4 мая на фасаде Института физики атмосферы РАН открыта мемориальная бронзовая доска академику А.М. Обухову

08.05.2018



Магия обаяния личности

В Москве 4 мая на фасаде Института физики атмосферы РАН открыта мемориальная бронзовая доска академику А.М. Обухову — событие приурочено к столетию со дня его рождения

 (jpg, 365 Kб)

Кто такой — Александр Михайлович Обухов? Выдающийся советский, российский ученый с мировым именем, академик АН СССР — геофизик, гидромеханик и математик, посвятивший всю жизнь развитию наук об атмосфере. Он не просто основатель Института. И не простого Института.

А.М. Обухов был инициатором и далее первым директором Института в течение трети века (в 1956-1989 гг.) до своей кончины 3 декабря 1989 г. Создавая коллектив, он организовал здесь фундаментальные научные исследования физики атмосферы, а также проведение ряда важнейших прикладных разработок. Сегодня — это научная школа, которая прославляет Россию и российскую науку. Бегло перелистаем несколько страниц истории Института.

Широко известны работы Института по проблемам атмосферной турбулентности: А.М. Обухов совместно с А.Н. Колмогоровым впервые в мире сформулировали теорию локальной однородной и изотропной турбулентности для флуктуации скорости. Далее А.М. Обухов развил теорию флуктуаций для давления и пассивной примеси, включая температуру —открытие № 296 1984 года. Это позволило впервые в мире теоретически обосновать явление рассеяния звука на атмосферной турбулентности. Впоследствии так были созданы содары — широко используемые сегодня акустические локаторы атмосферной турбулентности. Созданная А.С. Мониным и А.М. Обуховым теория подобия турбулентного приземного слоя атмосферы — по сей день является необходимым блоком всех существующих климатических моделей.

Каковы климатические последствия крупномасштабного ядерного конфликта? Г.С. Голицын исследовал это первым в мире, в 1983-м году опубликовал оценки последствий, что потом уточнялось учеными США и многих других стран. Динамику океана, жидкого ядра Земли, теории ураганов — описывала созданная также здесь теория конвекции вращающейся жидкости (Г.С. Голицын, Б.М. Бубнов), что повлекло большие экспериментальные исследования.

Создана глобальная климатическая модель, охватывающая атмосферу, океан, деятельный слой суши с описанием криосферных и биосферных процессов, углеродного и метанового циклов на междекадных, вековых и тысячелетних масштабах. Эта модель развивается и сегодня. Кстати, в США присвоили ученому Института члену-корреспонденту РАН Н.Ф.Еланскому звание «Герой окружающей среды».

Впервые в мировой практике разработана совместно с ВНИИ железнодорожного транспорта единственная в мире передвижная обсерватория для комплексных наблюдений химического состава атмосферы, ее термодинамических и радиационных характеристик, а также для контроля загрязнения почв, вод и растительности. От Москвы до Владивостока и от Мурманска до Кисловодска и Сочи с участием российских и зарубежных научных центров выполнена серия из 15 международных экспериментов по наблюдениям состояния атмосферы на обширной территории страны. Интересно, что уникальные сведения о влиянии мегаполисов на состояние окружающей среды дают и объезды Москвы по кольцевой железной дороге.

Из космоса, с измерениями рефракции радиоволн зондируется земная атмосфера. Так в моделях прогноза погоды разрабатываются методы усвоения данных радиопросвечивания атмосферы с искусственных спутников Земли — совместно с учеными Германии, США, Финляндии, Франции при ведущей роли ученых ИФА.

Изучение атмосфер других планет дало теорию подобия для циркуляции планетных атмосфер — изученные характеристики ветра в атмосферах планет позволили проектировать посадочные модули советских автоматических станций «Венера» и «Марс».

Сотрудники Института участвовали в подготовке климатической доктрины Российской Федерации в работе Межведомственной группы экспертов по изменению климата, награжденной в 2007 году Нобелевской премией мира.

