Владимир Литвинцев: «Мегапроект должен стать делом государства»

15.11.2021



Впервые идея Мегапроекта «Единая Евразия: Транс-Евразийское пространство RAZVITIE» возникла в далеком 2007 году. Ее инициаторами от науки стали ректор МГУ Виктор Садовничий и академик РАН Геннадий Осипов. Практически с самого начала о готовности поддержать проект заявило руководство РЖД. Однако прошло без малого 15 лет, а концепция создания пространственных транспортно-логистических коридоров, соединяющих АТР и ЕС, пока практического воплощения не получила. О текущем состоянии проекта рассказывает ученый секретарь Межведомственного координационного совета РАН, координатор мегапроекта Владимир Литвинцев.

Владимир Яковлевич, насколько изменилась концепция Мегапроекта за время его существования?

Мегапроект «Единая Евразия – Транс-Евразийский пояс RAZVITIE» прошел несколько этапов в своей содержательной и организационной основе.

На первом этапе – в 2007-2008 годах - были сформулированы основные проектные предложения по созданию высокотехнологичной транспортной системы, а также разработана Концепция комплексной Программы «Строительство высокотехнологичной Евроазиатской транспортной системы на период 2009-2020 гг.».

В 2011-2014 годах были проведены парламентские слушания в Совете Федерации, где был представлен проект «Интегральной Евразийской транспортной системы» по глубокой реконструкции Транссиба и созданию полосы экономического развития вдоль него.

В 2014 году на заседании президиума РАН на основе доклада Владимира Якунина (на тот момент - глава РЖД – Прим. Ред.) «Транс-Евразийский пояс RAZVITIE» с участием международного академического сообщество состоялось публичное обсуждение проекта. По его результатам Мегапроект был определен как «один из приоритетных направлений», президенту РФ Владимиру Путину были направлены предложения по его дальнейшей разработке и реализации. Этот период можно определить как второй этап.

В 2016 году начался новый этап, работу над проектом возглавили академики Виктор Анатольевич Садовничий, Александр Михайлович Сергеев, Геннадий Васильевич Осипов, Александр Дмитриевич Некипелов, большой вклад внесли ученые практики. Было сформулировано полное название Мегапроекта: «Создание пространственных транспортно-логистических коридоров на территории Российской Федерации, соединяющих Азиатско-Тихоокеанский регион и Европейский Союз», сокращенно – «Единая Евразия: Транс-Евразийский пояс RAZVITIE».

В окончательном варианте концепция предполагает комплексное пространственное развитие Сибири, Дальнего Востока и Арктики с опорой на новый высокоскоростной железнодорожный комплекс и Северный морской путь, а также транспортную, энергетическую, информационно-коммуникационную «решетки» между ними как основы для создания высокотехнологичных производств и предприятий.

 (jpg, 61 Kб)

То есть реконструкция Транссиба стала всего лишь этапом строительства высокоскоростного железнодорожного комплекса?

Да, новый высокоскоростной железнодорожный комплекс должен строиться с учетом современных технологических подходов для увеличения скорости движения поездов до 300-350 км/ч. Такие скорости позволяют быть конкурентоспособными с точки зрения тарифов с морскими перевозками и обеспечить грузонаполняемость на маршрутах из АТР в ЕС, и обратно. Срок доставки грузов сокращается до 4-5 дней.

Реконструкция Транссиба, БАМа, развитие Восточного полигона – важные проекты, которые дополнят Мегапроект и будут способствовать пространственному развитию Сибири и Дальнего Востока. Мы предлагаем в едином замысле со строительством высокоскоростного железнодорожного комплекса возведение нового мультимодального порта на Сахалине, соединенного сухопутным коридором с материком. Учитывая, что готовая инфраструктура и логистика во Владивостоке испытывает серьезные трудности и перегружена, это бы открыло новые серьезные возможности по перевалке высокомаржинальных грузов. Нельзя исключать и перспективу создания сухопутного коридора через Сахалин с Японией, что предоставит возможности к макрорегиональной интеграции, укреплению взаимовыгодного международного экономического сотрудничества со странами АТР.

Эта концепция получила поддержку?

В сентябре 2016 года рабочая группа представила проработанную концепцию в Совет безопасности, который направил документы в правительство для проработки с ведущими министерствами, параллельно мы отрабатывали эти вопросы с Министерством обороны, Министерством иностранных дел. По итогам мы получили от всех заинтересованных министерств положительное заключение. Но тут поменялось правительство, и эту работу пришлось начинать заново.

На сегодняшний день ни одно положение мегапроекта пока не вошло в стратегические документы Российской Федерации?

