Государство готово к существенному расширению полномочий и ответственности Академии наук. Готова ли к этому сама РАН?

19.03.2018

-

Академия: процесс пошел

Государство готово к существенному расширению полномочий и ответственности Академии наук. Готова ли к этому сама РАН?

Президент России Владимир Путин внес в Государственную думу проект закона «О внесении изменений в Федеральный закон “О Российской академии наук…”», который предусматривает ряд новшеств в определении полномочий академии, однако создает для нее и новые угрозы.

О чем договорились президенты

Внесение проекта закона стало первым шагом на пути реализации договоренностей, которые были достигнуты на встрече президента России и президента РАН Александра Сергеева, состоявшейся 22 января.

В ходе встречи Путина в первую очередь интересовало, как академия организовала возложенную на нее работу по координации выполнения Стратегии научно-технологического развития страны, принятой в конце 2016 года, в реализации которой принимают участие практически все ведомства России. И это в определенной степени ставит РАН над всеми ними.

Кроме того, Путин попросил Сергеева проинформировать его о том, как Академия наук реализует задачу актуализации ее деятельности. Президент страны неоднократно подчеркивал, что он хотел бы, чтобы академия значительно больше внимания уделяла прикладным исследованиям, а не замыкалась на фундаментальных.

В этом же ряду стоит высказанное Путиным пожелание об активизации деятельности Академии наук по обновлению научно-технического задела в интересах обороны и безопасности страны.

В свою очередь Александр Сергеев обратил внимание президента РФ на то, что, по мнению академической общественности, статус академии и ее права, зафиксированные в Законе о РАН, не соответствуют уровню поставленных перед ней государством задач. Как сказал Сергеев на пресс-конференции по итогам встречи с президентом страны, он предложил внести в Закон о РАН коррективы, которые позволили бы академии по всем этим направлениям работать более эффективно. В частности, внести в закон положения о том, что академия:

— координирует работу по выполнению Стратегии научно-технологического развития;

— выполняет функции заказчика государственного задания для академических институтов;

— представляет руководству страны прогнозы научно-технического развития;

— отвечает за вопросы научной дипломатии;

— отвечает за обновление научнотехнического задела в интересах обороны и безопасности страны.

Как заявил Александр Сергеев, по всем поставленным вопросам была получена поддержка со стороны президента. И это, в частности, нашло подтверждение во внесенном им проекте закона, о содержании и о влиянии которого на статус академии мы расскажем ниже.

Великий перелом

Важно отметить новую, позитивную атмосферу, характеризующую встречи двух президентов, что отличает их от встреч Путина и Владимира Фортова, предшественника Сергеева, проходивших в обстановке явной напряженности, обусловленной, возможно, тем, что Фортов стал президентом РАН в начале ее реформирования, которое он явно не принял.

Александр Сергеев с самого начала своего президентства заявил, что реформу уже не развернуть и что у него с Федеральным агентством научных организаций России (ФАНО), которое теперь управляет административно-хозяйственной деятельностью академических институтов, сложились нормальные рабочие отношения. Хотя и не без разногласий. Как сказал сам Сергеев на пресс-конференции о своей встрече с Владимиром Путиным, «я вижу хорошее настроение президента. Он очень активно реагировал, спрашивал и сказал добрые слова». Фортов таких сердечных слов о своих многочисленных встречах с Путиным не говорил. А сам Путин сказал Сергееву во время встречи: «Ваше вхождение в эту непростую должность руководителя Академии наук, на мой взгляд, идет достаточно успешно, и все у вас пока получается».

Но дело не ограничивается проявлениями взаимной симпатии. Реформа в 2013 году начиналась с предложения, записанного в проекте закона: РАН распустить и создать новую академию. Это вызвало громкий скандал, сопровождавшийся обещанием многих ведущих академиков в новую академию не вступать. Тогда власти настаивать не стали. И вот, выступая 1 марта с посланием Федеральному собранию, президент России заявил: «Наше технологическое развитие должно опираться на мощную базу фундаментальной науки. За последние годы мы смогли серьезно нарастить ее потенциал, по целому ряду направлений вышли на передовые позиции. Большая заслуга здесь принадлежит Российской академии наук, нашим ведущим научным институтам». Это уже просто великий перелом в отношениях власти и академии.

В чем суть поправок в Закон о РАН

В законопроекте, представленном президентом, есть несколько важных поло-

жений, которые, если они будут последовательно реализованы, действительно серьезно изменят статус академии.

В проекте закона, как и предложил президент, специально акцентируется в качестве одной из целей деятельности РАН координация и проведение «научных исследований, реализуемых в сфере оборонно-промышленного комплекса в интересах обороны страны и безопасности государства». Академия наук в советское время была одним из главных исполнителей важнейших проектов того времени в сфере обороны — атомного и ракетного. Два президента академии были непосредственными участниками этих проектов — Мстислав Келдыш и Анатолий Александров.

Конечно, институты академии/ФАНО и без этой записи в законе принимают участие в оборонных исследованиях. Но эта запись, видимо, должна привлечь особое внимание оборонных ведомств к важности такого сотрудничества. И, насколько известно, руководители соответствующих ведомств уже встречаются с руководством РАН, чтобы обсудить возможные направления сотрудничества.