Сегодня Институт — один из ведущих научных центров страны и мира: разрабатываются теории климата, изучаются динамические процессы в атмосфере, взаимодействия атмосферных процессов с процессами в океане, состав атмосферы и его трансформации, физика и химия верхней атмосферы, атмосферная акустика, оптика и спектроскопия. Все это позволяет формулировать рекомендации по межправительственным соглашениям по вопросам изменений глобального климата, Киотского протокола, Парижского соглашения, освоения Арктики и Антарктики, в подготовке докладов Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), комиссии ООН по устойчивому развитию.

В 1956 году на момент создания штат Института составлял 116 человек, сейчас тут работает 215 человек, в том числе 122 научных работника, из них два академика РАН, три члена-корреспондента РАН, 28 докторов наук и 52 кандидата наук. Под руководством А.М. Обухова Институт физики атмосферы активно сотрудничал с Институтом океанологии, Институтом географии и Институтом водных проблем, входящими в то время в Отделение океанологии, физики атмосферы и географии, а также с рядом ведущих научных учреждений Академии наук: Институтом проблем механики, Институтом прикладной физики (НИРФИ), Институтом оптики атмосферы, Институтом радиотехники и электроники, Акустическим институтом, Вычислительным центром, Вычислительным центром Сибирского отделения, Институтом вычислительной математики, Институтом глобального климата и экологии, Физическим институтом.

Фундаментальные и прикладные разработки ИФА им. А.М. Обухова РАН соответствуют мировому уровню и широко известны научной общественности всех ведущих стран.

В знак благодарности за создание такой научной школы в России Институт с 1994 года и носит имя академика А.М. Обухова.

Таково значение открытия мемориальной доски.

С целью увековечения памяти академика A.M. Обухова президиум РАН в 2017 году учредил золотую медаль имени A.M. Обухова, присуждаемую РАН за выдающиеся работы в области наук об атмосфере. Первым годом присуждения золотой медали имени A.M. Обухова установлен 2018 год.

х х х

Сотрудники коллектива на митинге по поводу торжества, которое открыл ВРИО директора д.ф.-м.н. С.Н. Куличков, рассказали об Александре Михайловиче Обухове — многие очень хорошо его помнят.

(jpg, 220 Kб)

Академик РАН Г.С. Голицын — советский и российский геофизик, специалист по физике атмосферы и океана, теории климата, директор Института в 1990-2008 гг. Открытая сегодня мемориальная доска будет на этом самом месте пока цел Институт в этом здании. Отец Александра Михайловича в Саратове занимался изучением засух и суховеев, и одно из самых глубоких чувств пятилетний мальчик, будущий академик испытал, когда отпустил в небо шар для гидрологических изменений. Юношей он принимал участие во всесоюзном конкурсе студенческих работ, его координационная теория векторов получила первую премию и была замечена знаменитым нашим математиком А.Н. Колмогоровым. По окончании Саратовского университета он приехал в Москву поступать в аспирантуру, но Колмогоров попросил его сначала закончить пятый курс на мехмате — мало кому известный факт. Как они вдвоем открыли законы мелкомасштабной турбулентности? Колмогоров обозначил Обухову идею и через две недели они сверили результаты, которые оказались одинаковые, правда, у Колмогорова была структурная функция, а у Обухова был спектр. И Александр Михайлович, оказывается, первый заметил, что есть интервал, где должна быть полная автомодельность — сейчас называется инерционным интервалом, то есть закон 2/3, 5/3 были открыты совместно.

Началась война, и Академия наук переехала во время эвакуации в Казань. А.М. Обухов выступал на семинаре у Л.Д. Ландау в конце 41-го года, тот сказал — очень интересно, но все изложено «китайским языком», т.е. очень много формул, однако одобрил и включил работу в первое издание «Механики сплошных сред» (Л.Д. Ландау и Е.М. Лифшиц) в 1944 году. Одновременно А.М. Обухов наметил теорию структуры пограничного приземного слоя атмосферы с учетом турбулентности и устойчивой и неустойчивой стратификации, тогда же был введен масштаб Обухова, который в мире известен как масштаб Монина-Обухова.

В этом здании находился Институт теоретической геофизики, организованный в 1939 году О.Ю. Шмидтом. Во время войны этот институт был преобразован в геофизический институт, а в 1955 году было организовано три института — наш, т.е. Институт физики атмосферы, физики земли и прикладной геофизики. Кстати, в этом здании, в подвале, где была мастерская, были проведены первые реакции по изучению сечения рассеяния нейтронов Юлием Борисовичем Харитоном, реальным основателем атомного оружия нашей страны.

