http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=b4c08969-5f27-4ba3-abe1-3ff97a17041c&print=1
© 2021 Российская академия наук

12 октября 2021 года состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

13.10.2021

Портал "Научная Россия" вел прямую трансляцию заседания

12 октября 2021 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

(проводится в режиме видеоконференции)

 

Председательствует на заседании президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.

Заседание началось с поздравления ученых Российской академии наук с получением высоких государственных наград. Академики РАН Александр Оганович Чубарьян и Александр Александрович Баранов награждены орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени — и становятся, таким образом, полными кавалерами ордена «За заслуги перед Отечеством».

Академики РАН Геннадий Васильевич Осипов и Валерий Александрович Тишков получили орден Александра Невского, академик Лев Матвеевич Зеленый получил медаль ордена «За заслуги перед отечеством» II степени.

Президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев под аплодисменты членов Президиума РАН поздравляет награжденных.

х х х

На заседании Президиума РАН были обсуждены результаты вручения Нобелевских премий, докладчики рассказали о значимости тем, по которым присудили Нобелевские премии.

Нобелевская премия по физике была присуждена троим ученым «за фундаментальный вклад в наше понимание сложных физических систем». Половина премии вручена климатологам Клаусу Хассельману и Сюкуро Манабэ «за моделирование физики климата Земли, математическое описание изменчивых систем и точное предсказание глобального потепления». Член-корреспондент РАН Владимир Анатольевич Семенов, заместитель директора Института физики атмосферы имени А.М. Обухова, прокомментировал созданную лауреатами премии численно-реализованную модель баланса радиационного переноса и вертикального конвекционного перемешивания, с помощью которой возможно оценить изменение климата планеты, если увеличить или уменьшить содержание углекислого газа в атмосфере.

Вторую половину премии получил Джорджо Паризи «за открытие взаимосвязей в хаосе и флуктуациях в физических системах от атомарных до планетарных масштабов». Академик РАН Михаил Виссарионович Садовский отметил, что данная работа — вклад в развитие физики спиновых стекол, что лауреату удалось построить сложную математическую схему и ввести новый экзотический параметр, который описывает переход в состояние спинового стекла.

О вкладе в науку Нобелевских лауреатов по медицине и физиологии — физиолога из США Дэвида Джулиуса и американского молекулярного биолога Ардема Патапутяна рассказал член-корреспондент РАН Павел Милославович Балабан, научный руководитель Института высшей нервной деятельности РАН.

Сообщение о результатах Нобелевской премии по химии — вручена немецкому и американскому ученным Бенджамину Листу и Дэвиду Макмиллану за разработку процесса асимметрического органокатализа — сделал академик РАН Михаил Петрович Егоров, директор ИОХ РАН им. Н.Д. Зелинского.

х х х

Члены Президиума заслушали сообщение «Кризис в Афганистане в контексте региональных отношений».

При обсуждении присутствовали:

Александр Николаевич Венедиктов, заместитель секретаря Совета безопасности РФ,

Замир Нибиевич Кабулов, специальный представитель Президента РФ по Афганистану, директор второго департамента Азии Министерства иностранных дел РФ.

Докладчик:

доктор исторических наук Ирина Доновна Звягельская, руководитель лаборатории «Центр ближневосточных исследований» Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН.

Содоклады:

«Афганский кризис и Южная Азия». Докладчик — руководитель Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН доктор исторических наук Вячеслав Яковлевич Белокреницкий.

«Перспективы развития ситуации в Афганистане». Докладчик — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Афганистане (2002-2004 гг.), советник Секретариата Шанхайской организации сотрудничества (2016-2018 гг.), ведущий научный сотрудник Московского государственного института международных отношений (университет) МИД России Михаил Алексеевич Конаровский.

==

Публикуем тезисы некоторых докладов.

«Кризис в Афганистане в контексте региональных отношений». Д.и.н. И.Д. Звягельская руководитель Лаборатории «Центр ближневосточных исследований» ИМЭМО РАН.

Влияние кризиса в Афганистане на региональные отношения можно рассматривать с учетом двух его основных аспектов — поспешной эвакуации американцев и прихода к власти в стране признанного террористическим движения Талибан.

Разочарование американской позицией наметилось уже достаточно давно, когда для союзников США в Персидском заливе стало ясно, что несмотря на мощное военное присутствие, Вашингтон не собирается вмешиваться в региональные противоречия и задействовать своих военных. Уход США из Афганистана акцентировал для ориентирующихся на них местных элит тот факт, что им не следует во всем полагаться на внешнего провайдера безопасности.

В этой связи обозначилась тенденция снижения уровня напряженности. Кульминацию дипломатической деятельности последних месяцев ознаменовал Багдадский саммит (28 августа 2021 г.), на котором присутствовали представители находящихся в конфликте друг с другом государств. Начались и/или интенсифицировались двусторонние контакты между оппонентами. Новые тенденции на Ближнем Востоке не обязательно являются необратимыми. Остается много конфликтов, войн и политических противоречий между субъектами международных отношений как государственными, так и негосударственными, которые будут подрывать усилия по деэскалации.

