«Ученый в России больше, чем ученый»

09.10.2019



«Ученый в России больше, чем ученый»

Из фондов П.Л. Капицы и Л.Д. Ландау

Выставка с таким названием открылась в сентябре с.г. в Выставочном зале Архива Российской академии наук — она посвящена деятельности двух выдающихся советских физиков, лауреатов Нобелевской премии, академиков Академии наук СССР — Петра Леонидовича Капицы (1894-1984) и Льва Давидовича Ландау (1908-1968).

В основу экспозиции вошли впервые демонстрируемые уникальные документы и фотографии из личных фондов Архива РАН: переписка П.Л. Капицы с советскими государственными деятелями и учеными, фотографии, артефакты, личные письма П.Л. Капицы и Л.Д. Ландау, отражающие обстановку и события того времени. Фотодокументы и переписка предлагают ретроспективный ряд поэтапного развития научной работы двух ученых — П.Л. Капицу в Кембриджской лаборатории у физика-экспериментатора мирового значения Э. Резерфорда, Л.Д. Ландау — с одним из создателей современной физики Н. Бором. В экспозиции также представлены фотографии Мемориального кабинета-музея П.Л. Капицы в Институте физических проблем, а также копии документов и книги с дарственными надписями, любезно предоставленные Т.И. Балаховской, заведующей музеем-кабинетом.

И.А. Урмина, доктор культурологии, руководитель отдела музейно-выставочный группы Архива РАН. Выставка — наш первый шаг в сферу физики, следующая будет посвящена другим Нобелевским лауреатам. Задача — представить в цикле выставок документы, относящиеся к ним и сохраняющиеся в нашем Архиве. И первая выставка представляет уникальные документы о двух удивительных людях, признанных на мировом уровне — Петра Леонидовича Капицы и Льва Давидовича Ландау. Как известно, экспериментатор П.Л. Капица был признан отцом ядерной физики Эрнестом Резерфордом, второй же — признан не менее известным теоретиком Нильсом Бором.

Представленные документы и фотографии открывает нам картину эпохи начала XX века — это было время революций, совершенно необычных ситуаций, в которых ученые никогда прежде не были, и они не могли понять что происходит. Но все равно поддерживали международные связи, хотя это было практически невозможно. История того времени показывает также неоднозначность взаимоотношений власти и науки.

Личный архив П.Л. Капицы состоит, в первую очередь, из черновиков его писем совершенно разным людям. Не все письма мы освоили — в этих 94-х папках оказалось так много интересного, что мы просто не смогли разместить на наших стендах и витринах. В частности, представлена только часть многолетней переписки между Николаем Николаевичем Семеновым и Петром Леонидовичем Капицей. Выражаем благодарность Татьяне Игоревне Балаховской, заведующей музеем П.Л. Капицы в Институте физических проблем им. П.Л. Капицы РАН.

Т.И. Балаховская. Сегодня наука переживает не самые хорошие времена — мы переживаем все эти события с Академией наук, изменения, переименования, появление ФАНО, появление Министерства, реорганизации — все это нередко приводят к плачевным последствиям, многое уничтожается. Поэтому, считаю, то что делает Архив РАН и наш музей — это не популяризации науки, а позиционирование науки в общественном сознании.

И.А. Урмина. Не будь открытий и результатов, которые были получены теми учеными — не было бы того, что, собственно, сегодня молодежь имеет в виде различных гаджетов, и они даже не понимают, что это такое. Перед нами история жизни и деятельности двух известнейших во всем мире ученых, но на сегодняшний день они мало упоминаются в нашей стране — в учебниках, в прессе, на ТВ. Поэтому так важно сегодняшнему поколению объяснить, что делали наши великие теоретики и экспериментаторы, и кем они были.

Примечание. В этих словах, между прочим, указано, чем должен отличаться репортаж с выставки от самой выставки. Выставка представляет документы, а в репортаже необходимо одновременно сопроводить рассказ справочным материалом по поводу персон и событий, поскольку этого материала в самой выставке нет и быть не может ввиду ограниченности экспозиционного пространства. Поэтому здесь в рассказе о выставке попутно предоставим такой справочный материал, аккумулируя информацию из общеизвестных текстов (С.Ш.).

