http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=c5a3da88-95d3-4c1c-9a71-2facc16b7901&print=1
© 2019 Российская академия наук

28 мая состоялось очередное заседание президиума Российской академии наук

28.05.2019

Вручение дипломов лауреатам премий имени выдающихся ученых:
  Премия имени С.В. Ковалевской
  Премия имени А.Н. Колмогорова
  Премия имени А.А. Маркова
  Премия имени И.С. Шкловского
  Премия имени А.А. Расплетина
  Премия имени К.Э. Циолковского
  Премия имени К.И. Скрябина
  Премия имени А.П. Виноградова
  Премия имени С.О. Макарова
  Премия имени Б.Б. Голицына
  Премия имени С.С. Смирнова
  Премия имени А.Ф. Кони

Научное сообщение «Гуманитарные науки и проблемы сохранения историко-культурного наследия России»
  Сергей Евгеньевич Нарышкин

«Сохранение археологического наследия в 2010-х годах. Новые реалии»
  Докладчик — вице-президент РАН академик РАН Николай Андреевич Макаров

Доклад: «Музеи хранители памяти и памятников»
  Докладчик — генеральный директор Государственного Эрмитажа академик РАН Михаил Борисович Пиотровский

Доклад «Информация по актуальным проблемам сохранения и презентации археологического наследия и вопросам развития музейного дела (взаимодействие с Российской академией наук)»
  Докладчик — Николай Павлович Овсиенко, заместитель министра культуры РФ

«Академические архивы — хранители исторической памяти России»
  Докладчик — доктор исторических наук Ирина Владимировна Тункина
  Доктор филологических наук Дарья Сергеевна Московская
  Доктор филологических наук Валентин Вадимович Головин

ВИДЕОСЮЖЕТ: Ученые РАН о гуманитарных науках в России (Научное ТВ РАН / Daily Russian Science)





28 мая 2019 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

 

(jpg, 93 Kб)

Председательствует президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.  

 (jpg, 101 Kб)

1. На заседании состоялось вручение лауреатам дипломов о присуждении премий имени выдающихся ученых.

Дипломы вручает президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.


Премия имени С.В. Ковалевской присуждена академику РАН Искандеру Асановичу Тайманову за цикл работ «Топологические препятствия к интегрируемости геодезических потоков».

Премия имени А.Н. Колмогорова присуждена доктору физико-математических наук Владимиру Игоревичу Богачеву, доктору физико-математических наук Станиславу Валерьевичу Шапошникову (Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова), доктору физико-математических наук Андрею Игоревичу Кириллову за цикл работ «Стационарные уравнения Колмогорова».

Премия имени А.А. Маркова присуждена члену-корреспонденту РАН Александру Ивановичу Аптекареву за цикл работ «Асимптотики совместно ортогональных многочленов и их приложения к теории чисел и теории случайных матриц».

Премия имени И.С. Шкловского присуждена доктору физико-математических наук Александру Васильевичу Тутукову, доктору физико-математических наук Льву Рафаиловичу Юнгельсону (Институт астрономии РАН) за цикл работ «Исследования эволюции тесных двойных звезд, приводящей к вспышкам гравитационно-волнового излучения и к сверхновым звездам типа 1а».

Премия имени А.А. Расплетина присуждена члену-корреспонденту РАН Владимиру Степановичу Вербе за цикл научных работ по обоснованию направлений развития, принципов построения и функционирования межвидового многофункционального авиационного комплекса радиолокационного дозора и наведения нового поколения как информационно-управляющей системы.

Владимиру Степановичу вручается диплом

Премия имени К.Э. Циолковского присуждена члену-корреспонденту РАН Владимиру Яковлевичу Нейланду за работу по аэродинамике и аэродинамическому нагреванию ВКС «Буран».

Премия имени К.И. Скрябина присуждена доктору ветеринарных наук Ивану Алексеевичу Архипову («Всероссийский научно-исследовательский институт фундаментальной и прикладной паразитологии животных и растений имени К.И. Скрябина») за монографию «Антигельминтики: фармакология и применение» и цикл работ по терапии гельминтозов.

Премия имени А.П. Виноградова присуждена академику РАН Игорю Владимировичу Чернышеву за серию работ под общим названием «Изотопные U-Pb (уран-свинцовые) и РЬ-РЬ (свинцово-свинцовые) системы: геохронология и источники вещества рудных месторождений».

Премия имени С.О. Макарова присуждена академику РАН Геннадию Григорьевичу Матишову за цикл работ «Использование морских млекопитающих в служебных целях».

Премия имени Б.Б. Голицына присуждена академику РАН Виталию Васильевичу Адушкину и доктору физико-математических наук Александру Александровичу Спиваку (Институт динамики геосфер РАН) за монографию «Физические поля в приповерхностной геофизике»

Премия имени С.С. Смирнова присуждена академику РАН Игорю Владимировичу Чернышеву, кандидату геолого-минералогических наук Вячеславу Николаевичу Голубеву и кандидату геолого-минералогических наук Андрею Владимировичу Чугаеву (Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН) за серию работ под общим тематическим названием «Геохронология месторождений золота и урана Забайкалья и Южного Верхоянья».

Премия имени А.Ф. Кони присуждена члену-корреспонденту РАН Елене Андреевне Лукашевой за серию работ, посвященную исследованию цивилизационных, нормативно-ценностных, социокультурных оснований права.

 

х х х

 

2. Члены Президиума заслушали научное сообщение «Гуманитарные науки и проблемы сохранения историко-культурного наследия России».

(jpg, 109 Kб)

Вступительное слово академика РАН Александра Михайловичча Сергеева.