Победа Талибана стала сигналом для тех индивидуумов и группировок, которые разделяют наиболее экстремистские подходы. Экспорт радикальных идей из Афганистана становится одной из наиболее реальных угроз. Одновременно нельзя исключить активизации деятельности других террористических группировок (ИГИЛ, Аль-Каида) с территории Афганистана, несмотря на данные талибами обещания предотвращать их атаки. Наряду с национальной повесткой дня талибы сохраняют и международную, претензии на лидерство в мировом джихаде. С их стороны звучат заявления, что духовный лидер Талибана является «эмир-уль-муаменин», «повелителем правоверных» — то есть фактически главой мировой мусульманской уммы, что вряд ли понравится ведущим мусульманским государствам.

Социально-экономическая ситуация в Афганистане крайне сложная. Проблемы усилены засухой. Активы заморожены, и в государстве нет наличных денег. Уровень бедности может достигнуть 97 % населения. Все это показывает, что нужна срочная и масштабная помощь международного сообщества, инвестиции и реализация ранее намеченных проектов. В этих условиях талибам необходимо представить себя как ответственных людей, которые не собираются обращать Афганистан в средневековое государство и готовы обеспечивать безопасность. Пока их обещания создать инклюзивное правительство, смягчить свою политику в отношении женщин остаются невыполненными, а планы возвращения специалистов выглядят нереалистичными.

Если развитие ситуации на Ближнем Востоке представляет значимость для России, то обстановка в Центральной Азии является для нее несомненным приоритетом. Для Центральной Азии главными угрозами могут быть новая волна радикализации, в том числе при продвижении исламских учебных заведений из Пакистана ближе к границам Центральной Азии, а также проблема беженцев в случае резкого ухудшения социально-экономической ситуации. Кроме того, остающиеся на территории Афганистана террористические группировки (ИГИЛ, Аль-Каида) будут по-прежнему привлекать к себе боевиков из Центральной Азии. Остается и проблема экспорта наркотиков из Афганистана.

У государств Центральной Азии по-разному складывались отношения с нынешними властителями Афганистана. С точки зрения безопасности, наиболее уязвимым игроком в Центральной Азии представляется Таджикистан, имеющий самую протяженную границу с Афганистаном и связи с таджикским населением в пограничных зонах. В Таджикистане имеется полное неприятие талибов, которые, со своей стороны, обвинили Душанбе во вмешательстве во внутренние дела и пообещали реагировать. В целом складывающаяся ситуация и высокий уровень неопределенности предполагают укрепление границ, активизацию ОДКБ и ШОС.

Афганский фактор будет в течение определенного времени учитываться элитами на Ближнем Востоке, в Центральной и Южной Азии при разработке политических решений и использоваться их оппонентами. Эффективность и продолжительность его влияния будет зависеть от сценариев развития обстановки в Афганистане и от тех возможностей, которые они могут предоставить заинтересованным сторонам.

==

«Афганский кризис и Южная Азия». Д.и.н. В. Я. Белокреницкий — зав. Центром изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН.

1. Захват власти в Афганистане движением Талибан, которое признано террористической организацией в России, может иметь самые серьезные негативные последствия для ситуации во всем регионе по периметру его границ, в особенности же к востоку от них, в таких странах Южной Азии, как Пакистан и Индия.

2. По широко распространенному и весьма правдоподобному мнению, Пакистан оказал весьма существенное воздействие на развертывание афганского кризиса, прямо способствуя захвату власти талибами.

3. Содействие было оказано по двум разнородным каналам. Первый — это военная разведка Пакистана, главным образом знаменитая еще со времен советской вовлеченности в дела Афганистана в 1980-х годах Межведомственная, а правильнее Межвойсковая разведка ISI (Inter Service Intelligence). Второй канал — это пакистанские талибы, идейные, политические и этнические союзники талибов Афганистана. Этническое родство пакистанских и афганских талибов связано с принадлежностью большинства из них к одной этнической группе пуштунов, проживающих по обе стороны от афгано-пакистанской границы. Связь военных со своими талибами не доказана, но не исключено, что они в какой-то степени могли действовать под их прикрытием.

4. В результате внезапного молниеносного захвата талибами власти в Афганистане руководство Пакистана оказалось в нелегкой ситуации. С одной стороны, часть политической элиты страны, в первую очередь, армия и военная разведка, по-видимому, испытывают удовлетворение, потому как к власти в соседнем государстве пришли союзники и партнеры, а с другой, руководство понимает, что их поддержка афганских талибов вызвала раздражение в США, недовольство Ирана, крайне негативную реакцию в Индии и в других странах Южной Азии, в частности в мусульманской Бангладеш. Даже в Саудовской Аравии позиция Пакистана не вызвала, по всей видимости, одобрения, поскольку у талибов сохраняются тесные связи с Аль-Каидой, противником режима в Королевстве.