Капица до Резерфорда

 (jpg, 135 Kб)

Справка. Капице в 1914 году, т.е. к началу Первой мировой войны, было двадцать лет — коснулась ли его война? Да, он добровольцем отправился на фронт, был водителем на санитарном автомобиле, возил раненых на польском фронте. В 1916 году демобилизовался, возвратился в революционный Петроград продолжать учебу, а тут эпидемия испанки и скарлатины, массовая гибель заболевших. В течение месяца умер его отец, первая жена, двухлетний сын, новорожденная дочь. Только мать Капицы сумела возвратить сыну силы после страшного удара.

Способного студента электромеханического факультета Петербургского политехнического института быстро заметил А.Ф. Иоффе и привлек его на свой семинар и работу в лаборатории.

И.А. Урмина. Отец советской физики академик Абрам Федорович Иоффе, по сути, дал научную жизнь ученым, которым посвящена выставка, особенно Петру Леонидовичу Капице. Не было бы академика Иоффе, не было бы стремления Капицы в Лондон.

Справка. В письмах Иоффе то и дело мелькает имя Капицы. Иоффе, заботясь о развитии физики в России, считал, что перспективному молодому физику необходимо продолжить учебу в авторитетной зарубежной научной школе. Но организовать выезд за границу долго не удавалось.

И.А. Урмина. Очень многие ученые на тот момент не имели возможности поехать за границу, но благодаря Абраму Федоровичу Иоффе молодой человек Петр Капица попал в лабораторию к Резерфорду, чему предшествовала длинная история — можно даже кинофильм снимать.

Молодые физики Петька и Колька.

(jpg, 86 Kб)

И.А. Урмина. На картине Кустодиева — два юных физика: Капица и его вечный друг Семенов. В витрине нашей выставки представлена их переписка. Переплетены их судьбы, люди эти не расставались в течение многих лет, значительно позже они стали Нобелевскими лауреатами, признанными в отечественной и в мировой физике. Пронесли дружбу через всю жизнь, эта дружба стала семейной дружбой. Хотя различные жизненные перипетии, конечно, их разводили. Они друг друга звали Петра и Колька, и когда уже стали известными учеными Петром Леонидовичем и Николаем Николаевичем, были облечены и административной властью, и высокими регалиями — все равно были друг для друга Петька и Колька. Н.Н. Семенов был одним из тех, кто стоял рядом во все годы жизни П.Л. Капицы до самого конца — даже когда у них была размолвка. Несмотря на это, они в конце жизни все равно помирились.

Справка. Выставка целевым образом не посвящена Н.Н. Семенову, она касается его в переписке с П.Л. Капицей, но несколько слов сказать о нем надо. Семенов прибыл в Петроград по приглашению от А.Ф. Иоффе, когда тот формировал коллектив исследователей Физико-технического рентгенологического института — Семенову поручено было возглавить лабораторию электронных явлений. Семенов начал преподавать в Петроградском Политехническом институте, и очень быстро — уже в 1922 году — был назначен заместителем директора Физико-технического института, т.е. заместителем А. Ф. Иоффе. Семенов выполнил несколько работ по ионизации атомов и молекул под действием электронного удара в газовых разрядах. Были реализованы значительные научные работы совместно с Капицей: измерение магнитного момента атома в неоднородном магнитном поле, рассчитано отклонение пучка парамагнитных атомов в неоднородном магнитном поле, предложен способ измерения магнитного момента атома в неоднородном магнитном поле. Прекрасный портрет Кустодиева относится к этому моменту их жизни.

Справка. Кто такой академик Николай Николаевич Семенов (1896-1986) — один из основоположников химической физики, единственный советский лауреат Нобелевской премии по химии (1956 год, совместно с Сирилом Хиншелвудом). В 1927 году стал у А.Ф. Иоффе руководителем химико-физического сектора Физико-технического института, а в 1931 году на базе этого сектора основал Институт химической физики АН СССР (ныне ИХФ РАН) и до конца жизни был его бессменным директором.

