово — отбор школ, о которых подробно говорил Алексей Ремович, второе ключевое слово — это поднятие управление школами на региональный уровень.

На сегодняшний день, согласно закону об образовании школы, школа является муниципальным учреждением. Вот эту всю нормативно-правовую часть мы берем на себя и понятно, что мы должны найти те управленческие решения, которые и послужат основой для организации деятельности. Потому, что мы считаем, что начать эту деятельность совместно уже можно будет с нового учебного года. Самая важная задача, которая может быть решена — это создание опорных школ в регионах, потому что здесь совпадают наши взгляды. Мы не должны вымывать молодых ученых из тех регионов, где они могут прекрасно себя найти как учёные. И одна из задач — это развитие и поддержка региональной науки. И поэтому, когда шел разговор об отборе, мы полностью отдали выбор школ Академии наук. И если коллеги сочтут нужным, они потом расскажут, по какой классификации, по какой экспертной оценке эти школы отбирались. Они абсолютно соответствуют нашему выбору, нашему видению.

Что со своей стороны в ближайшее время мы хотим сделать? Завершить выверку всех образовательных организаций, проверку участников проекта. Мы хотим завершить формирование организационной структуры управления проектами. И мы считаем, что должен быть создан совет по взаимодействию со школами РАН в Министерстве — это очень важно. Завершить подбор региональных координаторов проекта, они на сегодняшний день практически все есть. Сформировать дорожную карту и соглашение между всеми заинтересованными в реализации проекта сторонами, включая регионы, а регионов 32. И, наконец, подготовить тот большой нормативно-правовой акт (это не один документ, это будет массив документов), который позволит школам работать.

На сегодняшний день у нас «душевое» финансирование. И поэтому один из руководителей регионов меня спрашивает: вы отобрали школу, у меня нет возможности построить школу рядом, это густонаселенный район. Значит, у меня нет возможности перевести этих детей, потому что, к сожалению, наши коллеги понимают всё буквально. Конечно, ни о каком переводе детей никуда в первые годы речь не идёт — процесс пойдет постепенный, поэтапный. Это будут углублённые классы, это возможность начать с первого класса в тех школах, где мы принимаем первоклассников, решение тех задач, которые были поставлены. И, наконец, 14 марта текущего года в Новосибирске в рамках международной выставки «Учебная Сибирь 19» Министерство планирует провести совещание по реализации проекта опорный школы под эгидой РАН.

Необходимо обсудить актуальные вопросы, предлагаемые решения по данному проекту с привлечением всех заинтересованных сторон. Соответствующие письма ушли в регионы, в Академию наук, в Академию образования, всем заинтересованным лицам — это совещание должно быть одним одним из первых, которое и определит уже содержание того, что мы будем вместе делать. И, наконец, этот проект достаточно дорогостоящий, на сегодняшний день первый год этого проекта — чуть больше миллиарда, это большие деньги. Завершая, хочу сказать, что половина — это федеральный бюджет, половина — это государственно-частное партнерство. Этот проект будет одним из первых вариантов государственно-частного партнерства и, что самое важное для нас, список этих школ не закрыт, потому что мы хотим двигаться дальше, но эти базовые школы должны стать той основой, о которой было сказано выше.

(jpg, 129 Kб)

Академик РАН А.М. Сергеев. У нас сегодня очень интересное обсуждение — вопрос об опорных школах Российской академии наук. История возникновения этого термина, этого движения очень недавняя, термин не нам принадлежит, а скорее Министерству образования. В прошлом году, когда мы получили дополнительные полномочия по просветительской деятельности в соответствии с корректировками 253 Федерального закона мы увидели те цифры, которые мы должны обеспечить по притоку молодых учёных в науку в ближайшее время. Мы поняли, что не сможем в существующей системе образования, прежде всего средней школы, обеспечить качественный приток десятков тысяч молодых людей в ближайшие годы, которые объявлены в Национальном проекте «Наука».

Обратились к истокам, к школе. Весь мир знает, что в Советском Союзе была лучшая в мире система образования, которую мы, в значительной степени, испортили за новое российское время. И, если посмотреть сейчас по статистике так называемого человеческого капитала — это количество знаний и умений, которые дети приобретают в системе образования — то на уровне начальной школы у нас в стране ещё пока более-менее нормально, потому что не реформировали. А вот уже начиная со средней школы, мы начинаем сильно сдавать. Известно, что если уровень человеческого капитала оценивать, то начальная школа даёт значительную часть, чуть ли не половину, средняя школа дает меньше, а университеты дают совсем мало. Вот это факт, с которым мы сейчас должны работать для того чтобы что-то поменять и обеспечить приток сильных людей в науку.

Поэтому вопросы связи наших потребностей обеспечения научными кадрами и преподавание в средней школе это очень серьезный вопрос. Конечно, тогда мы стали говорить о том, что нужно каким-то образом помочь средней школе.

Ирина Михайловна Донник подняла вопрос об элитарном образовании и не элитарном образовании. Называйте его как угодно, но мы понимаем, что хотим сделать особенные условия для людей, которые будут работать в науке. Если это называется элитарным, давайте так и будем называть! Но на другой чаше весов лежит и до сих пор во многих местах пропагандируется иная мысль — что ничего похожего нам не надо, а надо, чтобы у всех школ было равномерное образование. Но это же неправильно! Поэтому я со своей стороны за термин «элитарное», понимаемое как то, что нам нужно обеспечить, начиная со средней школы — действительно, особые условия для преподавания сильных ориентированных в науку ребят. И готов этот термин «элитарная» защищать, по-моему мы все готовы.