В нашем коллективе выросло много выдающихся ученых. Первыми аспирантами в 1956 году были Маргарита Александровна Каллистратова, Валериан Ильич Татарский, Александр Сергеевич Гурвич. Много людей пришло из Физтеха. Можно вспомнить Е.Б. Гледзера, дважды Героя Советского Союза, летчика-космонавта СССР Г.М. Гречко, впоследствии доктора физ-мат. наук, заведующего лабораторией ИФА, С.Г. Чефранова, И.И. Мохова, потом появился П.Ф. Демченко. В институте начал работать В.И. Дианов-Клоков и начались измерения атмосферных газов. Когда наступили 90-е, целый ряд молодых талантливых сотрудников уехали. Андрей Грачев сейчас является одним из основных сотрудников Лаборатории национальной администрации США по атмосфере и океану, главным научным руководителем станции в Тикси.

Александр Михайлович всегда следил за чистотой фундаментальности науки и когда появлялись спецработы — всегда брал фундаментальные аспекты. Таковы его первые работы по турбулентности рассеяния звука в случайных средах, которые оказалось теоретической основой для изобретения первого в мире содара — это акустический способ исследования атмосферы. А.М. Обухов возглавил работы по микроволновому зондированию атмосферы и подстилающей поверхностью, приборные конструкции были сделаны на заводе (теперь — им. Хруничева).

Очень интересна линия его как директора: молодых теоретиков — физиков и математиков — отправлять в экспедиции. При нем возникла лабораторное моделирование гидродинамических неустойчивостей и моделирование атмосферных процессов, которое успешно продолжается и сейчас.

Институт продолжает быть на передовых рубежах мировой науки. Мы наследники его имени, его идей и пока живы — нужно развивать науку, во всех работах, как он, всегда видеть фундаментальные аспекты и где они могли бы быть использованы для объяснения реальных физических явлений. Будем делами благодарны его памяти!

(jpg, 201 Kб)

Гл.н.с. М.А. Каллистратова. Мне сказочно повезло — я работала под руководством Александра Михайловича, он был гениальным ученым и великим человеком. Его имя, открытые им законы турбулентности — навсегда останутся в истории науки. В этом здании он работал много лет, дух его и традиции здесь живы, они будут жить до тех пор, пока это здание будет стоять на земле.

Ю.Д. Чашечкин — зав. лабораторией механики жидкостей Института проблем механики имени А.Ю. Ишлинского. Это здание — место проведения семинара, которым многие годы руководил Александр Михайлович, это был великий семинар, на который все старались приехать, выступить на нем с докладом. Причем, встреча с Александром Михайловичем этим не заканчивалась, он мог сам поехать в отдаленный институт, в отдаленную лабораторию, провести там полдня, побеседовать, вдохновить — эта магия обаяния личности оказывала огромное влияние на развитие науки в стране в целом. То, что мы поместили замечательный памятник в замечательное место — мы сделали хорошее дело.

А.С. Обухов, внук академика. Я благодарен скульптору за то, что здесь появился очень живой, не формальный, не патетический образ. Эта скульптура делалось с фотографии, где Александр Михайлович в шапочке, в которой любил ходить в рейсы, эта фотография из плавания. Мы решили, все-таки, шапочку переместить в руку, поскольку это в большей степени придает образу динамику — одеть и идти дальше. Заниматься тем, чем он всегда занимался с увлечением. Конечно, это была наука. Но это была и поэзия — он всегда писал с иронией много разных посвящений. Любил простые вещи: сыграть в шахматы с коллегами, выпить чашечку кофе, сходить на лыжах. Я очень рад, что эта доска действительно сохраняет ту живость Александра Михайловича, которую мы все помним.

