Пластичность мозга. Как жить с одним полушарием

15.07.2019



На страницах интернета не утихает дискуссия о пациенте, у которого полностью отсутствует левое полушарие мозга. Напомним, что 60-летний мужчина обратился в одну из поликлиник Подмосковья с жалобами на головокружение и нечеткость речи. Врачи отправили его на томографию и выявили редкую патологию.

Редакция ПОИСКа попросила прокомментировать ситуацию Вербицкого Евгения Васильевича, зав. лабораторией экспериментальной биологии Южного научного центра РАН, доктора биологических наук, профессора и руководителя Ростовского отделения Российского сомнологического общества. По его словам, этот пациент далеко не первый человек, который, несмотря на уникальную особенность своего организма, долгие годы вёл обычный образ жизни и не замечал серьезных проблем со здоровьем. В медицинской литературе описано немало случаев с отсутствием или серьезным повреждением одного полушария мозга у людей:

– в 1848 г. Во время взрывных работ стальной лом насквозь проткнул голову Финеас П. Гейджа. Лобные доли обоих полушарий мозга были повреждены. Тем не менее, после извлечения лома и лечения, Гейдж сумел вернулся к обычной жизни.

– в 1978 г. советский ученый ядерщик А.П. Бугорский попал под излучение ускорителя частиц, пронзившее его мозг насквозь. В ходе чего, пострадало одно из полушарий, возник паралич лица. Но жизнь и работоспособность ученому удалось сохранить.

– в 1987 г. произошел несчастный случай в оружейном магазине в США. В результате непроизвольного выстрела из ружья пуля попала в голову ребенку и разрушила её правую частью. Ахад Исрафил выжил, но остался инвалидом.

– в 2007 г. служащий одного магазина во Франции в возрасте 44 лет стал жаловаться на слабость левой ноги. При обследовании медики обнаружили у него поражение трех четвертей головного мозга.

На вопрос, почему у одних людей крайне серьезные повреждения головного мозга лишь незначительно влияют на обычный образ жизни. А, у других, поражение всего нескольких миллиметров ткани мозга ведет к параличу или к гибели – у специалистов ответа пока нет.

К сожалению, мы до конца не знаем, зачем нам нужны два, казалось бы, одинаковых полушария мозга. Понятно, что они нужны для ориентации организма в пространстве. Ведь понятия «слева» и «справа» являются ключевыми для восприятия и реагирования в окружающем мире. Но выясняется, что полушария не такие и одинаковые. Похоже, что из них в большей степени отвечает за эмоциональное восприятие, а другое за аналитическое мышление. Однако при утрате функций одного полушария, другое способно в той или иной степени компенсировать утраченное.

По словам профессора, чем раньше обнаружена патология, тем больше шансов у пациента для выздоровления. Объясняется это нейропластичностью, то есть способностью мозга восстанавливать утраченные или поврежденные функции.

Очевидно, что в детском организме возможности восстановления функций нервной системы несравненно выше, чем у взрослых… Кстати, нейропластичность характерна не только для человека, но широко распространена и среди животных. Возможно, изучение этих случаев компенсации функций нервной системы в моделях на животных приблизит нас к пониманию феномена нейропластичности. Взять хотя бы открытое советскими учеными А.Я. Супиным, Л.М. Мухаметовым, О.И. Ляминым явление однополушарного сна у дельфинов. Дельфины являются млекопитающими животными, дышащими воздухом, но вынужденными жить в воде. Чтобы не захлебнуться они приспособились чередовать работу полушарий мозга так, чтобы одно из них отдыхало в состоянии близкому ко сну, а другое бодрствовало и контролировало дыхание, чтобы не задохнуться во время такого сна.

Евгений Васильевич обращает внимание на то, что в последние годы явление нейропластичности все чаще связывают с ночным сном. Ведь, одной из главных функций сна является синтез белка. А белок нужен не только для обеспечения работы мозга. Он необходим еще и для работы иммунитета, восстановления тканей организма и других важных функций.

Вероятно, с появлением новых методов изучения мозга количество случаев поражений полушарий мозга с сохранением жизни и здоровья людей будет возрастать. Однако, объяснить эти случаи в настоящее время не всегда возможно. В будущем, наиболее перспективными приемами изучения нейропластичности в бодрствовании и во сне будут, скорее всего, оптогенетические методы. Не исключено, что именно в этой области произойдет настоящий прорыв в понимании нейропластичности полушарий мозга и выяснения их роли в формирования восприятия, памяти и сознания.

Елена Степанова

Источник: ПОИСК

Подразделы

Объявления

©РАН 2019