В 1928 году открыл разветвленные цепные реакции, за что позднее и был удостоен Нобелевской премии по химии, эти цепные реакциихарактеризовались экспоненциальным ускорением и последующим воспламенением. Тогда же показал радикальный механизм цепного процесса, обосновал все основные его черты (малая величина энергии активации, сохранение и увеличение числа свободных валентностей, роль стенок сосуда и примесей в обрыве цепи и т.д.), что открыло большие перспективы управления химическими процессами. В 1963 году (совместно с А.Е. Шиловым) установил роль энергетических процессов в развитии цепных реакций при высоких температурах— за счет передачи энергии от высокоэнергетичных продуктов начальным молекулам.

Работы над механизмами пробоя диэлектриков привели к созданию тепловой теория пробоя. Эта теория легла в основу тепловой теории воспламенения (1928), теории горения и теплового взрыва (начало 1940-х), что позволило рассматривать такие процессы, как распространение пламени, детонацию, горение взрывчатых веществ. Соответственно, с началом войны в 1941 году был эвакуирован в Казань, где для нужд армии занимался проблемами горения и взрыва. Ряд работ Семенова посвящен исследованию каталитических процессов, он открыл ионно-гетерогенный тип катализа, построил теорию гетерогенного катализа. В 1940-50-х гг. участвовал в советском атомном проекте. Избирался академиком-секретарем Отделения химических наук АН СССР, вице-президентом АН СССР. Дважды Герой Социалистического Труда, награжден 9 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени, был лауреатом Ленинской премии, дважды лауреатом Сталинской премии, удостоен Большой золотой медали им. М.В. Ломоносова.


Капица у Резерфорда

И.А. Урмина. А.Ф. Иоффе очень хотел, все-таки, отправить молодых физиков в Германию, на тот момент наиболее развитую. Но почти ничего не получалось. Европейским ученым имя Капицы ничего еще не говорило, а власти, судя по всему, опасались впустить «большевистского агитатора» под личиной физика. Единственное место, куда ученым можно было выехать — была Англия, Германия уже на тот момент была закрыта для всех. Попытались поехать в Лондон, меняли керенки на фунты, потом с этими фунтами в чемоданчике трижды пытались через Ревель проехать за границу, их останавливали и то, каким образом физики попали в Лондон к Резерфорду — жизненный подвиг, это было и в самом деле страшно. Они могли быть все застрелены в любом месте. То был момент после конца войны, власть любой страны, и наша власть в том числе, была, в первую очередь, связана с агрессией, власти боялись каких-то событий, а люди, не понимая, пытались уехать за границу, и для очень многих это заканчивалось очень плачевно.

Справка. Благодаря содействию Крылова и вмешательству Максима Горького в 1921 году Капица в составе специальной комиссии был командирован в Англию. Иоффе пишет: «Для Капицы удалось добиться от Литвинова разрешения приехать в Ревель. Здесь либо он сам, либо я из Берлина добуду ему разрешение на дальнейший проезд...». Однако и через месяц Капица все еще не выехал из Петрограда. «Для Капицы хлопочу о визе», — далее пишет Иоффе из Берлина. Еще месяц проходит. «Усиленно хлопочу визу для Капицы... Обещали дать, а то он все, бедный, сидит в Ревеле. Во вторник поговорю с Красиным». И вот, почти через четыре месяца после того, как Капица попрощался с Иоффе в Петрограде, он встречает своего учителя на вокзале в Лондоне. «Капицу хочу оставить здесь на зиму у Резерфорда, если он его примет: Красин дал уже согласие».

И.А. Урмина. Молодой Петр Капица приехал к Резерфорду, пытался устроиться на место аспиранта. Увидев россиянина, а на тот момент Россия была в опале, Резерфорд, естественно, сказал — извините, все места заняты, вас просто некуда взять. Тогда вдруг Петр Капица спросил: какую погрешность вы допускаете в экспериментах? Резерфорд ответил: обычно около 3 %. Капица: а сколько человек работает в лаборатории? Резерфорд: 30. Капица:тогда 1 человек составляет примерно 3 % от 30. Резерфорд рассмеялся и принял Капицу в качестве «допустимой погрешности». Мы здесь в экспозиции видим очень интересное письмо, которое рассказывает, как физик Капица жил у Резерфорда, каким образом началась его работа в лаборатории.