5. Особенно неудачным на этом фоне выглядел ставший достоянием гласности визит в только что захваченный талибами Кабул главы Межвойсковой разведки генерал-лейтенанта Ф. Навида. Видимо, желанием замять этот скандал явились недавние перестановки в руководстве пакистанской армии, целью которых была замена Навида другим генерал-лейтенантом.

6. Что касается второго канала, то он сам по себе представляет для безопасности и целостности страны реальную угрозу. Напомню, что в 2009 году пакистанские талибы заняли территорию, расположенную всего в 100 км. от столицы Пакистана города Исламабада и только решительные действия армии, которую, надо сказать, поддержало большинство населения, позволили отбить наступление талибов и оттеснить их на территорию Афганистана. Этот сценарий по принципу сообщающихся сосудов может повториться и теперь, после полного успеха талибов в Афганистане.

7. Чем еще опасен нынешний афганский кризис? Это обострение проблемы Кашмира, спорной области на самом севере Индостана, где пакистанские радикалы-исламисты на протяжении последних более 30 лет организуют террористические акты под флагом борьбы за самоопределение кашмирского народа. Это заставляет Индию держать на своей территории бывшего княжества вооруженные формирования численностью до 700 тыс.чел. Успех афганских талибов может подхлестнуть сепаратистские настроения, обострить ситуацию на линии контроля в этой области, разделяющую с 1947 г. Индию и Пакистан, еще более ухудшить отношения между двумя соседями-антагонистами, обладающими ядерным оружием. Несколько дней назад умер отец пакистанской ядерной бомбы Кадир Хан. Его похоронили с государственными почестями как национального героя.

8. Еще один аспект, связанный с афганским кризисом — это фактор Китая. КНР ведет сложную игру, имея в Южной Азии «всепогодного», как говорят китайцы, друга в лице Пакистана и прорывается с его помощью и по его территории к Индийскому океану, Ормузскому проливу и Персидскому заливу. Несмотря на периодические трения с Индией, Пекин старается не испортить капитально отношений с Дели. Однако считается, что он приложил руку к афганскому кризису и установил тесные доверительные отношения с талибами. С Индией у талибов никаких контактов нет. Для Индии сегодня Афганистан — это чистая потеря, а для Китая — это чистое приобретение. Не ясно, впрочем, какую цену со временем заплатит Китай за это приобретение. Талибы, видимо, согласились не обращать внимания на проблему с положением мусульманского, уйгурского меньшинства на крайнем северо-западе КНР, но в случае чего они могут разыграть уйгурскую карту. Полагают, что Афганистан богат полезными ископаемыми, и это привлекает Китай. Но чтобы использовать полезные ископаемые Афганистана нужны большие вложения в транспортную и производственную инфраструктуру.

9. Какие проблемы в связи с афганским кризисом возникают у России в ее политике на южноазиатском направлении. Проблемы две. Первая — это наркотрафик, увеличение контрабанды наркотиков. Талибы могут наложить запрет на производство героина, но потребуют за это отступное от мировых держав, включая Россию. Вторая проблема — терроризм. Это очень сложная проблема, имеющая долговременный характер. Если захват власти талибами в Афганистане — есть начало нового цикла исламистского терроризма, то от него пострадают не только Пакистан и Индия, но и Таджикистан и другие республики Средней (Центральной) Азии. Афганские талибы имеют своих давних друзей среди радикалов-боевиков — это Аль-Каида, когда-то весьма активно действовавшая на нашем Кавказе. У талибов есть и противники — ИГИЛ, Исламское государство, отряды которого укомплектованы, в основном, таджиками.

10. Затяжной экономический, гуманитарный кризис в Афганистане, по-видимому, будет сопровождаться расползанием пятна, «кляксы» экстремизма, а потому надо постараться сдержать это расползание путем скоординированных действий всех региональных и мировых держав. Представляется, что наша дипломатия действует в этом направлении. Тому же могла бы содействовать наша экономическая дипломатия — укрепление экономических связей с Пакистаном, Индией, Ираном и Центрально-азиатскими государствами.

11. В качестве примера укажу на важность реализации достигнутых договоренностей о сооружении более чем тысячекилометрового трубопровода для прокачки сжиженного газа от терминалов пакистанского порта Карачи до промышленного центра Лахора. Сооружение этого газопровода стоимостью свыше 2 млрд. долл. США поможет реализации давно намеченного проекта регионального трубопровода ТАПИ, соединяющего Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индию. Таким образом, региональное взаимодействие в политической и экономической областях способно уменьшить остроту проблем, возникших в связи с нынешним афганским кризисом.

==

В обсуждении принимали участие:

А.Н. Венедиктов — заместитель секретаря Совета безопасности РФ,

З.Н. Кабулов — специальный представитель Президента РФ по Афганистану, директор второго департамента Азии Министерства иностранных дел РФ, ак. А.А. Дынкин.

х х х

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.