(jpg, 234 Kб)

Академик РАН И.И. Мохов, директор Института в 2008-2018 гг., в настоящее время гл. научный сотрудник, руководитель лабораторией, заведующий кафедрой физики атмосферы физического факультета МГУ, которой в свое время заведовал А.М. Обухов. Сто лет Александру Михайловичу — это, действительно, легендарная личность, он заложил основы не только нашего Института, но и исследований физики атмосферы в нашей стране и за рубежом, он был президентом Международной ассоциации по метеорологии и физики атмосферы — единственный российский и советский ученый, который этой ассоциацией руководил. Он задал основные направления исследований. И одно из самых главных, что он сделал — он определил, как надо работать, какими методами. Физико-математические методы в применении к физике атмосферы и вообще к природным процессам — это то важнейшее, что Александр Михайлович внедрял в наши умы, в умы учеников. Он заведовал кафедрой физики атмосферы в МГУ и многие его выпускники — сегодня ключевые сотрудники нашего института. Он создал наш дом, создал имя ИФА, это уже лейбл, который знают во всем мире, и не случайно, что в этом году впервые в Академии наук происходит награждение золотой медалью Обухова — в год его столетия: это знаковые событие.

Гл. н.с. Б.М. Копров. Когда я был студентом пятого курса, он читал нам лекции по гидродинамике и турбулентности. Он сам предложил мне сформулированное задание как теоретику. Но затем в аспирантуре института он довольно быстро начал меня направлять в сторону эксперимента — тогда начинались летные испытания, я предложил ему, что нужно сделать и он довольно быстро решил, что лучше из меня делать экспериментатора, чем теоретика. Это в какой-то степени сохранилась. Хочу сделать доклад к Конференции, посвященной его столетию, которая называется «Школа Обухова в физике атмосферы». Создавая институт, А.М. Обухов был основоположником не только идей, но конкретных работ, которые стали основой для нескольких лабораторий — теоретической, радиофизической и турбулентной. Действительно, сейчас Институт, поддерживая свое состояние, должен сохранять этот лейбл, помнить нашего основателя. Нам, еще оставшимся в живых, нужно постараться в наибольшей степени оставить эту память — все, что было конкретно связано с Александром Михайловичем.

(jpg, 211 Kб)

Ученый секретарь Института Л.Д. Краснокутская. Александр Михайлович, безусловно — великий ученый, великий человек, но он был еще и замечательный администратор. Он отбирал кадры в институт очень тщательно. С чего начиналось первое посещение института молодым научном и ненаучным сотрудником? — С посещения кабинета Обухова, где он в неформальной обстановке расспрашивал человека, что он из себя представляет, сам рассказывал об Институте. Это как-то очень окрыляло и давало путевку в научную или рабочую жизнь. Он был веселым интересным человеком. Старшее поколение помнит первоапрельские и новогодние вечера, когда сотрудники института тщательно готовилась к театрализованным представлениям. Было весело и интересно — Институт, действительно, был нашим домом не только в научном, но и в радостном интеллектуальном отношении. Большое спасибо! Память об Александре Михайловиче сохранится в наших сердцах!

(jpg, 202 Kб)

Д.ф.-м.н., начальник управления конкурсных проектов по наукам о Земле, человеке и обществе РФФИ В.В. Жмур. Я уполномочен от российского Фонда фундаментальных исследований поздравить коллектив Института физики атмосферы с этим событием. Александр Михайлович Обухов несомненно был величайшим ученым, хорошим организатором и замечательным человеком. В то время, когда был создан коллектив, Институт славился тем, что здесь были самые грамотные специалисты в океанологии, физике атмосферы, геофизике. Это сохраняется и сейчас — когда проходят конкурсы РФФИ именно по физике атмосферы, нет более высоких баллов по экспертизе, чем у физиков атмосферы. Я — зав. кафедрой гидродинамики океана и с этой кафедры десятка полтора студентов выросли в ведущие сотрудники Института. Передаю поздравление от себя и от Фонда!