Закон о РАН предлагается дополнить пунктом о том, что академии не только поручается организация разработки программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации, но также организация и координация этих исследований, причем не только в академических институтах, но и в системе высшего образования и других научных учреждениях. Академия и сейчас занимается разработкой этой программы, но теперь ей поручается их организация, то есть фактически руководство во всех учреждениях, занимающихся наукой. Более того, академии поручается научное и научно-методическое руководство всеми этими учреждениями. И это настолько расширяет сферу ее деятельности, что пока непонятно, как это можно реализовать. Ясно лишь, что это потребует существенного увеличения аппарата академии и ее финансирования.

Самым серьезным образом закон корректируется в части международной деятельности академии, участие в которой, особенно в мегасайнс-проектах, — любимая тема Александра Сергеева. В частности, академия «участвует от имени Российской Федерации в реализации международных научных и научно-технических программ и проектов». Стоит напомнить, что пока основные проекты мегасайнс, проводимые в России, оказались в руках Курчатовского института, который не входит в состав академии/ФАНО. И этот пункт также потребует серьезного расширения полномочий и численности аппарата академии.

Учитывая непростые до недавнего времени отношения академии и ФАНО, важными представляются изменения в законе, согласно которым ликвидировать организации, находящиеся в ведении ФАНО, а также назначать и увольнять их руководителей можно только по согласованию с академией. Хотя такая процедура предусмотрена и сейчас, юридический статус этих прав академии недостаточен, и ФАНО, пользуясь этим, «сливало» подведомственные ей организации, назначало и особенно снимало руководство учреждений РАН без согласования с академией.

Что дальше

Реакция на проект изменений в Закон о РАН со стороны академической общественности была неоднозначной. Александр Сергеев, выступая на заседании президиума РАН, сказал: «Мы все оцениваем внесенные предложения как то, что нас услышали, и то, что мы ждали. Нам дается очень серьезный аванс и серьезные полномочия. Вот почему мы должны существенно активизировать работу Российской академии наук по реализации тех полномочий, которые предусматривает законопроект».

Но не взваливают ли академия и ее президент на себя неподъемный груз? Мы задали этот вопрос Александру Сергееву по окончании последнего заседания президиума РАН. Он уверил, что РАН в состоянии с этой проблемой справиться.

А академик-секретарь Отделения историко-филологических наук РАН, научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков резко раскритиковал проект закона в фейсбуке, отметив невыполнимость ряда его положений.

Мы обратились к некоторым из членов президиума РАН с просьбой дать оценку происходящим переменам. Генеральный директор АО НИИМЭ, председатель совета директоров ПАО «Микрон» академик Геннадий Красников (кстати, один из конкурентов Сергеева на выборах президента РАН) согласился с тем, что пока полномочия расширены, а как их реализовать, в законе не сказано; но, по его мнению, «все это понимают, и это только первый шаг в ряду реформ, которые еще предстоят. Для восстановления серьезного статуса Академии наук надо много еще сделать». С этим согласен и Фортов, который сказал, что «следом за этими изменениями пойдет новый закон об академии. Внесенный законопроект просто предварительный шаг, который необходим, чтобы обозначить направление дальнейшего движения».

Собственно, об этом говорил и Сергеев, по мнению которого в ближайшем будущем нужно разработать новый закон о РАН и согласовать его с новым законом «О науке и государственной научнотехнической политике», который находится на рассмотрении в Госдуме, чтобы они взаимно дополняли друг друга.

«Конечно, мы не могли внести все необходимые изменения в старый закон, но важно, что этот законопроект внес лично президент страны, что существенно повышает его статус. Тем самым Путин демонстрирует очевидную поддержку академии», — подчеркивает Александр Сергеев.

Одно из тысяч ФГБУ

Тем не менее в законе пока не нашло отражение одно из главных пожеланий Сергеева — об изменении юридического статуса академии, которая сейчас является просто федеральным государственным бюджетным учреждением в ряду тысяч таких же, в том числе своих бывших институтов, потому что это требует корректировки Гражданского кодекса, а это достаточно сложная юридическая проблема. Но президент страны одобрил работу в этом направлении, и она, как заверил Сергеев, уже ведется. По мнению главы РАН, которое он высказал на своей прессконференции, академия должна получить особый статус как государственная академия наук. Деталей Сергеев не прояснил, но можно вспомнить, что уже существует несколько госучреждений с особым статусом — например, Курчатовский научный центр и «Сколково». Этот статус дает и определенные преференции.

Мы уже отмечали, что некоторые положения закона потребуют существенного увеличения штата президиума академии и ее финансирования. Так что окончательная судьба этого закона и самой академии станет ясна не столько после его принятия, сколько после утверждения бюджета РАН. Есть, однако, угроза, что изолированная от своих институтов академия, взвалив на себя новые и весьма значительные полномочия, не сможет их реализовать. По крайней мере, пока непонятно, как закон будет воплощаться в жизнь. А когда появится новый, уже полноценный закон о РАН, тоже неясно. Сам Сергеев считает, что на это потребуется не менее двух лет.

Эксперт, 05.03.18

Автор: Александр Механик

-

©РАН 2018