Больше чем формулы: томский ученый Романченко о физике и разработках

14.02.2017



ТОМСК, 13 фев – РИА Томск, Карина Сапунова. Томский физик Илья Романченко получил премию президента в области науки и инноваций для молодых ученых за 2016 год. В интервью РИА Томск он рассказал о том, как его работа может помочь в борьбе против раковых клеток и террористов, почему в физике недостаточно просто выучить формулы, а также на что он собирается потратить 2,5 миллиона рублей.

Романченко окончил физический факультет Томского государственного университета (ТГУ) в 2006 году. В настоящее время работает в Институте сильноточной электроники Томского научного центра СО РАН. Доктор физико-математических наук.

От рака и от террористов

– Илья, награда, как следует из президентского указа, присуждалась за конкретную работу. Над чем вы работаете?

– Последние годы работал над новым способом генерации радиоимпульсов. Официально значится, что меня наградили "за разработку гиромагнитных генераторов сверхмощных радиоимпульсов, способствующих защите от террористических угроз и развитию биомедицинских технологий".

То есть, наши устройства излучают электронные импульсы с определенными характеристиками, а значит, и свойствами. Для этих приборов действительно пока два основных назначения.

Первое – воздействие на различные электронные компоненты. Это может быть использовано для задач безопасности: обезвреживания, приостановки деятельности потенциально опасных приборов или любой другой электроники. Например, заставить компьютерный процессор "зависнуть", и ему потребуется перезагрузка.

Во-вторых, мы работали с биологами ТГУ: изучали воздействие излучения на клетки и живые организмы, искали полезные свойства электронных импульсов.

Также работаем с онкологами: пытаемся найти условия, при которых излучение может привести к гибели раковых клеток, либо к электропорации клеточных мембран (то есть, под воздействием электрического поля проницаемость клеточной мембраны возрастет, что облегчит введение в клетку лекарств).

– Это основная тема ваших исследований?

– Да. В 2006 году после окончания ТГУ я пришел в Институт сильноточной электроники СО РАН в отдел академика Сергея Дмитриевича Коровина. Этот отдел традиционно занимался генерацией мощного СВЧ-излучения при помощи приборов релятивистской СВЧ-электроники – то есть электронными пучками.

Мы решали различные задачи. Использовали в том числе ферритовые магниты, исследовали процессы обострения импульсов и обнаружили, что существует эффект возбуждения радиочастотных колебаний. С тех пор команда нашего отдела занималась тем, что исследовала этот процесс, искала оптимальные условия, возможности управлять параметрами излучения.

Потом начали делать установки, реально работающие устройства. Они включают в себя источник напряжения 200 тысяч, может быть даже 300 тысяч вольт; линию передачи с нелинейными элементами – мы используем ферриты; потом уже излучающий элемент.

Существует множество устройств, которые позволяют создавать СВЧ-излучение различной мощности. Чем длиннее импульс, тем больше вкладывается энергии. У нас короткоимпульсные, но тем не менее очень мощные приборы.

Мы сделали несколько одноканальных систем, сейчас учимся делать многоканальные. Уже сделали двухканальные, четырехканальные, сейчас разрабатываем семиканальный. Благодаря числу каналов возрастает мощность излучения, а также появляется возможность изменять направление луча.

– Насколько уникальны ваши исследования?

– Наш институт по вопросам генерации мощных радиоимпульсов и СВЧ-импульсов занимает одну из лидирующих позиций в мире и в России, а позиция нашей страны в этой области всегда была сильной, лидирующей.

Есть зарубежные работы, там есть свои идеи и своя тематика, но могу сказать, что мы сейчас лучшие в мире.

Талант, наработки и alma mater

– Вы конечно бывали на конференциях за рубежом. Наверняка и в России, и на Западе, и в Азии есть свои плюсы и минусы организации научных исследований…

– Трудно сравнивать науку разных стран.

У нас достаточно высокий потенциал, сильные научные школы. Конкурировать можем, на мой взгляд, за счет таланта – в России есть известные люди, которые уже многого достигли, и ученые молодые, но с потенциалом. Есть, конечно, некоторое отставание в техническом плане, потому что в некоторых странах ресурс, который тратится на научные исследования, выше.

