Реформа, или Новая стадия борьбы за выживание?

29.10.2013



 

22 октября 2013 года. ТрВ № 140, c. 8, "Наука и общество"


Юрий Решетняк
Рубрика: Наука и общество

 

Введение

Последние несколько лет Российская академия наук, от академиков до младших научных сотрудников, жила в предчувствии некой катастрофы. Наконец, эта катастрофа приобрела зримые черты — в виде представленного правительством законопроекта «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который 18 сентября был принят Государственной Думой, 25 сентября его утвердил Совет Федерации, а 27 сентября президент РФ поставил под законом свой одобрительный автограф. Теперь это Федеральный закон № 253-ФЗ. В процессе работы приняты некоторые поправки, а наиболее одиозные формулировки законопроекта были убраны. По словам В.Е. Фортова, окончательная редакция закона для Академии наук лучше первоначальной.

Какие-то меры по улучшению работы Российской академии наук необходимы, но в реформах, разрушающих всё до основания без всякой гарантии, что потом что-то дельное будет построено, по моему убеждению, необходимости нет.

Закон предписывает устранение Академии наук от управления научными институтами. Руководить ими будет некое ведомство, напрямую подчиненное правительству. Научные исследования станут проходить под контролем чиновников. За научную сторону работы отвечает директор, выбираемый по некой сложной схеме, и, кроме того, в руководство института войдут какие-то эмиссары от правительства с непонятными обязанностями — то ли секретаря парткома, то ли начальника отдела кадров, то ли просто завхоза.

Важность научных исследований будут определять чиновники, руководствуясь такими «надежными» инструментами, как индекс цитирования и индекс Хирша, определяемые западными агентствами, и импакт-факторами журналов, в которых опубликованы результаты исследований.

По поводу этих самых индексов могу сказать следующее. Семьдесят с лишним лет антисоветской пропаганды (а значит, и антирусской — ведь именно русские считались главными носителями идеологии коммунизма) за пределами СССР не могли не оставить следа в сознании жителей тех благополучных мест. Поэтому не надо думать, что нас там очень любят. И это не может не отражаться на всевозможных индексах российских ученых, которые составляются на западе. В трудах классиков марксизма-ленинизма я нашел когда-то следующее высказывание, принадлежащее некоему британскому колонизатору: «Кафр может пройти больше, чем лошадь, и быстрее ее». Российским ученым за рубежом приходится быть своего рода кафрами в интеллектуальной области.

Понятно, что не все на Западе являются русофобами. Но вот что пишет выдающийся российский математик, академик Владимир Игоревич Арнольд, комментируя один эпизод: «Это — стандартная западная технология, вплоть до реклам нобелевских премий или филдсовских медалей: не сослаться на российских предшественников совершенно безопасно для репутации эпигона, даже если он просто переписал русскую работу». (В.И. Арнольд. «Что такое математика». Изд-во МЦНМО, 2012, стр. 72 и далее).

Обсуждение проблем, связанных с индексом цитирования, не может быть дано здесь в полном объеме.

Авторы сегодняшней переделки Академии наук, по-видимому, не очень-то утруждали себя обоснованием необходимости того, что они предлагают. Создается впечатление, что ими движет желание во что бы то ни стало реализовать придуманную ими модель управления наукой. Реформаторы РАН абсолютно уверены в своей правоте и не испытывают потребности в каких-либо аргументах. Видимо, считают, что жизнь подтвердит их правоту, а аргументы нужны только для того, чтобы создать требуемое впечатление у широкой общественности. Увы, всё произойдет по Черномырдину: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Но поймем мы это только тогда, когда Россия как индустриальная держава по всем показателям окажется на последнем месте.

Российский бизнес очень мало заинтересован в науке. Гораздо интереснее давать деньги на развитие английского футбола, чем на развитие российской математики, например. Правительство явно не понимает этого обстоятельства и ответственность возлагает почему-то на Академию наук. Невостребованность науки в нашей стране в настоящее время — это факт, отмеченный многими. (В частности, см. статью Ю.Г. Решетняка в газете «Наука в Сибири», 2005 год, № 10-11.)

