Бухгалтеры ставят академиков в позу «КУ»

24.03.2016



№ 11 (502) от 23 марта 2016 «Аргументы Недели », Александр ЧУЙКОВ

 

В Большом зале Российской академии наук 22–23 марта прошло ежегодное Общее собрание фактически высшего органа научной власти. После его окончания можно смело констатировать только одно – власть и большая наука говорят на разных языках.

Мусор и адронный коллайдер

Учёные стали собираться около главного здания РАН на Ленинском проспекте загодя. К 10 часам зал был уже полон, но большая часть приглашённых всё ещё стояла на улице. Из-за прибытия «больших» гостей из правительства пропускной режим организовали драконовским. Видимо, учёные у служб безопасности ассоциируются с брюссельскими террористами.

С напутственным словом к собравшимся академикам и прочим «доцентам с кандидатами» обратился вице-премьер Дворкович, отвечающий в правительстве как за развитие надоев и яйценоскость кур, так и за науку, и утилизацию мусора. Он попытался обрадовать учёных: «общий объём финансирования науки, я имею в виду гражданского и военного назначения, не сокращается. И в целом это сохраняет солидный фонд, солидные условия для развития нашей науки, конечно же, во взаимодействии с мировым научным сообществом».

Конкретных цифр, естественно, не прозвучало, а они таковы: расходы на гражданские исследования и разработки – то есть на всю российскую фундаментальную и прикладную науку! – в этом году составят всего 315 млрд рублей. На 35 млрд рублей меньше, чем в 2015-м. Причём не исключено, что и эти копейки будут секвестированы в апреле с подачи Минфина. Для примера, только запуск к 2017 году родного сверхпроводящего коллайдера НИКА (Дубна), потребует около 20 млрд руб. вложений.

Бюджет федерального агентства научных организаций (ФАНО), которые отвечают за всю фундаментальную науку в стране, чуть больше 90 млрд рублей. В пересчёте на рубли американские – 1 млрд 200 миллионов. Только один, причём не самый крутой в научной «табели о рангах» Мэрилендский университет имеет бюджет в два раза больше, чем вся российская большая наука.

Также якобы «научный» вице-премьер призвал больше не бюрократизировать научную систему. Хотя куда уж больше. По словам президента РАН Владимира Фортова, сейчас научные работники тратят до 40% своего рабочего времени на различные отчёты, вплоть до графика выходов на работу подчинённых.

Сидящий рядом учёный, наклоняясь к соседу, негромко прокомментировал выступление Дворковича цитатой из Достоевского: «По морде её, по глазам хлещи, по глазам! – кричит Миколка. – Песню, братцы! – кричит кто-то с телеги, и все в телеге подхватывают. Раздаётся разгульная песня, брякает бубен, в припевах свист».

Научное сообщество страны и впрямь напоминает ту несчастную обессиленную лошадь, которая пытается сдвинуть с места телегу с непомерным грузом накопившихся проблем. А её вместо кормёжки хлещут кнутом и в конце концов забивают намертво.

Васька из ФАНО

Президент РАН Владимир Фортов в своём выступлении старался не касаться финансовых проблем. Он больше говорил о концептуальных вещах, о том, что бюрократия буквально съедает российскую науку. А чиновники из ФАНО, которым отошли все научные институты РАН, создают какую-то свою параллельную Академию наук. Результаты такого руководства неутешительны.

– Во всём мире идёт взрывной рост научной сферы. За которым наша страна, к сожалению, не успевает. По данным ЮНЕСКО, российские научные публикации за 15 лет выросли всего на 12%. В Китае – в 10 раз! В Индии – в 3 раза. По количеству статей Китай обогнал нас в 1997 году, Индия – в 2005 году, Бразилия – в 2007-м. Нам в спину дышат Иран и Турция, – привёл убийственную статистику президент РАН Владимир Фортов.

Кстати, подобными показателями манипулировали премьер Дмитрий Медведев и глава Минобра Ливанов, когда летом 2013 года затевали спецоперацию под названием «Уничтожение РАН». Этой осенью исполнится ровно три года, которые отвёл на переходный период реформирования президент Владимир Путин. Полуграмотные чиновники, несмотря за законодательное правило «двух ключей», всё активнее вмешиваются в деятельность учёных. Например, объединяя научные институты по территориальному признаку или присутствию в названиях однокоренных слов.