С чем связано то, что мы этот вопрос поставили в повестку дня и намерены детально обсудить? Есть несколько причин. Первая причина: это дело Российской академии наук и дело учёных наших академических учреждений. Вопросы сохранения исторического и культурного наследия очевидно принадлежат полю академических исследований прежде всего потому, что вопрос о том, что именно является реальным культурным наследием, определение ценности этого наследия — это вопрос, конечно, глубоко научный. И этот вопрос, естественно, находится в контексте исторического цивилизационного развития. Определение того, каким образом это культурное наследие вплетается в контекст исторического развития — это вопрос тоже, безусловно научный, и определение этой роли в данном контексте — дело ученых.

Ещё один момент. Все человечество в последнее время, почувствовав колебание маятника в сторону глобализации, задумалось об идентичности каждой из стран, каждой из наций. Вопросы определения идентичности, роли этого понятия, самой идеи идентичности в развитии общества — сейчас очень важны, выходят на первый план. Сейчас даже ряд наших лучших научных результатов Академии наук в последние годы был связан именно с вопросами идентичностей в России. И, безусловно, культурно-историческое наследие здесь является одной из основ определения — что такое наша национальная идентичность.

Ещё один важный момент связан с тем, что вопросы сохранения исторического и культурного наследия очень тесно переплетены с развитием естественных наук. Потому что появляется все больше и больше методов в естественных науках, с помощью которых можно изучать это культурное наследие, сохранять его. И это переплетение тоже очень важно, это вопросы междисциплинарного взаимодействия ученых. Если взять наши ведущие музеи, ведущие исторические центры, то там такая работа ведется. Я знаю, что очень хорошо эта работа поставлена в Эрмитаже и мы сегодня услышим доклад руководителя Эрмитажа, в том числе об этих работах. На меня где-то с год назад произвела сильнейшее впечатление поездка в научный музей Лувра. Там есть такой институт, расположенный рядом с музеем, и когда туда входите, вы видите, что это научный институт, который оснащен самым современным оборудованием — там есть и мощный ускоритель, и современные методы диагностики, связанные с использованием и физических методов, и химических методов. И все это используется для изучения и сохранения культурных артефактов. И сейчас между Россией и Францией существует Соглашение как раз по развитию исследований в этой области. Надо сказать, что у нас в стране тоже есть такая серьёзная поддержка исследований, есть взаимодействие между гуманитарными и естественными науками. Российский Фонд Фундаментальных Исследований имеет крупный проект, в котором участвуют десятки институтов и культурных исторических учреждений нашей страны.

Ну и, наконец, последний момент — почему это важно и интересно. Научное изучение памятников истории, памятников архитектуры является важным для просветительской деятельности. А в «функционале» Российской академии наук, начиная с прошлого года, особо подчеркнута такая просветительская деятельность. Поэтому нам важно обсудить — каким образом научная работа в этом отношении может быть спровоцирована на нашу просветительскую деятельность?

Итак, есть целый набор важных моментов — почему мы сегодня будем обсуждать то, что касается серьезной науки, не только гуманитарной, но и естественной. С другой стороны, конечно, мы выразим сегодня серьезную обеспокоенность о том, что вопросы сохранения культурного и исторического наследия, наверное, требуют большего внимания и с нашей стороны и со стороны власти. И думаю, что сегодня прозвучит значительное число таких выступлений, которые будут констатировать, что сегодня здесь дело обстоит не очень хорошо. Нужно сформулировать решение и обратиться дальше с этим нашим решением в соответствующие инстанции.

(jpg, 91 Kб)

Сергей Евгеньевич Нарышкин — Директор Службы внешней разведки, Председатель Российского исторического общества.

Хочу поблагодарить президента Российской академии наук Александра Михайловича Сергеева за приглашение принять участие в сегодняшнем заседании. Две недели назад Федеральное архивное агентство передало Российскому историческому обществу уникальный архив наших предшественников — Императорского Русского исторического общества. Из этих документов следует, что в 1920 году, в самый разгар братоубийственной Гражданской войны, Российская академия наук приняла материалы РИО на хранение, тем самым сохранив не только их, но и стоящую за ними традицию исторического просвещения.

Символично, что сегодня, будучи членом-учредителем Российского исторического общества, Российская академия наук принимает самое активное участие в его наиболее ответственных и значимых проектах.

Напомню, что в 2013 году именно на расширенном заседании Бюро Отделения историко-филологических наук РАН был дан старт общественному обсуждению Концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории. Созданию новых линеек учебников предшествовала серьезная научно-методическая работа под руководством академика Александра Огановича Чубарьяна. За ней последовала подготовка самого текста Историко-культурного стандарта, в которой приняли участие ведущие эксперты Института российской истории РАН.

Четыре года назад первая небольшая партия новых учебников поступила в заранее выбранные школы. К слову, это означает, что уже сейчас ученики, с 6-го класса изучавшие по ним отечественную историю, завершают программу общего образования. Им предстоит написать Основной государственный экзамен, что станет определенной проверкой и для самого Историко-культурного стандарта. Вполне возможно, что по итогам тестирований нам предстоит продолжить совершенствование учебно-методического комплекса по отечественной истории. При этом важно продумать его интеграцию с другими учебными курсами литературой, обществознанием, географией.

Рассчитываю, что Российская академия наук вновь подключится к этой работе. Знаю, что Валерий Александрович Тишков много делает для сохранения экспертного потенциала Отделения.

Уважаемые коллеги! В этом году мы отмечаем 100-летие российской академической археологии. Юбилей, восходящий к ленинскому декрету о создании Российской академии материальной культуры, празднуется на высоком государственном уровне — по решению Правительства России. Для подготовки и реализации плана мероприятий был образован юбилейный оргкомитет, под эгидой которого состоялось более 60 конференций, выставок и полевых школ для молодых ученых. Многие из них были проведены при поддержке РИО, а лучшие получили поддержку по линии фонда «История Отечества».