Какая-то аргументация в оправдание принятого закона всё же приводилась, и некоторое ее обсуждение излагается далее. В качестве основного источника я использовал интервью министра Д.В. Ливанова для радио «Эхо Москвы» от 11 июля с.г.

О неистребимом конфликте

Закон, как говорят нам, содержит три принципиальные позиции. Первая состоит в отделении клуба выдающихся ученых от системы институтов. Это нужно для того, чтобы исключить постоянный конфликт интересов, который присутствует в деятельности Академии наук. Конфликт состоит в том, что одни и те же люди принимают решения о том, какие исследования надо финансировать, они же их финансируют, они же их проводят, они же сами перед собой потом отчитываются и сами себя награждают. Академия наук, по мнению авторов проекта, в том виде, в каком она сложилась за последние двадцать лет, это полуфеодальная распределительная коалиция.

Нет, чтобы сказать прямо, что академики, пользуясь своим положением, всё гребут под себя. Вместо этого придумывают какую-то демагогическую чушь. Это поклеп. РАН есть демократическая система. При решении любого вопроса в академических институтах мнение академика не всегда имеет решающее значение. Академия наук состоит не из одного человека, и мнения разных ее членов об одном и том же предмете не всегда совпадают. Мне неизвестны случаи, когда конфликт, о котором сказано выше, проявлялся бы явным образом.

Истина состоит в том, что количество материальных благ в любой жизненной сфере всегда ограничено и при их распределении обязательно найдутся люди, которым не досталось то, на что они претендовали. Так что конфликт, который господин Ливанов посчитал присущим исключительно Академии, имеет общий характер и принципиально не может быть устранен. Когда РАН начнут править чиновники, конфликтов и связанных с ними скандалов будет больше во много раз, в этом я абсолютно уверен.

Характеристика Академии наук как полуфеодальной распределительной системы свидетельствует только о непонимании нашим начальством действительных проблем Академии и о его недоброжелательном отношении к ней. Последние 20 лет РАН вела фактически борьбу за выживание. Во время последних выборов президента Академии прозвучали слова: «Период борьбы за выживание окончен, наступает период развития». Увы,борьба за выживание только переходит в новую стадию.

Пока в условиях современной России ничего, что было бы лучше Академии наук как формы организации науки, никто предложить не может. Впрочем, нам ничего конкретного и не предлагают. Закон 253-ФЗ — рамочный, детали будут уточняться потом.

Имущество Академии наук

Вторая цель закона о реформе РАН-передача имущества Академии в ведение другой государственной организации. Как сказал председатель правительства Д.А. Медведев, управление имуществом и коммунальным хозяйством отвлекает ученых от занятий наукой. Интересно, кто это ему сказал. Лично я жалоб такого рода никогда не слышал даже от лиц, занимающих какие-либо административные посты.

Имущество Академии наук — это активы: здания, сооружения, научное оборудование, земли. Одна из основных проблем институтов РАН связана с невозможностью своевременного обновления научного оборудования. По международным нормам, научное оборудование признается морально устаревшим и подлежащим замене после 5 лет эксплуатации. В России принят срок 10 лет. На деле оборудование используется и 15, и 20 лет, в общем до полного физического износа. Причина — недостаточное финансирование. Состояние научного оборудования — это действительно следствие того случая, когда плохое «управление имуществом» мешает проведению научных исследований. Меры, принимаемые Академией наук, оказываются недостаточными по причине отсутствия денег. С другой стороны, российские бюрократы постарались сделать так, чтобы вопрос решался как можно труднее даже при наличии денег.

Как я прочел на сайте Академии наук, министр финансов России уже сообщил, что правительство ждет от РАН более эффективной работы. Что тут можно сказать! От Вас зависит, дорогой министр финансов! Не дадите денег на приобретение нового научного оборудования — с какой стати работа Академии будет улучшаться?

Научным оборудованием могут распоряжаться только те, кто на этом оборудовании работает, а не чиновники, к науке отношения не имеющие. В соответствии с этим персонал, обслуживающий эту часть академического имущества, должен подчиняться непосредственно научной части института.

