Параллельные реформы академической науки в России и в Китае расходятся в бесконечности

08.10.2014



УЖАС ЗЕРКАЛЬНОЙ ДВОЙСТВЕННОСТИ

 

Об авторе: Юрий Михайлович Батурин – член-корреспондент РАН, директор Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН.

Стратегическая мощь государственных решений, принимаемых в России, согласимся, признается в мире. Не успели отшуметь митинги протеста по поводу внесенного в конце июня 2013 года правительством законопроекта о реформе Российской академии наук, как Академия наук Китая (буквально через две недели!) на своем общем собрании приняла решение реформироваться, пока ее не реформировали извне, как в нашей стране. Была разработана и начала осуществляться программа реформы. Таким образом, в двух научных гигантах – России и Китае – реформы уже год идут параллельно.

Когда вскоре после образования КНР китайские ученые приступили к созданию своей Академии наук, они приехали в Советский Союз, все внимательно изучили и решили воспроизвести структуру АН СССР, но с меньшим количеством институтов. Такое небольшое отклонение от строгой симметрии сказалось и на ходе обеих реформ, придавая каждой интриге остроту и силу.

Двойные зеркала – поставленные друг против друга – умножают отражения, стремящиеся к бесконечности. Слегка искажающие зеркала создают совершенно невероятные образы изначального объекта. В коротеньком рассказе о зеркалах Хорхе Луис Борхес описывал «ужас удвоения многообразия реальности». Свойство зеркальной двойственности вызывать страхи использовано в центральных сценах многих драм и трагедий. Не наблюдаем ли мы одну из них сейчас?

Недавно достоянием научной общественности стал план Федерального агентства научных организаций (ФАНО) разделить все институты на четыре кластера:

– федеральные исследовательские центры (проведение прорывных исследований и практических разработок на стратегических направлениях в научно-технической сфере);

– национальные исследовательские институты (выполнение фундаментальных научных исследований);

– федеральные научные центры (разработка и научное сопровождение при внедрении новых критически важных технологий, прорывных технических решений);

– региональные научные центры (решение задач, имеющих географическую локализацию).

Не будем сейчас придираться к классификации, некорректной по логически пересекающимся основаниям. Обратим внимание на следующее.

По плану китайской реформы Академии наук все институты делятся на четыре (!) группы:

– выдающиеся научные центры (концентрирующие наиболее выдающихся ученых);

– институты, занимающиеся фундаментальными исследованиями;

– институты, создающие инновации для решения важных практических задач;

– институты, обладающие особой спецификой (единственные в своем роде).

Также не будем обращать внимание на недостатки классификационной схемы. Важно другое.

Похоже, как в двойных зеркалах, китайские ученые увидели угрозу в возможном воспроизведении (отражении) российской реформы на китайской почве. Предположу, что руководители ФАНО ознакомились с планом китайских реформ и в отсутствие хорошо просчитанных проектов решили адаптировать его к российской реальности. Получилось новое отражение.

Но вот вопрос: сходятся ли к какому-то решению эти последовательно искажающие замысел отражения? Не окажется ли, как и у Борхеса, что страхи были не напрасны, и финальный вариант реформы – лишь абстрактный символ или плод воображения ее авторов, не реализуемый в действительности?

P.S. Мудрость китайской реформы в том, что завершиться она должна лишь к 2020 году. А затем наступит период жестких решений: если какой-то институт не реформируется, то до 2030 года он может быть закрыт.

Независимая газета

©РАН 2020