Справка. Через короткое время Капица стал ближайшим сотрудником сэра Эрнста, как когда-то его учитель сделался ближайшим сотрудником герра профессора Вильгельма Конрада Рентгена. В 1930 году Совет Королевского общества принял решение о выделении 15 000 фунтов стерлингов на строительство в Кембридже специальной дорогостоящей лаборатории для Капицы, оборудованной по последнему слову техники — на средства известного мецената Монда. Это была лаборатория для исследований в сильных магнитных полях и при сверхнизких температурах. Уже на тот момент стало ясно,что Резерфорд делает из Капицы своего помощника. Авторитет Капицы в Кембридже был уже чрезвычайно высок — его избрали членом Лондонского Королевского общества, т. е. английским академиком.

Мировая наука в тот момент остро нуждалась в сверхсильных магнитных полях. Физики циклотронной лаборатории Гарвардского университета, например, мечтали о полях хотя бы 20 Тл, которые могли бы заметно искривлять траектории частиц, попадающих в толстые фотоэмульсии. Капица, имеющий талант инженера и экспериментатора, создал специальные мощные генераторы (представленные здесь на выставке), которые замыкаясь накоротко, создавая токи огромной силы, пропускавшиеся по массивным проводам; провода шипели и трещали, как рассерженные змеи, а в окружающем пространстве возникало магнитное поле колоссальной силы. Работы в области сверхсильных магнитных полей принесли ему широкую известность в научных кругах. Капица предположил: используя другие взрывчатые вещества, например ядерные заряды, можно получить магнитные поля, равные 10000 Тл. Такие поля существуют лишь в недрах планет и звезд.

В 1929 году секретарь АН СССР С.Ф. Ольденбург сообщил Капице, что «Академия наук, желая выразить свое глубокое уважение к ученым заслугам Вашим в области физических наук, избрала Вас на Общем собрании Академии наук СССР 13 февраля с. г. в свои члены-корреспонденты».

Капица В СССР

И.А. Урмина. Самое интересное, что во многом возвращение Петра Леонидовича в Россию было связано с тем, что его очень долго, в течение 5 или 7 лет, звал домой Николай Николаевич Семенов. Это подтверждает целая папка переписки — она очень интересна и с точки зрения научной, и с точки зрения человеческих отношений. В 1934 году Капица приехал в СССР — на время. Но выехать уже не смог, его не выпустили из страны, и «заслуга» в этом уже других людей.

Справка. Есть постановление Политбюро, подписанное Л. М. Кагановичем, предписывающее задержать ученого в СССР: «Исходя из соображений, что Капица оказывает значительные услуги англичанам, информируя их о положении в науке СССР, а также и то, что он оказывает английским фирмам, в том числе военным, крупнейшие услуги, продавая им свои патенты и работая по их заказам, запретить П. Л. Капице выезд из СССР». О том, что выезд за границу невозможен, и виза аннулирована Капице сообщил Председатель Госплана.

Первые месяцы в СССР у Капицы не было работы и определенности с будущим, жил в коммунальной квартире у своей матери (семья осталась в Лондоне, но позднее переехала в СССР). В 1934 году Молотов подписал постановление об организации в составе Академии наук СССР Института физических проблем. Понадобилось писать письма высшему руководству СССР, вплоть до Сталина и после сложных переговоров с Резерфордом и Кокрофтом договорились об условиях передачи лаборатории из Кембриджа в СССР. В итоге удалось получить все, что требовал Петр Леонидович. Капица стал основателем Института физических проблем, его директором он оставался вплоть до последних дней жизни.

Капица писал: «Мне кажется, цель достигнута, и институт можно считать не только одним из самых передовых в Советском Союзе, но и в Европе». Главными темами научных исследований физиков-экспериментаторов и физиков-теоретиков института стали магнетизм и сверхнизкие температуры. Под руководством Капицы Институт физических проблем стал одним из наиболее продуктивных учреждений Академии наук СССР.

