Михаил Кузьмин: Сильные личности нужны стране не только в столице, но и в провинции

14.01.2016



Иркутск ничем не хуже столицы, и за своей мечтой совсем необязательно ехать в мегаполис.

В преддверии 355-летия областного центра «АиФ-Иркутск» беседует с Михаилом Кузьминым - почетным гражданином Иркутска. Михаил Иванович, родившись и выучившись в Москве, выпускником уехал в Иркутск и здесь посвятил себя российской науке.

Светлана Латынина, «АиФ-Иркутск»: - Михаил Иванович, Вы не коренной иркутянин. Не было желания уехать обратно в Москву? Ведь многие, наоборот, стараются выбраться из глубинки в столицу.

Михаил Кузьмин: - А почему я должен был уехать? Думаете, там лучше? Действительно, когда-то давно я был москвичом, но с 1960 года живу в Иркутске. Получив в столице образование, приехал сюда работать в Институт геохимии. Сибирское отделение Российской академии наук активно развивалось, и были все возможности успешно заниматься наукой здесь. Как геолог ездил в Забайкалье, в Монголию. Все 80-е годы ходил в рейсы по Мировому океану, на глубоководных аппаратах «Пайсис» погружался в воды Атлантики, Индийского океана. А на дно Байкала опускался и на «Пайсисе», и на «Мирах». Поэтому, чтобы заниматься делом своей жизни, необязательно находиться в Москве. Я даже считаю, что в Иркутске жить и работать лучше, чем в столице.

- Как город изменился за то время, как Вы сюда приехали?

- Помню, что прилетели в Иркутск ночью на Ту-104. Когда ехали из аэропорта по 1-й Советской, там ещё асфальта не было. Академгородка тоже не существовало, мы жили в общежитии в районе ГЭС. Тогда стояли ещё двухэтажные деревянные дома, централизованного отопления не имелось, поэтому топили печки. Утром на работу нас возили академические машины. Наш институт располагался на бульваре Гагарина, раньше он назывался Вузовской набережной.

Разумеется, с тех времён город здорово изменился в лучшую сторону. В магазинах не видели такого ассортимента, как сейчас. Что было? Селёдка, капуста, картошка. А зимой на улице морозы стояли по 40 градусов, сейчас такие холода редко здесь бывают.

- Существует мнение, что иркутяне свой город не любят. По крайней мере - от иногородних такое слышала. Говорят, что Иркутск от этой нелюбви грязный, заметённый снегом, обшарпанный… Вы с этим согласны?

- К сожалению, мы очень любим разрушать. Тот же Академгородок когда-то считался одним из лучших районов города, здесь всегда царили порядок и чистота, он был на самоуправлении. Какое-то количество денег давала академия, а мы, то есть, институты и научные работники, отвечали за его содержание. Сейчас везде управляющие компании, единого хозяина фактически нет. Поэтому и в городе с центральных улиц снег и мусор вывозятся, ведь об этом заботиться мэрия, а в спальных районах, где за порядок отвечают управляющие компании, - не убрано. Я считаю, что во времена перестройки допустили большую ошибку, когда сферу ЖКХ отдали частникам. Поэтому действительно хотелось бы добавить чистоты нашему городу, организовать нормальное дорожное движение - посмотрите, какой хаос уже много лет творится у Центрального рынка.

- Удаётся ли иркутской науке реализовать весь свой потенциал в нашем городе?

- Я бы не стал делить науку на периферийную и непериферийную. Она в нашей стране едина, и многие её достижения, в том числе и сибирских учёных, относятся к уровню мировых. В 90-х годах, когда я возглавлял Институт геохимии, в связи с перестройкой был полный упадок и в нашей среде. Но даже тогда у нас получались уникальные вещи, учёные не сидели на месте, искали возможности для новых исследований и открытий. Например, мы организовали работы по бурению скважин на Байкале, чтобы изучить палеоклимат. Делали это вместе с американцами, японцами, немного немцы помогали. В результате определили, каким был климат на Байкале 8 млн лет назад.

Иркутская наука всегда выдавала что-то интересное, и продолжает это делать. Например, Институт солнечно-земной физики сейчас создаёт ещё один большой телескоп, это очень важная работа в космической области. Институт органической химии показывает успехи в создании лекарств, совсем недавно он изобрёл один из лучших препаратов нового поколения для лечения туберкулёза. А наш институт сейчас изучает, как менялась геологическая активность Земли, начиная с её рождения, то есть 4 млрд 567 млн лет назад, и до настоящего времени. Так что у всех есть интересное занятие.

Реформы - во вред?

- Какие отношения у иркутской науки складываются с самим городом? И с областью.

- Мэр Иркутска поддержал нашу идею выпустить атлас Байкала, обещал помощь. Хотим издать его к сентябрю. В нём есть и научная часть, и экономическая, из него можно узнать интересные археологические вещи, а ещё он расскажет, как человек попал на Байкал.

С губернатором же мы говорили о том, что надо создать при правительстве региона орган, который бы взаимодействовал с научной средой и высшей школой. Возможно, это будет какой-то общественный совет из представителей вузов, науки и власти. Глава региона к этому предложению отнёсся положительно. У Иркутской области есть много болевых точек, над которыми нужно работать широким кругом. Это и экологические проблемы, которые усугубляются, особенно на Байкале, и объединение вузов.

- Кстати, как Вы считаете, нужен ли Иркутску опорный университет, который хотят создать как раз путём объединения учебных заведений?

- Не вижу в этом необходимости. И просто так объединять нельзя, потому что у каждого вуза свои задачи. А если на то пошло - то надо очень хорошо продумать, какие университеты в городе должны быть, и нельзя делать резких движений. Зачем объединять с кем-то медицинский университет? Ведь медицина в нашем городе достаточно сильная, а по некоторым направлениям даже не уступает мировому уровню. Надо не разрушать то, что есть, а стараться делать это лучше, усиливать вузы хорошими специалистами и грамотными программами, если уж говорим об образовании. Не могу утверждать обо всех факультетах, но знаю, да это и не секрет ни для кого, что в учебных заведениях сокращают время на профильные дисциплины и начинают в большом объёме преподавать, например, менеджмент. Я понимаю, в экономических вузах это оправданно, но нельзя делать, например, на геологическом факультете. А у нас именно так и происходит. Ненормально, когда будущим специалистам определённого профиля начинают усиленно преподавать сторонние науки. Ни к чему хорошему это не приводит. Мы губим образование на всех его этапах. В школах отменили астрономию, и 33% людей в стране думают, что Солнце вращается вокруг Земли. И россиян с такими «познаниями» становится всё больше. Нужно менять отношение к образованию и науке, не изводить их бесконечными и бесполезными реформами, а укреплять, потому что в них заключается наше будущее, сила и мощь всей страны.

АиФ

Подразделы

Объявления

©РАН 2016