Безусловно, отечественной археологии есть чем гордиться — в этом велика заслуга академических институтов, выстраивающих партнерские отношения с органами государственной у власти, музейным и университетским сообществом, ответственным бизнесом. Хотел бы в этой связи поблагодарить и, конечно же, поздравить академиков Николая Андреевича Макарова, Анатолия Пантелеевича Деревянко и других наших выдающихся археологов.

В прошлом году мы также отметили 200-летие российского академического востоковедения. Этот юбилей удачно совпал с перекрестным годом России и Японии, что позволило впервые организовать конференцию российских и японских историков «на полях» Восточного экономического форума.

Очень важно, что председателем этой конференции выступил академик Михаил Борисович Пиотровский. Полагаю, что практику проведения подобных мероприятий на крупных экономических и политических форумах мы будем продолжать и впредь.

Уважаемые коллеги! Интерес наших граждан к истории очень велик. Как правило, его «подогревают» юбилеи и круглые даты, многие из которых Российское историческое общество воспринимает как хороший повод для обстоятельного разговора о ключевых событиях нашего прошлого.

В этой ответственной работе неизменно велика роль Института российской истории РАН под руководством Юрия Александровича Петрова. С недавних пор по поручению Президента России им также координируется ответственный проект по созданию исторических выставок на железнодорожных вокзалах и станциях.

Дорогие друзья! Завершая свое выступление, хотел бы еще раз отметить колоссальный потенциал Российской академии наук и ее институтов, каждый из которых является ведущим центром экспертизы в своей области знания. Для принятия правильных государственных решений необходимо глубоко разбираться в своей истории, опираться на полное и достоверное знание о ней. Поэтому, полагаю наше сотрудничество принципиально важным и значимым.

(jpg, 103 Kб)

2.1. «Сохранение археологического наследия в 2010-х годах. Новые реалии».

Докладчик — вице-президент РАН академик РАН Николай Андреевич Макаров.

Сохранение археологического наследия – многообразная тема, которая по-новому раскрывается на разных поворотах современной жизни, по мере развития науки, усиления антропогенного и техногенного давления на историческую среду и формирования новых общественных запросов. Меняются факторы, несущие разрушение древностям, меняется наше понимание ценности материальных памятников прошлого, меняются концептуальные и технологические подходы к тому, что мы называем «сохранение наследия».

Согласно букве закона, изучение археологических памятников как источников сведений о прошлом находится в компетенции профильных научных учреждений, а сохранение – в компетенции Министерства культуры и государственных органов охраны памятников в субъектах Федерации. Однако в реальности эти функции трудно разделить, потому что для сохранения научного наследия также необходимы обширные знания, как теоретические, так и в сфере последних технологических достижений.

Археологические учреждения РАН всегда были глубоко вовлечены в практические работы, связанные с сохранением наследия. Министерство науки и высшего образования РФ сегодня является единственным ведомством, в структуре которого есть специализированные археологические научные учреждения, которые работают под научно-методическим руководством РАН и образуют единую сеть. Но, в целом, археологов в России не так уж и много. Порядка 600 археологов работает в научных учреждениях РАН – Минобрнауки. Всего в России около 4 тысяч специалистов, которые самостоятельно ведут раскопки и имеют научные публикации на археологические темы, что, конечно, ничтожно мало для такой огромной страны.

Многие полагают, что перед археологической наукой стоит задача быстро раскопать все археологические памятники и выкопать все драгоценности. Но это не так. В действительности перед археологией стоит две задачи: обеспечить современное научное видение древней и средневековой истории, опираясь на археологические материалы, и сохранить в неприкосновенности ту часть археологического наследия, которая пока не затрагивается раскопками (а это – бо́льшая часть).

Последние годы стали временем нового оживления общественного интереса к теме археологического наследия, что произошло в немалой степени благодаря активности академических институтов. Какие же процессы происходят в этой области, и как они развиваются? Как изменилась ситуация в 2010-х годах по сравнению с 2000-ми?

Очевидно, что произошли позитивные сдвиги в сохранении археологического наследия и отношения к нему в 2010-х: об этом свидетельствует общий рост объемов спасательных раскопок, обязательная экспертиза земельных участков, внедрение практики спасательных раскопок памятников позднего времени(XVII-XIX веков).

РАН и научные институты археологического профиля сохраняют сильные позиции в археологической отрасли: выдача открытых листов производится Министерством культуры с учетом заключений РАН о научной обоснованности этих работ. Отчеты о раскопках аккумулируются в архиве ИА РАН, институты выполняют значительный объем работ в рамках новостроечных экспедиций.

Основой позитивных изменений стали изменения в законодательстве: ратификация Европейской конвенции о сохранении археологического наследия, поправки к Федеральному Закону № 73, принятые в 2013-2014 годах. Эти нормативные документы фиксируют обязательность проведения раскопок на научной основе, запрет на извлечение археологических предметов из мест их залегания без получения специальных разрешений – открытых листов, сохранение археологических коллекций и многое другое. Важно, что они разрабатывались и принимались с участием ученых. Но не менее важной оказалась и сформированная общественным мнением идея, что археологические древности действительно заслуживают внимания и сохранения.

Рост общего объема раскопок раскрывается через статистику выдачи открытых листов, разрешений на полевые работы: ежегодный прирост составляет от 5% до 12%. В 2018 году прирост составил 5%, и, таким образом, за 10 лет объем увеличился вдвое. Более 70% из них приходится на полевые работы, связанные с сохранением археологического наследия, спасательные раскопки.

Экспертиза земельных участков, предписанная законом, реально вошла в практику многих регионов. Это рутина, но именно систематическое обследование земельных участков дает возможность выявлять неизвестные памятники, поскольку специальных программ обследования территории РФ нет.