В 2018 году появился Указ президента РФ о реализации Национальных проектов, ему предшествовал период, когда эти Национальные проекты разрабатывались. Параллельно шла работа над различными стратегиями до 2030 года – Стратегия пространственного развития, Стратегией инфраструктуры и так далее. Было много совещаний и в рамках комитетов Совета Федерации, аппарата СБ, министерств Правительства РФ, мы активно участвовали в обсуждении этих планов. Но что касается «Единой Евразии» - речь о том, чтобы включить в какой-нибудь документ концепцию целиком – не шла. А именно это, на наш взгляд, позволить достичь наибольшего эффекта с точки зрения социально-экономического развития территорий.

Ситуация осложняется тем, что принятие решения по этому проекту – институциональное для всей системы власти, государственных и экономических отношений, геополитических связей. Мегапроект включает задачи, которые необходимо реализовывать в комплексе как единое целое. Необходимо сформировать геополитический консорциум, решить ряд вопросов, связанных со взаимоотношениями с ЕС, странами юго-восточной Азии, согласовать Мегапроект со стратегическими документами развития страны.

Так что пока как единое целое проект не нашел отражения в стратегических разработках правительства, хотя пересечения по тем или иным вопросам есть.

Как вы думаете, почему?

Реализация подобных проектов – прерогатива высшего государственного руководства. Значит, не пришло время еще для таких решений.

А что со стороны бизнеса – есть понимание необходимости реализации проекта?

В 2018 году РАН и РЖД подписали базовое соглашение, в котором мегапроект «Единая Евразия» определяется как приоритетный. Следующим шагом стало подписание дополнительных соглашений, регламентирующих научно-техническую политику.

По мнению экспертов РЖД, то, что описано в концепции – это эволюция, процесс, который затрагивает все направления промышленной, инжиниринговой, индустриальной, инфраструктурной, образовательной, научной деятельности. По сути, эту стадию эволюции транспортной системы на данный момент переживают многие страны – каждая в своем темпе. Например, Китай сегодня является хедлайнером по использованию транспортно-логистических кластеров в качестве мощного драйвера для развития производств. То есть не только в качестве хаба для поверхностной обработки товарных потоков, консолидации, маркировки, распределения и так далее, но и для введения налоговых преференций для бизнеса. Мировая практика показывает, что это обязательный инструмент и обязательный этап эволюции, без которого мы не сможем перейти в конкурентную среду и предлагать передовые решения.

Россия пока отстает в этом процессе? Есть ли примеры такого подхода в решении транспортно-логистических задач в нашей стране?

Да, мы пока отстаем. Наши соседи проложили десятки тысяч километров высокоскоростных железнодорожных магистралей, строят глобальные транспортные коридоры. Думаю, пора догонять. А в качестве примера таких проектов в России – РАН совместно с правительством Ленинградской области проводит серьезную подготовительную работу по проекту «Балтийский кластер» - созданию мультимодального транспортно-логистического, производственно-технологического кластера Северо-Западного макрорегиона на территории Ленинградской области. Проект предусматривает строительство современных терминально-складских комплексов с особым таможенным статусом и льготным режимом налогообложения в регионе погашения и распределения грузовых потоков. Комплексы должны быть интегрированы с железнодорожным, морским, авиационным, автомобильным путями и направлениями. Предполагается использование 4-PL оператора макрорегионального масштаба, цифровой экоплатформы, а также создание современного производственно-технологического кластера для размещения высокомаржинальных производств. Совместно с РЖД-Логистика в рамках данного МТПЦ планируется также реализовать проект бондовой логистики.

То есть шаги в направлении реализации все-таки делаются? Вы с оптимизмом смотрите на перспективы развития проекта?

Вообще, я занимаюсь этим проектом шесть лет. Есть определенное понятие «человеческая усталость», когда ты проводишь одно обсуждение за другим, все соглашаются, но ничего не решается, время идет, а ничего не меняется. Тогда хватаешься за «спасательный круг» – переходишь от реализации общей задачи к частным, которые были бы доказательными с точки зрения правильности предлагаемых решений. И вот такой частной задачей является мультимодальный транспортно-логистический кластер в Ленинградской области, который, на наш взгляд, не станет ключевым или решающим аргументов в пользу реализации проекта «Единая Евразия». Но то, что этот аргумент будет весомым – сомнения не вызывает.

Какие результаты ожидаются от реализации всей концепции в целом?

Это перестройка всего социально-экономического и инфраструктурного механизма на такой огромной территории как Российская Федерация. Мегапроект – это эпоха и с точки зрения сроков реализации - минимум 15 лет, и в плане инвестиций – порядка 210 млрд долларов без учета вложений частных компаний. Именно поэтому, по аналогии с космическим и атомным проектами, надо на всех уровнях загореться этой идеей и добиться результатов. Это должно быть делом государства, национальным проектом целого поколения людей.

 

Подразделы

Объявления

©РАН 2021