И в итоге удается достичь результатов, которые сравнимы или превосходят достижения зарубежных ученых.

– Вы говорите об условиях, в которых работают уже дипломированные специалисты. А вуз играет какую-то роль? Вы вот после получения премии благодарили родной ТГУ…

– Зависит, конечно, от университета. Главное для студентов – это контакт с яркими личностями, которые вдохновляют. Замечаешь, учишься у них. Это двигатель в науке, когда встречаешься с сильной увлеченной личностью, которая может передать тебе искру.

Для меня такой человек – Михаил Яландин из Института электрофизики УрО РАН. Я очень многое от него почерпнул.

На самом деле, есть разные преподаватели. Есть те, у которых, если смотреть со стороны, все очень строго – и тут все понятно. А некоторые могут сказать на экзамене: "Возьмите конспект и пишите ответ". Казалось бы, какое тут образование? А в результате человек вроде все правильно напишет, но все равно получает "два", потому что преподаватель видит, понимаешь ты или нет. Задаст один-два вопроса и сразу видит.

– И не получится получить красный диплом, просто заучив формулы, и прийти с ним к работодателю?

– Ну, если ты не понимаешь физику, то ты работать и не пойдешь. Люди, которые занимаются наукой, они с самого начала к этому идут.

– Вы сейчас подбираете себе воспитанников? Какими они должны быть?

– Прежде всего целеустремленными, чтобы они действительно могли решить, изучить какую-то проблему. Смелыми, самостоятельными, не боящимися ошибок и неудач, не останавливающимися на середине пути.

У меня уже есть аспирант, но мы понимаем, что дальше надо двигаться, и искать новых ребят. Без молодых все остановится. Это люди со свежим взглядом, которые посмотрят и что-то свое начнут делать. Ведь наука – это же не производство чего-то заранее заданного, это постоянный поиск.

Семья и физика

– А как вы стали физиком? Это связано с вашими родителями или получилось само собой?

– Еще в школе заметил, что хорошо дается математика, физика. Участвовал в олимпиадах различных. Это было легко, мышление на это все настроено. И не сомневался, что и после школы все удастся.

Мама закончила электро-физический факультет в Томском политехническом университете, но так получилось, что когда я был в сознательном возрасте, она уже не работала по специальности, и с повседневной жизнью инженера-конструктора я не столкнулся.

Отец – психиатр. Но медицина не для меня: разрезать, пытаться запоминать...

А в физике самое главное – понимать. Физика – это исследование природы, осмысление, естествоиспытание. Не думаю, что мама повлияла на выбор.

– А как ваша семья – жена и дети – относятся к тому, что папа – ученый?

– Я вообще не считаю, что ученого может понять только ученый. Иногда, бывает, и на ночь на работе приходится оставаться. Бывает, неделями допоздна сидишь: необходимо в срок закончить работу, со временем накапливается много обязательств, нужно все делать. Жена поддерживает. Она тоже закончила ТГУ, но другой факультет. Сейчас в декрете.

Дочери три года, а сыну 1,5. Дети маленькие пока, не понимают, что папа – ученый, не понимают пока такого слова как наука.

– И как это – с маленькими детьми писать докторскую диссертацию?

– Мне жена здорово помогает. Берет на себя этот труд – заботу о детях. А без нее не было бы возможности.

– Вас поздравлял лично президент Владимир Путин. Какие впечатления остались от встречи?

– Когда награждал, пожал руку, со всеми лауреатами поговорил.

Президент – лицо медийное, хорошо узнаваема вся его мимика, жесты. Но личное впечатление – он очень яркий человек. Впечатление производит сильное. Внимательный, вникает в то, что ему говорят, умеет держать аудиторию.

– Насколько понимаю, 2,5 миллиона рублей – это премия лично вам. На что планируете ее потратить?

– Видимо, буду использовать для улучшения жилищных условий: у меня семья, дети, а цены на квартиры сейчас немаленькие.

РИА Томск

-

Подразделы

Объявления

©РАН 2017