Благодаря полученным при обследовании материалам создана уникальная информационная система «Археологические памятники России», которая должна интегрировать данные обо всех археологических объектах России, затронутых полевыми работами в 21 веке. На сегодняшний момент система еще не заполнена до конца, но уже введены внушительные объемы – более 29 тысяч объектов археологического наследия. Уже очевидно, что материалы небольших спасательных раскопок становятся основой для создания глобальной археологической карты страны.

Использование новых правовых норм позволяет пресекать грабительство. В 2010-х годах правоохранительные органы передали в музеи несколько уникальных археологических коллекций из грабительских раскопок. Среди них «Федоровский клад» – один из крупнейших кладов русских монет начала XV века (по уточненным данным, клад датируется примерно 1413 годом), найденный в Юрьев-Польском районе. В кладе было около 3000 монет, причем более 800 из них – редкие монеты Суздальско-Новгородского чекана.

 

Одним из примеров нового осознания статуса и ценности археологических древностей как на государственном уровне, так и в общественном сознании стали раскопки на территории Московского Кремля. Археологический потенциал Кремля очевиден, но за всю историю его изучения в период до 2015 года археологические работы в режиме раскопок проводились всего два раза. Ранее материал собирался путем наблюдений, и археологи лишь стояли на краю строительных котлованов.

Раскопки, которые провел Институт археологии в 2015 году на месте 14 корпуса, были не очень большого объема – вскрыто около 400 кв. метров. Однако полученные результаты оказались исключительно значимы для понимания истории Москвы и Московской Руси.

В ходе раскопок были исследованы древнейшие средневековые горизонты освоения восточной части Кремлевского холма, с остатками построек и котлованами погребов. Получены надежные датировки этих горизонтов, основанные на вещевых и радиоуглеродных датах: все они указывают на последнюю треть XII века. Получена полная стратиграфическая колонка Кремля от раннего железного века, когда в этих местах существовало поселение дьяковской культуры, до горизонта сноса монастырей и Малого Николаевского дворца в 1930 году. Исследованы монастырский некрополь и фундаменты монастырских построек XV-XVII веков, в том числе пристроек к храму Чуда Архангела Михаила, трапезной и церкви Митрополита Алексея.

Раскопки в Восточной части Кремля позволили наблюдать удивительный пример сохранения средневековых древностей после беспрецедентных разрушений, в совершенно необычных контекстах: под заливкой пола подвалов и в кладках фундаментов 14-го корпуса.

По предложению Института археологии на Ивановской площади создано два археологических окна. Также во исполнение поручения президента РФ Путина В.В. идет работа над созданием подземного археологического музея.

Наши находки довольно скромны в экспозиционном плане, но их историческое значение трудно переоценить. Остатки Чудова монастыря и Малого Николаевского дворца, какими бы они не были в современном виде, являются знаковыми объектами для национальной исторической памяти. С ними связаны многие центральные события русской истории XIV-XIX веков.

Все остатки построек сохранены: академическая археология предложила решения, которые возвращают в Кремль остатки подлинных исторических памятников, без создания неуместных на этой территории новоделов.

Большие спасательные раскопки на новостройках Крыма, на трассах строительства автомагистрали, связывающей Тамань и Севастополь, на участке строительства Крымского моста и подъездных путей к железной дороге – все это является археологическим мегапроектом, который был выполнен с участием четырех академических институтов и музеев Республики Крым в течение трех лет.

Эти работы должны были обеспечить сохранность древностей на территориях, выделяющихся исключительно высокой концентрацией археологических памятников, в том числе на Керченском полуострове, на территории исторического ядра Боспорского царства (древнейшего государства на территории РФ) и в окрестностях его столицы – Пантикапея.

Итоги работ представляются более чем впечатляющими. Исследовано более 90 памятников от палеолита до времен Крымской войны на трассе протяженностью более 300 километров. Обнаружены уникальные объекты античного времени: курган Госпитальный, усадьба Манитра, голова божества с Ак-Буруна, Узунларский вал, могильник Фронтовое. Общая площадь раскопов составила около 70 гектаров, при этом 90% памятников не были ранее известны и были впервые выявлены археологическими разведками 2015-2017 годов. Еще одним важным результатом мегапроекта стал первый и весьма успешный опыт взаимодействия четырех институтов археологического профиля.

Результатом раскопок стало большое количество новых данных об античной колонизации Причерноморья и греко-варварском взаимодействии. Они дали принципиально новое качество документирования объектов античной культуры, аристократических усадеб (такие усадьбы, как Манитра, раньше никогда не раскапывали), больших курганов с каменными гробницами, содержащими погребения эллинов (последние подобные находки были обнаружены около 100 лет назад), некрополей местного крымского населения, являвшегося получателем огромной массы импорта из греческих городов. Получены надежные датировки опорных античных памятников, благодаря чему по-новому раскрываются масштабы античного присутствия в Причерноморье. Подготовлена первая предварительная публикация материалов раскопок, но основной анализ еще впереди.

Исключительно важно, что по инициативе археологов ряд памятников сохранен физически. Это потребовало внести изменения в начальный проект строительства трассы. В Крыму музеи под открытым небом создавать легче, чем в средней полосе России. В частности, в настоящее время идет подготовка к музеефикации усадьбы Манитра.

Проблемы и новые угрозы

Несмотря на очевидные успехи, острота проблем, связанных с сохранением археологических древностей, не снята.

Мы должны признать, что штатная численность и финансирование бюджетных учреждений науки археологического профиля не соответствует масштабам задач, которые ставит перед ними развивающаяся страна. И 600, и 4 тысячи археологов – это очень мало.

Давление строительного комплекса не исчезло. Оно по-прежнему проявляется в периодических предложениях отказаться от учета археологического фактора при современном планировании, изменить режимы охраны как избыточные ограничения, сдерживающие развитие бизнеса.

Появились новые угрозы сложившейся системе сохранения наследия, ставшие реакцией на более строгое и системное регулирование в этой сфере.

