Круглый стол « Спасение науки как важнейший фактор безопасности России»

01.12.2015



30 ноября в пресс- центре ИА Регнум состоялся круглый стол « Спасение науки как важнейший фактор безопасности России»

Поражение Российской Академии наук в вопросе о подведомственности институтов стало началом проблем для всей фундаментальной науки, заявил академик РАН Александр Некипелов.

«Я не верю и не верил в возможность эффективного существования системы, основанной на двух ключах: как только институты стали подведомственные не РАН, а ФАНО, второй ключ, который якобы передали Академии — это ключ от чужого дома», — подчеркнул академик.

Среди важнейших последствий реформы Некипелов отметил отток молодежи из науки. Ранее, в 2006—2008 годах, когда зарплаты удвоились, молодежь, по словам Некипелова, поверила в возможность заниматься исследованиями и не быть «в ужасном материальном положении», однако вследствие реформ начался обратный процесс.

Он усомнился в том, что власть признает ошибку, поэтому будет правильно, если власть перейдет ко второму этапу реформ, в соответствии с которым у Академии наук останется роль совета ученых со всеми «реальными и мифическими функциями». Научному же сообществу с наименьшими издержками выйти из этого положения можно, создав новую самоуправляемую организацию по типу Академии наук, с институтами и правом менять институциональную структуру.

Александр Некипелов также сделал предположение о будущем российской науки: «Мы стоим на грани потери целостной фундаментальной науки, этоадекватная оценка тому, что сейчас происходит. Это не значит, что у нас исчезнут отдельные хорошие ученые, они останутся, — считает академик РАН, — останутся очень хорошие лаборатории, даже институты. Что мы теряем — мы теряем целостную фундаментальную науку. Это очень большая ценность, и в особенности сейчас мы это должны понимать лучше, чем когда-либо с учетом тех проблем, с которыми сейчас сталкивается страна».

***

Академик РАН Александр Спирин уверен, что нельзя позволять чиновникам управлять наукой. «Если так будет, — это провальное дело, за исключением тех случаев, когда что-то разработано и это надо запустить в производство. Пример — атомная бомба», — подчеркнул он.

Основным препятствием успешного реформирования науки академик считает то, что этим занялись чиновники, к тому же в отечественной науке произошли необратимые вещи. А самое страшное, что могло случится, это объединение трех академий. И именно это и делает проблему необратимой, по его словам. «Например, у медиков и «сельскохозяйственников» настолько разные менталитеты, настолько разный подход к делу, настолько разные критерии оценки деятельности, что совершенно не понятно, как это объединять. И тут вдруг издается указ — объединить. И я понял, что это конец», — заметил Спирин.

Что касается будущего российской науки, то тут биохимик оказался пессимистом. «Я пессимист в этом плане, у меня прогнозы плохие. То, что наделано, наделано так сильно, что отмыть этот двор будет трудно», — заключил Спирин.

***

Академия наук стареет, финансирование сокращается, и помощи ждать не стоит, считает Роберт Нигматулин

Академик РАН и директор Института океанологии РАН им. П. П. Ширшова Роберт Нигматулин считает, что источником бед российской науки является «вера в доброго царя», к которому «российская интеллигенция апеллирует слишком часто». Об этом он заявил 30 ноября на круглом столе «Спасение науки как важнейший фактор безопасности России» в пресс-центре ИА REGNUM.

«Вера в добрые намерения избыточна, избыточна в силу того, что природа государства у нас другая. Нет в бюджете денег. Поэтому и ФАНО, и Министерство образования и науки, и все кадры укомплектованы так, чтобы сократить затраты на образование, на медицину, общественное здравоохранение, на науку и культуру — вот их основная цель», — пояснил академик. Спасение науки, по утверждению Нигматулина, станет возможным, когда изменится природа «чиновничье-олигархического государства».

По его словам, такие сферы, как наука, образование, культура и медицина, в условиях финансовых трудностей всегда в первую очередь попадали под удар. «Поэтому сейчас нынешняя Российская академия наук не может интегрировать все проблемы, не способна. У нее нет прав и возможностей, и я не верю, что в ближайшие годы государство проявит заботу. Наша задача сейчас — спасать то дело, за которое мы отвечаем. Придется жертвовать, придется сокращаться, потому что наше финансирование не увеличится», — отметил Нигматулин.

Назовите такую страну, где бы профессор, профессор — высшее звание в вузе — получал в 10 раз меньше, чем депутат парламента. Даже в 2 раза меньше, нет», — утверждает академик.

Он также заявил, что интеллектуальный уровень Академии наук упал из-за общего «старения» научного состава: «Средний возраст академика — 75 лет! 75 лет — это статистика, мне тоже сейчас 75. У меня одному [академику] 92 года, он пятидесятилетних многих стоит, но таких почти нет, их мало. Что вы от них хотите, это же старики!»

Решением в сложившейся ситуации Нигматулин видит привлечение в общее собрание докторского корпуса, наделение его властью, а пожилых людей он предлагает переводить на менее значительные позиции, однако его инициатива, по словам академика, не нашла отклика в научной среде.

Нигматулин отметил, что уровень науки определяется не организацией, а наличием «творческого духа», однако количество творческих людей неуклонно уменьшается: «В нынешнее время мы не переломим эту тенденцию, но будем делать все, чтобы оно сокращалось медленнее».

ИА Регнум

Подразделы

Объявления

©РАН 2019