На «Технопроме-2018» рассказали о клеточных технологиях для лечения рака

29.08.2018



Разработки сибирских ученых в области клеточных технологий могут использоваться для лечения онкологии с эффективностью 70—90 %. Речь идет о CAR-T терапии, когда пациенту вводятся собственные Т-лимфоциты с присоединенным химерным рецептором, который одним концом распознает опухолевые клетки, а другим активирует лимфоциты. CAR-T клетка уничтожает опухолевые образования и делится, работая до тех пор, пока есть онкомишени.

«В лаборатории иммуногенетики Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН получено более 100 вариантов конструкций, кодирующих CAR (лимфоциты с химерными рецепторами. — Прим. ред). При этом у нас есть как оригинальные разработки, так и аналогичные зарубежным, наш коллектив обладает всеми компетенциями для производства CAR-T клеточных продуктов. Сейчас ведутся исследования их эффективности на мышиных моделях. Мы могли бы приступить к лечению пациентов терминальной стадии онкологических заболеваний в ближайшие время, например в течение полугода. Вопрос только в том, когда можно будет реально это делать в рамках действующего законодательства. Пока в нем нет соответствующих нормативов», — рассказал старший научный сотрудник лаборатории иммуногенетики ИМКБ СО РАН кандидат биологических наук Сергей Викторович Кулемзин, выступая на технологическом треке «Биотехнологии и геномные технологии» на VI Международном форуме и выставке технологического развития «Технопром-2018».

В сентябре 2017 года управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов США FDA одобрило препарат Kymriah на основе CAR-T технологии против острой лейкемии хронического лейкоза. В Китае занимаются лечением пациентов терминальной стадии на этапе клинических испытаний CAR-T продуктов. В России Федеральный закон № 180 «О биомедицинских клеточных продуктах» требует длительных исследований подобных препаратов, прежде чем они будут выпущены на рынок.

«В западной практике путь от появления клеточного продукта в лаборатории, его проверки на мышах и использования у пациентов часто очень короткий. При уверенных положительных результатах на мышиных моделях сразу переходят к терапии уже на людях. Отличие клеточных продуктов от классических препаратов заключается в том, что носителем эффекторной функции является собственная клетка человека, и огромное количество вопросов, связанных с безопасностью лекарственного средства, отпадает. Однако если утверждать препараты клеточной терапии так, как предписывает Федеральный закон (аналогично химическим препаратам. — Прим. ред), то технология никогда не будет работать на полную мощность, — отметил Сергей Кулемзин.

В нашей стране в применении методов CAR-T терапии для лечения раковых заболеваний заинтересованы и медицинские центры, и пациенты, есть соответствующая научная база.

«В России необходимо создание комбинированных CAR-T центров, в которых проводились бы одновременно фундаментальные исследования, создавались готовые клеточные продукты и там же проходили лечение пациенты. Только таким образом, собрав все стадии в одном месте, можно эффективно, “на лету” применять и оптимизировать CAR-T клеточную терапию», — добавил Сергей Кулемзин.

 

 

Источник: «Наука в Сибири», 29.08.2018

©РАН 2018