Принятые в 2018 году поправки к Градостроительному кодексу ставят под вопрос будущее экспертизы участков, подлежащих хозяйственному освоению. Они предполагают сохранить экспертизу только для тех участков, которые перспективны для обнаружения археологических памятников (то есть для которых есть основание предполагать наличие объектов археологического наследия), но при этом критерии для выделения таких территорий не ясны.

Вторая проблема, которая появилась с расширением масштабов раскопок и ставит под вопрос сложившуюся систему сохранения археологического наследия – это передача в музейный фонд археологических коллекций. Большинство музеев оказалось не готово принять огромные собрания археологических древностей. Существующие формы внесения археологических предметов в каталог государственного музейного фонда избыточно усложнены, и музеи часто отказываются от «массового материала». Поэтому сегодня проблема строительства фондохранилищ и упрощение процедуры передачи археологических коллекций является ключевой. Надежду на разрешение ситуации дает нам Поручение Президента РФ, данное в 2017 году по вопросу строительства музейных хранилищ для археологических коллекций, а качество новых находок убеждает нас, что они требуют высокого качества музейного пространства.

Централизованная система сохранения всей документальной информации о полевых археологических работах, производящихся на территории России, и научно-методической регламентации этих раскопок, которая была создана академической наукой в советское время и заново отстроена в последние десятилетия, сегодня исключительно важна: она обеспечивает возможность целостного взгляда на археологические памятники и на современную археологическую деятельность. В 2010 годах академическая археология еще глубже, чем раньше, погрузилась в практические проблемы сохранение наследия. Это участие, при всех своих издержках, продуктивно: оно обеспечивает приток новых материалов для науки и предлагает обоснованные реалистичные проекты обеспечения сохранности российских древностей.


(jpg, 82 Kб) 

2.2. «Музейное дело и Академия наук».

 Доклад: «Музеи хранители памяти и памятников».

Докладчик — генеральный директор Государственного Эрмитажа академик РАН Михаил Борисович Пиотровский.

В системе РАН присутствует 55 музеев, среди которых такие гиганты как «Кунсткамера», Минералогический, Палеонтологический, Зоологический, Ботанический, Геологический, Литературный и т.д. Это — огромное богатство и большие проблемы. Но сегодня наш разговор много шире — сохранение культурного наследия России и здесь от РАН можно ждать роли академичного научного регулятора сложной культурной и логистической проблемы.

Музей является главным хранителем исторической памяти и исторических, и культурных памятников. В этом его уникальная роль, тесно связанная с тем, что музей — научное учреждение и производит научные знания и смыслы, которые и формируют память, собственное историческое достоинство и хороший вкус нации и наций.

Музей институционально вмещает в себя весь «цикл» сохранения памятника: сбор, хранение, изучение, атрибуцию, реставрацию, исследование, представление, создание научного и культурного продукта. Только так вещь становится экспонатом, сокровищем, культурной ценностью.

Последние двадцать пять лет стали временем редкого и резкого повышения общественной роли музеев и музейных людей. Сумев выжить в условиях безденежья, пренебрежения, презрения и попыток ограбить, они заняли часть дополнительных социальных ниш, оставленных клубами, театрами и даже дворцами бракосочетания. Кроме того, этот рывок вширь вернул к музеям интерес власти и денег, но этот интерес резко ослабил в их глазах значение и престиж музея как научного учреждения и научной лаборатории. Нам с боями приходится восстанавливать научную деятельность в уставах музеев. Часто приходится финансировать ее завуалированно и вуалировать даже научные должности.

Поэтому позволю себе напомнить, что музей это учреждение и институция, призванная собирать, хранить, реставрировать и изучать памятники культуры и искусства, представлять их обществу и передавать следующим поколениям.

Приходится напоминать, что представление, то есть показ — только часть миссии. Она, в частности, ограничена обязанностями охранять, изучать, передавать поколениям. Главное в музее — не экспозиции, а фонды, там идет научная работа — как исследовательская, так и реставраторская, там создается научный продукт.

Сегодня музейная наука в обществе, культивирующем ненависть, является инструментом, превращающим памятники и окружающие их сведения из инструмента войн памяти в инструмент диалога культур.

Музейная наука специфична. Она строится на вещи, ее документации и описании. Ее основа и цель — полный научный каталог, будь он бумажный или электронный. Этой работой занимаются хранители и она требует огромной эрудиции, такой, которая сегодня, практически не собирается в лице одного человека, как это было раньше. Подготовка специалистов — работа штучная и многоступенчатая. Она всегда под бюрократической угрозой. Свежайший пример: министерство науки сократило цифры приема на восточные факультеты в СПбГУ и ряде других университетов. Это значит, что невозможно организовать регулярный прием на редкие специальности и языки. Специалисты по ним лишатся работы, вымрут «как класс» и мы потеряем очередное свое конкурентное преимущество. Такие языки как бенгальский, индонезийские, хауса и др. будут преподавать в Лондоне, но не в Москве и Петербурге. А уникальные знания и технологии всегда были основой успехов России в мире.

Музейная наука публикуется в виде каталогов, постоянных экспозиций, выставок, конференций, перфомансов, лекций, экскурсий, медиаций. Ее результаты не могут быть описаны современной бюрократической наукометрией. Эрмитаж публикует в год 400 работ (треть на иностранных языках), организует 30 выставок, 30 конференций, каталоги-резоне (3),

сообщения (2), труды (2) археология, геральдика, христианский Восток — все это не видно в отчетности по статьям.

Музейная наука также весьма увязана с непригодный для оцифровки в двоичной системе критериями репутации и того, что мы называем «гамбургским счетом».

Музейная наука специфична как в музеях PAR EXCELLENCE, так и в музеях учебных, экспериментальных и ведомственных. Они все — музеи и имеют право на защиту союза музеев.