Буквально за прошлый год бестолковые чиновники в рамках реструктуризации сети научных организаций, подведомственных агентству, сколотили аж 23 федеральных исследовательских научных центра. На очереди ещё 40. Фортов прокомментировал это так: «В региональной науке имеются очень большие проблемы, над ними нависла угроза развала и реорганизации».

– Очевидно, что 2016 год будет для Академии наук моментом истины. Он покажет эффективность разделения управления РАН на научную и хозяйственную части. Настало время для более жёсткого распределения полномочий между РАН и ФАНО, это устранит часть проблем и пойдёт на пользу нам всем, – резюмировал президент РАН под аплодисменты зала.

Чуть ранее, на заседании Совета по науке и образованию при президенте, глядя в глаза Владимиру Путину, Фортов высказался ещё резче: «В науке сложилась ситуация, когда центр компетенции находится в одном месте – в Академии наук, а центр управления в другом – в ФАНО. Такой дуализм ведёт к неустойчивости и в результате – к аварии. В нашем случае авария – это когда Академия превратится в клуб учёных, а ФАНО – в ещё одну, параллельную, академию».

Доклад Фортова слушали внимательно, но казалось, что люди, собравшиеся в Большом зале, могут добавить к нему очень многое из личного опыта. «Что, интересно, скажет Медведев?» – после выступления президента спрашивали они друг друга. «А что он может сказать? Не будет же признавать собственных ошибок», – отвечали учёные сами себе.

Спустя два часа после начала общего собрания появился и сам премьер-министр. Выступал 15 минут. Призвал академию и ФАНО бороться за аграрное импортозамещение. Подчеркнул, что «работа по реструктуризации подведомственных ФАНО организаций будет продолжена». Но «действовать здесь нужно предельно аккуратно и взвешенно, с уважением относиться к сложившимся академическим школам, находиться в постоянном диалоге с научными коллективами». Не выступавшие министр Ливанов и глава ФАНО Катюков при этих словах премьера мило улыбнулись.

Спохватившись, Дмитрий Медведев, заявил: «ФАНО существует для Академии наук, а не наоборот. Обобщите всю критику, которая будет здесь звучать. Мы с президентом посмотрим. Если потребуется – соберём совещание». Маяковский про таких как-то сказал: «прозаседавшиеся». Окончив свой спич, премьер быстро покинул заседание. За ним, как журавли за вожаком стаи, потянулись и его подчинённые. Дискуссии не получилось.

Она развернулась на второй день работы, когда на трибуну вышли не скованные бюрократическим политесом учёные. Квинтэссенцией, пожалуй, стали слова генерального конструктора МИТ, академика Юрия Соломонова: «Сегодня академия подошла к красной черте. Интеллект в России остался без власти. В результате псевдореформ наверху оказались представители лёгких фракций».

Самые умные люди страны, опрошенные «АН», так и не смогли ответить на вопрос: «Почему Владимир Путин до сих пор не разогнал этих диверсантов во власти, эту «лёгкую фракцию», которая сегодня отвечает за науку, образование, промышленность, экономику?» Видимо, это и есть самая большая загадка президента.

Аргумент учёного

Вице-президент РАН, Председатель Сибирского отделения Александр Асеев. – Реформы, на мой взгляд, просто зашли в тупик. Мы имеем дело с рецессивным подходом, хотя надо говорить прежде всего о развитии. Главный итог двух лет (реформы. – Ред.) – академическая наука никакого импульса к развитию не получила. Более того, ФАНО теряет те бюджетные строчки, которые академия приобрела тяжёлым трудом. Прекращено финансирование строительства Национального гелиогеофизического центра в Восточной Сибири и проведения по поручению президента РФ комплексной экспедиции в Республике Саха (Якутия), на которые в бюджете нет денег.

Осуществляемая ФАНО реструктуризация институтов по территориальному признаку, когда физиков-теоретиков объединяют со специалистами по оленеводству, – это полный абсурд. Академия – весьма консервативная структура, со своими школами, традициями и институтами, но при этом обязанная отвечать на вызовы времени, которые будут только умножаться и обостряться. К ней следует относиться как к оружию: если его не смазывают и не чистят, то оно не будет стрелять.

На мой взгляд, ФАНО должно быть подчинено Президиуму РАН и выполнять его решение. Как правильно сказал Медведев: завхозы для учёных, а не учёные для завхозов. Пока же всё наоборот. И надежды, что ситуация встанет с головы на ноги, откровенно говоря, немного.


 

Источник: «Аргументы Недели» № 11 (502) от 23 марта 2016

©РАН 2016