Новое фазовое состояние, которое Капица назвал сверхтекучестью гелия, теоретически обосновалв 1939-1941 годах Ландау, который уже в 1962 году получил за это Нобелевскую премию. Известны работы Капицы в области физики низких температур, изучении сверхсильных магнитных полей и удержания высокотемпературной плазмы. Построенные Капицей установки для сжижения газов после долгой полемики нашли широкое применение в промышленности. Использование кислорода для кислородного дутья привело к перевороту в сталелитейной промышленности. Коллектив института под руководством Петра Леонидовича активно работал над задачей разработки воздухоразделительных установок для производства кислорода, при этом старался внедрить относительно новую технологию производства криогенных температур на базе турбодетандера.

И.А. Урмина. Капица был прекрасным организатором и это очень редкое сочетание ученого и организатора. Он сам стоял у станков, контролировал до мельчайших подробностей сборки, до винтика — ничего не упускал из виду. Капица рассказывал о том, что стало для него детищем во время войны — кислородная установка, которая представлена у нас на стенде; здесь очень мало документов, потому что разработка была закрытая. В военные годы необходимость в производстве жидкого кислорода из воздуха в промышленных масштабах резко возросла — для производства взрывчатки. В1943 году постановлением Государственного комитета обороны создается Главное управление по кислороду при СНК СССР, начальником Главкислорода назначается Капица.

Т.И. Балаховская. В этом году Капице исполнилось 125 лет и по этому поводу нам удалось завершить труд, который мы начали еще в 2008 году —публикацию книги Петра Леонидовича Капицы, единственной монографии, которую он написал. Он, на самом деле, занимался практической и теоретической работой, писал статьи и доклады,но книг не писал. Одну монографию-учебник он решил написать, когда занимался криогеникой — с названием «Основа техники глубокого холода». В силу сложных обстоятельств жизни, он эту книгу так и не довел до конца. Начиная с 2008 года, мы пытались разными способами книгу издать. Это было не просто и заняло много лет, т.к. мы имели дело с рукописями, сохранившимися черновиками. Наконец, к 125-летнему юбилею автора удалось эту книгу издать благодаря поддержке НПО «Гелиймаш» — это одна из организаций, которая выросла из Главкислорода, созданного Капицей во время войны.

В 1939 году единодушным голосованием Капица был принят в действительные члены Академии наук СССР.

И.А. Урмина. Капица сделал открытие плазменного шнура (шаровой молнии) — на даче, во время опалы. Можно сказать, что это была единственное на тот момент открытие в мире, которое, после Теслы, позволяло разгонять частицы. Сегодня это делают на ускорителях другого типа, но на тот момент это была единственная возможность разогнать частицы до совершенно бешеных скоростей. И до сих пор никто этого повторить не смог. Печальная история в том, что этой установки больше нет и пока никто не может ее восстановить. На фотографиях вы видите оборудование, изобретенное Петром Леонидовичем Капицей. Сталин на ряд лет лишил Капицу практически всех постов, которые были ему очень важны (запретив, при этом, его расстреливать). Капица опалу выдержал.

Справка. В 1953 году после смерти Сталина и ареста Берии ситуация в стране изменилась. В 1955 году Капица был приглашен на встречу с Хрущевым и далее вернулся на пост директора Института физических проблем, стал членом президиума АН СССР.

 Внимание ученого привлекали свойства плазмы, гидродинамика тонких слоев жидкости. В последние годы работал над вопросами термоядерного синтеза и проблемой удержания высокотемпературной плазмы в магнитном поле. Капица — видный организатор науки, он принимал участие в создании Новосибирского Академгородка и высшего учебного заведения нового типа — Московского физико-технического института.

(jpg, 411 Kб) 

Нобелевская премия по физике «за фундаментальные изобретения и открытия в области физики низких температур» академику Петру Леонидовичу Капице была присуждена в 1978 году.

Капица принимал участие в Пагуошском движении, выступая за использование науки исключительно в мирных целях, любил дома мастерить мебель в собственной мастерской, ремонтировал старинные часы.

Почему Капица не был расстрелян?

Вообще-то — это чрезвычайно удивительно, поскольку в ту эпоху расстреливали и за гораздо меньшие «провинности». Капица и так был хорошо известен и верхушке АН СССР, и верхушке власти своей независимостью суждений — и это в эпоху, когда такого стиля поведения в принципе не могло быть ни у кого. Он написал около трех сотен посланий высшим руководителям СССР, затрагивающих самые острые темы.