Музейная наука способна создавать экспозиции для размышления и дискуссии, где факт становится поводом для диалога мнений (Тамбовский музей, музей Гражданской войны в Омске). Войны памяти переводятся в диалог, но не публицистический, а научный. У каждого музея бывают ключевые темы, по природе своей — музейные. например для Эрмитажа это: варяги, скифы, Тмутаракань, Золотая Орда, Урарту, Согд, икона и иконоборчество, авторство в искусстве, леонардески,

современное искусство как часть исторического процесса. Эти темы рождаются из музейной практики и теории. Этот набор актуальнейших проблем может лечь в основу работы Совета по истории мировой культуры, который Президиум РАН оказал мне честь возглавлять.

Специфика музейной науки и просвещения, этнография и антропология музея описаны в недавней книге Вансана Лепине, развивающей методики изучения науки и технологий Бруно Латура. Очень интересно и поучительно, хотя не все хочется принять. Заметим, что первым объектом для исследования такого рода по теории науки стал российский музей.

Позволю себе перечислить некоторые проблемы и специальные формы функционирования музейной науки в надежде на кооперацию с РАН:

1. Клубок взаимоподчинений и финансирований ведомственных музеев. В первую очередь — РАН и в ней — Кунсткамера. Далее — университетские музеи, (музей Набокова).

2 . Критерии оценки успеха. Проблема инфляции научных степеней (не хотят защищаться). Примитивность сегодняшней наукометрии.

3. Копирайт как препятствие свободному научному творчеству. Невозможно на свое усмотрение публиковать, например, Пикассо и

Матисса. Террор со стороны агенств по авторским правам. Приходится отстаивать собственный копирайт. Гоген выходит в лидеры.

4. Полуюридическая терминология: услуга, блага, товар, новые таможенные правила, 44-й закон, страхование, транспорт и т.д. — нужна поддержка юристов РАН, мы активно обсуждаем это на юридических конгрессах, но этого мало. Проблемы и юридические и философские.

5. Оценка и понимание различия документации научной и документации юридически складской, компьютерные протоколы.

6. Создание хранилищ «вспомогательных» материалов, особенно — археологических, специфика их учета, недопустимость торговли ими.

7. Роль музея как полигона для новейших технологий и инноваций — маркировка (вместе с военными), коммуникации, связь 5j . изображения 8HD, определение по лицам и т.д. Все делаем, но без РАН, с другими.

Практическая и теоретическая проблема — связь традиций с инновациями. рождение инноваций как развитие традиций. Русский павильон в Венеции на Биеннале современного искусства вызвал шок. Музей диктует моду.

Нам необходимо признание и понимание специфики гуманитарных наук. Даже при переводе на цифру это — не арифметика, а высшая математика и мистика (как у Пифагора).

Не забудем что Александрийский Мусейон и Кунсткамеры — источник и родина всех наук и Академии наук как учреждения.

Нашим девизом могут стать слова Блока: имя Пушкинского Дома в Академии наук.

Приглашаю всех на выставку «Искусственный интеллект и диалог культур» — от Константина Новоселова до Девушек из Саудии.

 (jpg, 95 Kб)

Доклад «Информация по актуальным проблемам сохранения и презентации археологического наследия и вопросам развития музейного дела (взаимодействие с Российской академией наук)».

Докладчик — Николай Павлович Овсиенко, заместитель министра культуры РФ.

 

Нормативная база:

- Европейская конвенция об охране археологического наследия ETS№ 143 (пересмотренная). Валлетта, 16 января 1992 года.

- Федеральный закон от 25.06.2002 № 73-ФЗ (ред. от 21.02.2019) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее — Закон № 73-ФЗ).

- Федеральный закон от 26.05.1996 № 54-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации».

- Постановление Правительства РФ от 20.02.2014 № 127 (ред. от 17.06.2017) «Об утверждении Правил выдачи, приостановления и

прекращения действия разрешений (открытых листов) на проведение работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия» (далее —Правила выдачи открытых листов).

- Постановление Правительства РФ от 15.07.2009 № 569 (ред. от 27.04.2017) «Об утверждении Положения о государственной историко-культурной экспертизе».

- Положение о Государственном каталоге. Утверждено приказом Минкультуры России от 01.12.2017 № 2012 (зарегистрирован в Минюсте России 08.11.2018 №52642.

 

Основные направления совместной деятельности с РАН 

1. Направление: выдача разрешений (открытых листов) на проведение работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия. Основание: Закон № 73-ФЗ, Правила выдачи листов. С 2014 года удвоили выдачу открытых листов, с 2018 года — в электронном виде через Госуслуги. 

2. Направление: оптимизация порядка проведения государственной

историко-культурной экспертизы земельных участков, подлежащих хозяйственному освоению. С мая 2018 года увеличено количество заседаний аттестационной комиссии в области — аттестовано 278 экспертов. Основание: Федеральный закон от 03.08.2018 № 342-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», поручение заместителя председателя Правительства Российской Федерации В.Л. Мутко от 14.12.2018 № ВМ-П9-8992.

3. Направление: Совершенствование порядка и условий проведения археологических изысканий на территории исторических поселений. В 2018 году выдано 21 разрешение (открытые листы) на проведение археологических полевых работ на территории исторических поселений г. Севастополь, Шуя и др. Основание: подпункты «б» и «в» пункта 2 Перечня поручений Президента Российской Федерации по итогам встречи с участниками Форума малых городов и исторических поселений 17 января 2018 г. от 23 февраля 2018 г. № Пр-327.