Содержание в рабочем состоянии зданий и сооружений, уход за газонами на территории, примыкающей к зданию научного института, наблюдение за порядком на автостоянках и тому подобная деятельность могут быть доверены и рекомендованному правительством завхозу. Такой работой ученые заниматься не должны и, кстати, никогда ею не занимались.

Единственное требование к завхозу: он не должен подражать министру образования и науки и принимать какие-либо ответственные решения, не советуясь с учеными.

Случаи «неправильного управления» собственностью Академии наук в виде хищений и т.п. мало влияют на эффективность работы ученых и никак не могут служить достаточным основанием для ликвидации РАН. Мы ведь живем не в безвоздушном пространстве, и вряд ли возможно найти сейчас государственное учреждение, в котором не было бы скандала с уголовным душком. Даже Минобр-науки не смогло этого избежать. (Совсем недавно МОН было вынуждено менять ранее назначенного им же председателя ВАК.) Истории про оборотней в погонах и про взятки в прокуратуре, о которых нам регулярно сообщают наши самые правдивые в мире СМИ, российским гражданам успели изрядно надоесть. Но никто, однако, не предлагает закрыть ни министерство, возглавляемое господином Ливановым, ни нашу доблестную полицию, ни прокуратуру. А вот Академию за какие-то мифические преступления хотят закрыть!

Об экспертной функции Академии наук

Нам говорят: академики, после того, как их освободят от дел, которыми они никогда не занимались, т.е. от управления имуществом, займутся очень важным делом: Академия наук будет давать экспертные заключения правительству, президенту, всем остальным по самым важным вопросам. Не только в вопросах развития науки, но и в вопросах социально-экономического развития.

Ситуация, когда важнейшие вопросы государственной жизни решаются без серьезного обсуждения специалистами, без их экспертной оценки, абсолютно нетерпима, и РАН обращала на это внимание власти. Академия и в существующем, пока еще дореформенном, виде готова к выполнению экспертной функции. Готова ли власть к тому, что решения по определенным вопросам должны приниматься лишь при наличии экспертного заключения Академии наук? Ответ очевиден: абсолютно не готова!

Закон, касающийся основ жизни РАН, в Академию на экспертизу никто не приносил. Как я понимаю, академикам сейчас не верят. А почему будут верить потом? Вспомним случай атаки председателя Госдумы Б.В. Грызлова на комиссию Академии наук по борьбе с лженаукой. Грызлову указали, что его соавтор Петрик — жулик, а уважаемый председатель Думы публично заявил, что члены комиссии — мракобесы!

Полагаю, что из экспертной функции Академии ничего хорошего не получится — закон касается только Академии наук и ни к чему не обязывает правительство. Очевидно, что к экспертным оценкам членов Академии оно не будет прибегать и в будущем. В интервью от 11 июля Д.В. Ливанов сказал, что он ни с кем из членов Академии законопроект не обсуждал. Цитирую: «…я очень хорошо знал внутреннюю ситуацию, позицию этих людей. Обсуждать с ними что-либо было бы бессмысленно. Я не общался, не обсуждал».

Слышать это очень странно. Господин Ливанов — министр, член правительства России, государственный деятель, он просто обязан уметь находить общий язык с руководителями организации, напрямую подчиненной его министерству.

Если чиновники, которых посадят на шею Академии наук, будут рассуждать подобно господину Ливанову, то российских ученых ждет нелегкая жизнь.

Заключение

Слияние трех академий наук в изложении Ливанова есть третья основная цель закона № 253-Ф. Серьезного основания для слияния всех трех академий нет, кроме того аспекта, что правительству проще иметь дело с одной большой конторой, чем с тремя. Закон вступит в действие только после принятия необходимых подзаконных актов. Будем надеяться, что на этом этапе возможный вред, исходящий от столь же амбициозных, сколь и некомпетентных реформаторов, будет сведен к минимуму.

Юрий Решетняк,
докт. физ.-мат. наук, академик РАН

 

 

 

©РАН 2017