Рафаэль Хакимов: «Сафаров говорил: «А твой зам сможет?» Ну сделайте, чтобы я 100 лет жил!»

08.06.2020



Директор Института им. Марджани о заблокированных письмах, перенесенном инсульте, диалогах с Шаймиевым и будущем Стратегии татар

«Говорят, ты как политик устроил катавасию. Я ничего не устраивал, спокойно сидел здесь, готовился купить яхту небольшую, парусник», — рассказывает Рафаэль Хакимов, описывая реакцию в высоких коридорах на несостоявшуюся ликвидацию Института истории им. Марджани. У себя на даче в Боровом Матюшино в интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему не смог выйти на личный контакт с президентом РТ, как впервые столкнулся с победой общественного мнения и почему в России сейчас нет политики.

— Рафаэль Сибгатович, последние полторы недели Институт истории имени Марджани, который вы возглавляете, в центре общественного внимания. Сначала появилась информация, что вас хотят объединить с Институтом археологии имени Халикова, теперь вроде бы от данной идеи отказались. Расскажите, что же все-таки происходило эти последние дни.

— Видите ли, я должен уйти на пенсию. Вообще-то я и так пенсионер, но у меня в ноябре заканчивается контракт, я собирался перейти на статус научного руководителя института. Есть такая практика в России, она везде. Ну у нас в Татарстане не очень распространена, но в РФ это обычное дело.

— У вас должность «научный руководитель института» прописана и в уставе организации.

— Там возражений никаких нет, смотрят уже на заслуги. Причины такого перехода понятны — чтобы сохранить преемственность. Очень важно, чтобы наш человек стал директором, чтобы мы его готовили. Для чего же мне тогда замы? Чтобы был уже готовый директор. Человеку со стороны надо вникать, потому что мы прошли очень большую школу и с чисто научной точки зрения, и организационной, бюрократической. У нас свой стиль работы. Многим он не нравится, особенно Академии наук Татарстана. Говорят, что у нас люди на работу не ходят, шатаются, как-то странно все, что непонятно, какие дни присутственные, что в 9 часов утра никого нет, в 6 часов вечера уже никого нет. Им такое непонятно.

Ну а главное, почему, собственно, академия этот шум подняла, — поскольку я ухожу, там хотели бы институт заполучить себе, в свое лоно. Объяснение простое: с нового года финансирование будет зависеть от некоторых критериев эффективности работы. Они у нас высокие. Это критерии международные, то есть их не наша академия устанавливает, не кто-то там. Имеет значение индекс Хирша, другие показатели. Много их. В Татарстане еще и свои есть параметры дополнительные. И по данным показателям очень хорошо смотримся, то есть мы одни из первых в республике наряду с физтехом, химическими институтами, я уж не говорю про гуманитарные… Мы очень хорошо смотримся, и естественно, что к нам особое внимание и расположение с точки зрения финансирования, а академия хотела бы повысить свой рейтинг через присоединение. Это понятно, объяснимо, но нам не нравится...(читать полностью)

 

 

 

Источник: business-gazeta/article/471167

©РАН 2020