4. Направление: актуализации Сборника цен на научно-проектные работы по памятникам истории и культуры (далее — СЦНРП-91) в части проведения археологических полевых работ. Утвержден план мероприятий (дорожная карта). Основание: протокольное поручение Д.Н. Козака, включенного в перечень поручений Президента Российской Федерации и Правительства

Российской Федерации по градостроительной деятельности и развитию ЖКХ в связи с обращением члена Совета Федерации Российской Федерации С.Е.Рыбакова и направленного письмом Аппарата Правительства Российской Федерации от 05.12.2017 № П9-64017.

5. Направление: предотвращение любых незаконных раскопок или изъятие археологических предметов из мест их залегания. Основание: Европейская конвенция об охране археологического наследия ETS№ 143 (пересмотренная) — Валлетта, 16 января 1992 года. Закон № 73-ФЗ. Федеральный закон от 23.07.2013 № 245-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пресечения незаконной деятельности в области археологии».

6. Направление: создание сети специализированных фондохранилищ для археологических материалов. Поддержан проект краеведческого музея с фондохранилищем. Основание: поручение Президента Российской Федерации от 04.02.2018 №Пр-191.

7. Направление: сохранения подводного археологического наследия. Основание: рекомендации, подготовленные по результатам заседания выездного «круглого стола» Комитета по культуре Государственной Думы федерального Собрания Российской Федерации на тему «Законодательное регулирование сохранения подводного археологического наследия» в г.Севастополь (17.09.2018).

8. Направление: создание музейно-исследовательского кластера в г.Керчи, определены первоочередные мероприятия. Основание: поручение Правительства Российской Федерации от 7.10.18 № ДК-П16-6720 от 10.10.2018 № ДК-П16-6832.

9. Направление: создание подземного музейного комплекса на территории Московского Кремля. Основание: поручение Президента Российской Федерации от 06.05.2018 № Пр-777.

10. Направление: учет археологических предметов в составе Музейного фонда Российской Федерации. Основание: Федеральный закон от 26.05.1996 № 54-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации».

Информационная справка по направлениям

1. Выдача разрешений (открытых листов) на проведение работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия.

Разрешения (открытые листы) на проведение работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия выдаются Министерством культуры Российской Федерации на основании заключения Российской академии наук о целесообразности проведения археологических полевых работ определенного вида в соответствии с заявленными целями, задачами, объемом и методами исследования.

Актуальным вопросом остается внесение изменений в Федеральный закон от 26.05.1996 № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» (далее — Закон № 54-ФЗ) и разработке нормативных правовых актов в сфере музейного дела. Разработка и принятие нормативных правовых актов в обеспечение норм Закона № 54-ФЗ осуществляется последовательно в соответствии с планом, утвержденным Правительством Российской Федерации.

Согласно плану Единые правила организации комплектования, учета, хранения и использования музейных предметов и музейных коллекций могут быть приняты исключительно после утверждения Положения о Музейном фонде Российской Федерации и Положения о Государственном каталоге Музейного фонда Российской Федерации.

Положение о Государственном каталоге утверждено приказом Минкультуры России от 01.12.2017 № 2012 (зарегистрирован в Минюсте России 08.11.2018 № 52642). Положение о Музейном фонде Российской Федерации находится на регистрации в Минюсте России (письмо Минкультуры России от 04.03.2019 № 3080-01.1-51-AM).

Проработка вопроса специфики учета археологического материала, в том числе отнесения предметов научно-вспомогательного фонда к Музейному фонду, проводится также на площадке Комитета по культуре Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации с участием представителей археологического и музейного профессиональных сообществ.

Справочно: совместные проекты по сохранению объектов археологического наследия

При поддержке Минкультуры России летом 2018 г. проведена комплексная археолого-географическая экспедиция по исследованию уникального объекта культурного наследия «Курган Туннуг-1», расположенного в знаменитой «Долине Царей» Республики Тыва. Археологические раскопки проводились совместной экспедицией Института истории материальной культуры РАН и волонтеров Русского Географического Общества. Полученный в результате раскопок археологический материал затрагивает широкий временной ареал от средней бронзы до Средневековья и позволил ученым сделать интересные научные выводы о ранней истории данной территории.

РВИО поддерживает военно-археологические экспедиции.

 (jpg, 75 Kб)

2.3. «Академические архивы — хранители исторической памяти России».

Докладчик — доктор исторических наук Ирина Владимировна Тункина, директор Санкт-Петербургского филиала Архива РАН.

Академические архивы — хранители исторической памяти России.

За свою почти 300-летнюю историю и 210 лет пребывания в Санкт- Петербурге-Петрограде-Ленинграде Академия наук собрала богатейшие документальные материалы по истории отечественной и мировой науки и культуры объемом около 2 млн 200 тыс. ед. хр. Они отложились в фондах первого научного архива России — Архива Российской академии наук и научно-отраслевых архивах институтов Отделения историко-филологических наук РАН. Это документальное наследие является исторически и органически сложившимся и неделимым уникальным документальным комплексом, входящим в Архивный фонд Российской Федерации.

Трудами академиков XVIII-XX вв. история как область гуманитарного знания и ее субдисциплины — отечественная и всеобщая история, археология, нумизматика, эпиграфика, этнография, фольклористика, историография, источниковедение, архивоведение, археография, текстология, кодикология и др. — стали науками.

100-летие назад именно академики способствовали созданию архивной службы страны и централизации архивного дела. В революционное и послереволюционное время сотрудники Академии наук занимались спасением государственных и частных архивов, библиотек, художественных собраний.

Через десятилетие хранение документов государственной важности стало предлогом для развязывания советскими властями «академического дела» (1929-1931) и поводом к принудительной передаче собранных Академией наук архивных фондов в государственные архивы.

Архив РАН— первый научный архив России, крупнейший государственный ведомственный архив.