И.А. Урмина. В переписке Петра Леонидовича с сильными мира сего, со Сталиным, с Молотовым, с Маленковым, с теми, от кого зависело развитие науки в нашей стране, Капица показывает удивительное сочетание ума, прозорливости и научного предвидения. Вот из его письма к Сталину: «Если вы слушаете певца, то не требуете, чтобы он во что бы то ни стало сам себе аккомпанировал. Поэтому и от ученого нельзя требовать, чтобы он непременно сам занимался внедрением своих научных работ до получения промышленных результатов. И если певец не создан быть аккомпаниатором своих песен, значит, зачем его поощрять это делать? Не лучше ли воспитать отдельно аккомпаниатора». Интересно читать эти строки в наше постсоветское время, когда ликвидировано около 80% прикладной науки и сейчас у нас на всех уровнях управления становится не совсем понятно, как организовать инновационный процесс, чтобы не отстать от ведущих стран.

Справка. В 1945 году был создан атомный Спецкомитет при Совнаркоме СССР, руководителем которого стал Лаврентий Берия. В комитет первоначально вошли только два физика: Курчатов был назначен научным руководителем всех работ и Капица, который, не являясь специалистом в ядерной физике, должен был курировать отдельные направления (низкотемпературная технология разделения изотопов урана). Тогда же Капица высказал ряд оригинальных идей, например — уничтожение ядерных боеприпасов в воздухе с помощью мощных пучков электромагнитных волн. У Капицы сразу же возникает недовольство методами руководства Берии, он весьма нелицеприятно и остро отзывается о генеральном комиссаре госбезопасности — как в личном, так и в профессиональном плане. 17 августа 1946 года Капицу снимают с должности директора ИФП. Он удаляется на государственную дачу, на Николину гору, где,благодаря содействию президента АН СССР С.И. Вавилова удалось смонтировать минимальный комплект лабораторного оборудования.

Думается, расстрела не произошло вследствие огромного масштаба заслуг ученого: он дважды Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Сталинской премии, награжден шестью орденами Ленина и орденом Трудового Красного Знамени, удостоен Золотой медали им. М.В. Ломоносова АН СССР.

Нобелевский лауреат Лев Давидович Ландау 

Справка. Л.Д. Ландау — советский физик, вклад которого в теоретическую физику огромен: квантовая механика, физика твердого тела, магнетизм, физика низких температур, сверхпроводимость и сверхтекучесть, физика космических лучей, астрофизика, гидродинамика, квантовая электродинамика, квантовая теория поля, физика атомного ядра и физика элементарных частиц, теория химических реакций, физика плазмы. Целая серия блестящих работ, многотомный (совместно с Е. М. Лифшицем) «Курс теоретической физики», принятый во всем мире, и изданный на 20 языках, большая научная школа, представители которой ныне работают во всех областях физики.

В 14 лет поступил в Бакинский университет, одновременно сразу на два факультета: физико-математический и химический.19-летний Ландау уже вносит фундаментальный вклад в квантовую теорию — вводит понятие матрицы плотности в качестве метода для полного квантово-механического описания систем, являющихся частью более крупной системы. Это понятие стало основным в квантовой статистике. А.Ф. Иоффе пригласил Ландау в Ленинградский физико-технический институт. В Копенгагене Ландау работал с Нильсом Бором, которого с тех пор считал своим единственным учителем. В Кембридже познакомился с П.Л. Капицей.

 (jpg, 262 Kб)

В 1937 году Ландау принял приглашение Капицы занять должность зав. теоретическим отделом только что созданного Института физических проблем и переехал в Москву из Харьковского университета, где сразу же после этого была расстреляна целая группа физиков, т.е. судьба в тот момент спасла Ландау.

В 1938 году Ландау арестовали за антисоветскую агитацию и он год провел в тюрьме. Как сказал однажды сам Ландау: «Если бы я пробыл в тюрьме еще два месяца, я бы не выжил».