Но, конечно, это те школы, которые сейчас отобраны для такого образования, это, действительно, школы, которые уже готовы к этому, в которых долгие годы ведётся специализированное обучение ребят и мы просто действительно предложили, что мы там должны обеспечить и соответствующий уровень учеников и соответствующий уровень учителей и соответствующий уровень образования.

Учитель всегда ориентируется на среднего ученика, на серединку в классе. Но нельзя, если происходит микрорайонный набор, обеспечить всем высокий уровень образования — это понятно. поэтому давайте будем стремиться к тому, чтобы был конкурсный набор в эти школы. Может, туда надо в идеале с 4-5 класса набирать, когда видно куда уже дети ориентированы. Задаются вопросы — как мы обеспечим доставку детей? У нас в деревнях школьные автобусы развозят по районам на десятки километров, если у нас будет 2-3 школы в городе, ну что, мы не сумеем посредством этих же самых автобусов привозить детей в наши «элитарные» школы? Сумеем.

Важный вопрос, связанный с учителями. И в девяностые, и в нулевые годы всем известно, что в педагогические вузы шли отнюдь не самые хорошие выпускники школ. Просто престиж учительской профессии у нас доведён до такого состояния, что не хотят туда идти. И те, кто не попадали в университеты, шли в педагогику — они сейчас составляют основную массу преподавателей школ. Это наш вопрос, его нужно действительно решать и мы должны помогать — таких учителей разыскивать, устраивать определенную систему переподготовки.

Важна и оплата труда в школе. То, что учителям платят 100% по региону, а ещё 100% по региону — это средняя зарплата среднего медицинского персонала — это несправедливо. Если мы говорим, что учитель сейчас определяет будущее нашей страны, нужно как-то к этому вопросу возвращаться. Конечно в деньгах это очень много, у нас полтора миллиона учителей в школе, если даже говорить не про 100% по региону, а про 120% по региону — цена вопроса сотни миллиардов. Так, конечно, этот вопрос не решить, но, считаю, что вопрос нужно ставить: учительская профессия должна цениться государством выше, чем средний уровень по региону.

Очень интересный вопрос с учебниками. У нас действительно с Ольгой Юрьевной были очень острые дискуссии в прошлом году, но, нам кажется, что разделение вопроса написания экспертизы учебников от того, где эти учебники будут издаваться и какие там будут конкурсы среди издательств — вот это во многом снимет остроту этих вопросов. Наверное, это правильно, что и рукопись должна писаться и экспертироваться вне зависимости от того, где дальше будет издаваться учебник. Надеюсь, что, действительно, мы со своей стороны примем такое серьезные участие в написании этих учебников, особенно если у нас будет сеть этих опорных школ РАН, на которых должны будут «обкатываться» новые учебники.

И ещё момент — связь между Национальными проектами «Образование» и «Наука». Мы сейчас говорим о научно-образовательных центрах, которые, в основном, по-видимому, будут делаться в регионах. Научно-образовательные центры — это треугольник «промышленность-образование-наука». И цель создания научно-образовательных центров — это организовывать в регионах хорошие высокооплачиваемые места для выпускников вузов, для того, чтобы наполнять их научно-технологическими кадрами. Поэтому программа опорных школ РАН — это некая смычка между Национальным проектом «Образование» и Национальным проектам «Наука». Как раз для наполнения этих научно-образовательных центров мы и должны готовить соответствующие кадры.

И с этой точки зрения, я думаю, этот проект найдёт и находит сейчас понимание у руководителей субъектов Федерации, потому что в муниципалитетах по определению не очень много заботы о науке и заботы о промышленности. Они занимаются деятельностью в городах, в районах. А губернаторы уже ответственны за развитие регионов, за то, что там появляются эти научно-образовательные центры. Поэтому вполне естественно предложить базовые школы перевести в подчинение губернаторов. Надеюсь, что они, действительно, поддержат и поймут, что школам нужна большая забота и с ними мы дальше будем говорить о том, чтобы они выделяли определенные средства на поддерживание этих школ. В том числе для того, чтобы уровень оплаты учителей в этих школах сделать выше.

В целом могу сказать, что у нас сейчас наметилась конструктивное сотрудничество с Министерством образования, есть несколько программ, и мы, действительно, всегда понимали, что надо заниматься школьным образованием, помощью учителям, школам. Надеюсь, что это продемонстрировало и наше сегодняшние обсуждение. Прошу членов Российской академии наук, членов Президиума РАН обратить серьезное внимание на наши совместные программы с Министерством просвещения с тем, чтобы мы обеспечили появление через 5-10 лет достойного притока молодёжи в нашу науку.

В обсуждении приняли участие:

ак. Л.М. Зеленый, ак. Г.Я. Красников, ак. А.В. Смирнов, ак. И.М. Донник, ак. Ю.С. Осипов, чл.-корр. И.О. Абрамова, ак. В.Е. Фортов, ак. М.П. Егоров, ак. А.М. Молдован, ак. И.А. Тайманов, ак. А.Г. Литвак.

х х х

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.

 


 

 




Подразделы

Объявления

©РАН 2020