Утверждается новая Стратегия РФ в области развития науки и инноваций на период до 2010 года

15.02.2006

15 февраля намечается утверждение доработанного проекта новой Стратегии РФ в области развития науки и инноваций на период до 2010 года

15 февраля намечается утверждение доработанного проекта новой Стратегии РФ в области развития науки и инноваций на период до 2010 года, одобренного в декабре правительством России. Документ будет представлен Межведомственной комиссии по научно-инновационной политике, возглавляемой министром образования и науки Андреем Фурсенко.

Стратегия предусматривает, что в 2010 затраты на научные исследования и разработки увеличатся до 2 процентов ВВП, при этом доля внебюджетных средств в них должна возрасти до 55 процентов. Предполагается, что часть прикладных разработок и создание инновационной инфраструктуры будут осуществляться с участием бизнеса, а технологическая модернизация - преимущественно бизнесом. Стратегия обещает также рост бюджетной обеспеченности научных работников в академическом секторе науки - их средняя заработная плата в 2008 году должна составлять не менее 30 тысяч рублей в месяц.

И все же краеугольным положением стратегии, на котором она зиждется, если судить по выступлению Андрея Фурсенко на правительстве, является следующее. Собственной стране, России, на глобальном рынке разработчиками отводится роль поставщика идей - то есть "интеллектуального сырья" (по их же выражению). И вторая роль, уготованная нашей стране, - роль потребителя готовых технологий...

Все в общем-то по привычной для нас схеме. Поставляем сырье - получаем деньги - ровно столько, сколько дают за сырье. Либо покупаем товары, сделанные из нашего сырья. И платим, разумеется, по цене готового товара. Ну а в конкретном случае, связанном с наукой, меняем "жидкие мозги" на готовые технологии - расценки те же.

Посередине - пустота, черная дыра. И в эту дыру исчезают в никуда и "аннигилируются", если выражаться языком фантастов, - и наша промышленность, и рабочие места, и, соответственно, вся наша социальная сфера. В этой связи не могу не вспомнить одну "милую" цитату, очень уж она в строку ложится. Ее произнес на парламентских слушаниях по состоянию авиационной промышленности, проходивших осенью минувшего года, руководитель Роспрома Борис Алешин. Фраза эта: звучит так "Авиапром развален и восстанавливать его не надо". А почему не надо? Потому, что это потребует внутренних инвестиций, а они могут спровоцировать инфляцию - стандартный ответ...

Мы живем в стране, где инфляцию давно превратили в пугало, и это пугало пожирает все. Оно похоже на трещотки с акульими зубами, пожиравшие время, выдуманные Стивеном Кингом. Только у Кинга, если вы помните, трещотки эти пожирали прошлое, и потому жизнь ни в коем случае не должна была останавливаться на месте, чтобы не быть уничтоженной. У нас же ситуация намного хуже: трещотки зашли с другого конца и пожирают наше будущее. Они движутся нам навстречу, и придет момент, когда мы, если будем постоянно отмалчиваться, все коллективно шагнем в эту пустоту, черную дыру, чтобы в ней исчезнуть и сгинуть. Так вот, судя по всему, вслед за отечественной промышленностью в эту дыру скоро канет с головой и наука.

Каково отношение ученых к этому документу? По мнению руководителей Межрегионального объединения профсоюзных организаций научных центров и учреждений "За сохранение и развитие научно-технического потенциала страны" - в основном скептическое.

Начнем хотя бы с тех "наполеоновских" 2 процентов к ВВП, которые в 2010 году грозятся тратить на науку.

- Есть такая игрушка - железная дорога, у которой все вроде бы настоящее - шпалы, рельсы, даже бегающие вагончики, - говорит председатель объединения Анатолий Миронов. - Но с помощью этих игрушечных электровозов и вагонов невозможно решать экономические задачи страны. А правительство хочет свести российскую науку именно к такой модели, если судить по тем деньгам, которые оно планирует на нее выделять.

Тревога вполне обоснована. В проекте Стратегии развития рассмотрены два возможных сценария дальнейшего развития науки, различающиеся условиями финансирования - "пороговый" (то есть минимально необходимый) и тот, который условно называют "оптимальным".

Разумеется, это важно - какой из вариантов в итоге будет принят - минимальный или минимально щадящий. Но если рассуждать по большому, глобальному, геополитическому, если хотите, счету - разве такой порядок цифр требуется российской науке, чтобы ее оживить? Вряд ли тот, кто действительно принимает решения, не знает, сколько нужно на самом деле.

Источник: Московская правда, 15 февраля 2006 г.

©РАН 2020