И.А. Урмина. Нильс Бор до конца не оставлял Ландау без своего внимания и благодаря ему Лев Давидович был освобожден из тюрьмы. Ландау выпустили из тюрьмы НКВД также и под личное поручительство Капицы, формальным предлогом стала необходимость обоснования физиком-теоретиком модели сверхтекучести. Ландау был посажен за нелояльность к власти на тот момент, и был освобожден — к сожалению, его судьба повторилась в судьбах большого числа физиков страны, однако далеко не все из них были спасены, и это очень печально.

Справка. В 1990 году уголовное дело в отношении Ландау было прекращено за отсутствием состава преступления.

 (jpg, 371 Kб)

После освобождения и до смерти Ландау оставался сотрудником Института физических проблем. Ландау избирают в академики в 1946 году, минуя ступень члена-корреспондента.Участвовал в советском Атомном проекте. Ландау принадлежит создание теории колебаний электронной плазмы («затухание Ландау»), построение теории сверхпроводимости (совместно с В. Л. Гинзбургом), создание теории Ферми-жидкости. В 1962 году Ландау присуждена Нобелевская премия за его работы по сверхтекучести гелия, квантовой теории диамагнетизма и труды по квантовой теории поля.

(jpg, 289 Kб) 

Ландау говорил:«Человек способен понять вещи, которые он уже не в силах вообразить. И, конечно же, именно таковы кривизна пространства-времени и принцип неопределенности».

Совместно с П.Л. Капицей был в 1946 году одним из основателей Московского физико-технического института.

7 января 1962 года по дороге из Москвы в Дубну на Дмитровском шоссе Ландау попал в автокатастрофу. Физики всего мира принимали участие в спасении жизни Ландау. После аварии Ландау практически перестал заниматься научной деятельностью. Смерть наступила в 1968 году в результате закупорки артерии оторвавшимся тромбом.

Герой Социалистического Труда, награжден орденом Трудового Красного Знамени и орденом «Знак Почета», лауреат Ленинской и трех Сталинских премий, удостоен медали имени Макса Планка (ФРГ), премии Фрица Лондона (1960). Именем Ландау назван Институт теоретической физики РАН.

О выставке

И.А. Урмина. Перед вами фотография 1957 года — молодые физики, начинающие двигать нашу науку,и позже добившиеся огромных успехов.

 (jpg, 343 Kб)

Это — теоретический отдел Института физических проблем Академии наук СССР. Они все стали выдающимися физиками, сделали много важнейших открытий, связанных с квантовой теорией, с физикой низких температур.Они были приглашены и начинали творческий путь при директоре Петре Леонидовиче Капице. Такова связь времен.

В.Ю. Афиани, директор Архива РАН (2013-2018), советник по научным вопросам директора Архива РАН. Деятельность по популяризации науки очень важна, к сожалению, нам не всегда удавалось доказать вышестоящим инстанциям, что собирание и хранение архивных документов в Архиве РАН является важнейшей функцией. Публикация статей, размещение материалов в интернете и выставки — это тоже очень важная часть работы Архива РАН, его коллектива, музейно-выставочной группы. При ознакомлении с выставкой надо понимать, что это лишь «небольшая часть айсберга», которая хранится наших фондах. Выставочная деятельность продолжается, несмотря на сложности, которые мы пережили. Из выставки далее вырастают иные проекты, на базе этих выставок готовятся еще и виртуальные выставки и количество их посетителей огромно. Надо отметить сотрудника информационной лаборатории Ивана Сергеевича Лобова, он выполнил прекрасные фотографии, они играют в этой выставке очень большую роль, безусловно, пополнят наши фонды и, я надеюсь, мы сделаем совместный каталог. Продолжается и сотрудничество с академическими и неакадемическими родственными учреждениями.

И.А. Урмина. У нас, к сожалению, больше нет финансовых источников, на которые мы могли бы развивать выставочную деятельность и перспектива РФФИ пока туманна. Хочу отметить совершенно неожиданное для себя. Работая с документами, натолкнулась на выступление Петра Леонидовича Капицы, как члена музейного совета — о музейной деятельности. Доклад — прекрасен, и если на сегодняшний день формировать какие-то технические музеи, то надо делать именно так, как писал физик Капица. Я думаю, на основе его доклада сегодня надо строить концепцию таких музеев.


Сергей Шаракшанэ












©РАН 2019