(jpg, 300 Kб)

Гл. н.с. А.С. Гинзбург. Александр Михайлович был основателем и главным редактором журнала «Известия РАН. Физика атмосферы и океана», главным редактором которого теперь является Георгий Сергеевич Голицын, и третий номер этого года будет практически целиком посвящен 100-летнему юбилею Александра Михайловича. Я написал туда статью с таким названием: «Разноцветные планеты, хвост кометы, ядерная зима» и там приводится подборка работ сотрудников Института физики атмосферы на эти экзотические темы. Их оказалось больше тридцати за время жизни Александра Михайловича. Расскажу удивительную историю: как-то Александр Михайлович позвал меня и прочитал свое небольшое стихотворение — сейчас наизусть не воспроизведу. Я ушел и напечатал: «сказал АМ — пишу стихи я, но ясно всем: он сам стихия». Оставил бумагу у него на столе. Когда Александра Михайловича не стало, сотрудники института собрали в 2000 году замечательный сборник. Каково же было мое удивление, когда я в этом сборнике обнаружил вот эти строчки — они нашлись в бумагах Александра Михайловича. Вот такая связь людей и поколений.

(jpg, 213 Kб)

Член-корреспондент РАН, зав. отделом Института Н.Ф. Еланский. Какая это была кафедра физики атмосферы в МГУ, когда Александр Михайлович был ее заведующим! Вот на семинар проходят А.М. Обухов, Л.А. Дикий, В.И. Татарский, С.А. Магницкий, В.В. Шулейкин — и мы, молодые, имели возможность не только слушать, но и выступать! Это, конечно, очень запомнилось, подвигло всю мою работу. Помню, был момент, когда разгорелась полемика, Обухов был против превышения значимости численных методов. А я как раз проходил эти курсы — что такое численные методы и вычислительной машины. Он как-то меня спросил, и я начал рассказывать о БЭСМ-6 и других машинах — и он заинтересовался, стал заходить, я рассказывал ему про компьютер.

Когда меня пригласили на 80-летие нобелевского лауреата Пауля Крутцена, то от нашего института мы ему вручили медаль имени Обухова, это произвело сильное впечатление на всю аудиторию, а там собрались все выдающиеся ученые из английского общества метрологии и Академии наук США. Все знают закон турбулентности Обухова! На днях от Крутцена прислали в Институт письмо с добрыми словами пожеланиями ученым нашего Института, где он сравнил нашу деятельность с деятельностью Вернадского — такая же важная, такая же нужная для общества. Весь наш коллектив — это, образно говоря, «машина», которую создал Александр Михайлович Обухов, она до сих пор работает, и, я думаю, еще долго будет существовать.

(jpg, 208 Kб)

Член-корреспондент РАН, и.о. главного ученого секретаря РАН А.А. Макоско. Мне поручено передать ученикам и родственникам Александра Михайловича Обухова поздравления по поводу данного события от президента РАН академика Александра Михайловича Сергеева, который сейчас в командировке и не смог принять участие в торжестве. К сожалению, так случилось, что и исполняющий обязанности президента академик Валерий Григорьевич Бондур получил очень срочное задание и в данный момент не смог придти, хотя с утра планировал. Мне кажется, очень символично, что Институт физики атмосферы располагается в этом здании — все помнят, что здесь раньше была лаборатория № 2 АН СССР атомного проекта (ЛИПАН). Именно тогда были заложены высочайшие основы получения принципиально новых результатов в науке. Александр Михайлович, его школа, весь институт — сумели в области физики атмосферы сохранить эту высокую планку уровня работы, которая была задана реально коллективом, который здесь располагался. Мы, как говорится, живем в эпоху перемен, и потому очень важным становятся и пропаганда знаний, и сохранение памяти, увековечивание наших великих ученых. Сегодняшнее событие в канун столетия академика — выдающееся! Все знают, что комплекс зданий напротив — это РОСАТОМ, теперь, с появлением мемориальной доски будут все знать, что здесь работал Александр Михайлович Обухов. Поздравляю всех присутствующих с этим знаменательным праздником, хочу пожелать дальнейших успехов!

Скульптор мемориальной доски — член-корреспондент Российской академии художеств, заслуженный художник России Игорь Николаевич Новиков; для справки — на физфаке МГУ им. М.В. Ломоносова есть мемориальная доска Николая Николаевича Боголюбова, автор — он же. Архитектор — член-корреспондент Российской академии художеств, заслуженный архитектор России А.К.Тихонов.


Сергей Шаракшанэ

Фото Алексея Обухова

Подразделы

Объявления

©РАН 2018