Архив Аптекарского приказа/Аптекарской канцелярии (с 1707 г.), Архив Канцелярии (1724-1803), Архив Конференции (1725-1922), Архив Правления (1803-1927), архив ОРЯС (1841-1922), Императорской Санкт- Петербургской АН (1724-1922), Архив Российской АН (1922-1925), Архив АН СССР (1925-1963), Ленинградское отделение Архива АН СССР (1963-1991), Санкт-Петербургский филиал Архива РАН (с 1991).

Уникальные документы по истории мировой фундаментальной науки были сохранены многими поколениями наших предшественников вопреки всем историческим катаклизмам, включая мировые войны, революции и блокаду Ленинграда. Архив АН пережил три эвакуации (1812, 1917, 1941) и три реэвакуации (1913, 1921, 1945), не потеряв ни одного документа.

Сегодня СПбФ АРАН выполняет функции Исторического архива отечественной науки XVIII-первой трети XX вв. (до перевода АН СССР в Москву в 1934 г.) и регионального архива РАН в Санкт-Петербурге.

Академический архив хранит рукописи и личные фонды зарубежных и отечественных ученых XV-XX вв. Региомонтана, Тихо де Браге, И. Кеплера, Л. Эйлера, М.В. Ломоносова, И.П. Кулибина, П.С. Палласа, К.М. Бэра, И.Ф. Крузенштерна, Ф.П. Литке, Н.Н. Миклухо-Маклая, В.В. Докучаева, А.М. Бутлерова, И.П. Павлова, А.А. Шахматова, М.М. Ковалевского, В.В. Бартольда, П.Н. Лебедева, А.Ф. Иоффе, В.А. Стеклова, А.Н. Крылова, А.А. Ухтомского.

На 1 января 2019 г. СПбФ АРАН хранит 798 фондов (203 фонда учреждений, 595 личных фондов) и 16 разрядов (коллекций), 490 330 дел за XV-XXI вв., количество выявленных особо ценных дел — 263201 ед. хр.

К уникальным документам относятся рукописи общегосударственного значения, важнейшие источники по истории России. Среди них коронационный альбом Елизаветы Петровны с описанием церемонии коронации 25 апреля 1742 г., принадлежавший самой императрице, присланный из Правительствующего Сената в АН для подготовки издания описания коронации на русском, немецком, французском и латинском языках.

Рукопись помещена в деревянный футляр, обтянутый светлозеленым бархатом, с бронзовыми застежками (208 листов на тряпичной бумаге с цветными иллюстрациями — 89 рисунков, 7 планов, 1 гравюра).

Рисунки зафиксировали ценнейшие исторические детали — уникальным является изображение государственного меча (утрачен), государственной печати, государственного знамени, большой императорской короны, вид Грановитой палаты и пр. — Государственный мечь, печать, знамя.

Большая императорская корона изготовлена в 1730 г. как точная копия короны византийских императоров из двух полушарий, символизировавших разделение Римской империи на Западную и Восточную. Подверглась существенной переделке при Екатерине II.

Уникальным является изображение «августовой крабицы» — сосуда, вероятно, западноевропейской работы. Согласно поздней легенде, он принадлежал римскому императору Октавиану Августу, который использовался для помазания на царство. Утрачен после Октября 1917 г.

Церемония коронации, отправленная в соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы — Вид в перспективе Успенской соборной церкви и перед оной площади и прочему строению.

«Хранилище законов». Бронзовый позолоченный ларец (ковчег) работы Эдма Гастеклу (1776) по рисункам русского художника Гавриила Козлова для хранения подлинной рукописи «Наказа» императрицы Екатерины II, данного Комиссии по составлению проекта нового Уложения (свода законов) в 1767 г. Рукопись поступила в Архив Канцелярии через графа В.Е. Орлова. На л. 239 рукой императрицы надпись: «В академии хранить с прочими». С 1890 по 1929 гг. ларец с наказом хранился в Малом конференц-зале Императорской Санкт-Петербургской Академии наук.

Первое издание Наказа Екатерины II было предпринято Академией наук в 1770 г. не только на французском, но и на русском, английском, немецком, латинском, голландском, итальянском, греческом и польском языках.

Критическое академическое издание с учетом всех списков, хранящихся в АН, Имп. Публичной библиотеке, Государственном архиве было осуществлено Н.Д. Чечулиным по инициативе акад. А.С. Лаппо-Данилевского в начале XX в.

СПбФ АРАН сочетает фундаментальные исследования по гуманитарным наукам с разработками в области естественных наук, связанными с охраной памятников культурного наследия. Это головной архивно-методический и реставрационный центр в системе архивов академических учреждений Санкт- Петербурга. Ежегодно архив представляет документы для исследований ученым из 60 стран мира. С оцифрованными описями, базами данных, электронными выставками можно ознакомится в сети интернет.

Оцифрованные описи фондов СПбФ АРАН доступны в информационной системе «Архивы Российской Академии наук» на сайте Архива РАН . ЭБД «Ломоносов и Ломосовиана в СПбФ АРАН» и выставка к 300-летию начала экспедиции Д.Г. Мессеришидта в Сибирь

Из-за отсутствия места в архивохранилищах архив не комплектуется фондами учреждений АН от 70 до 100 лет.

С начала 2000-х гг. вице-президент Ж.И. Алферов, руководство и члены ОИФН РАН подняли вопрос о необходимости строительства нового здания для СПбФ АРАН площадью 20 тыс. кв. м с вместимостью архивохранилищ не менее 2 млн. ед. хр. с учетом необходимого комплектования документами текущего делопроизводства академических учреждений Санкт-Петербурга и личными фондами ученых.

Постановлением Правительства РФ от 18 сентября 2014 г. № 956 строительство включено в ФАИП со сметной стоимостью ок. 2,4 млрд руб.

Строительство нового здания СПбФ АРАН на Киевской ул. , участок 4 (юго-восточнее пересечения Киевской улицы и Заозерной улицы, 500 м от Московского пр., метро Фрунзенская). Площадь здания 18 тыс. кв. м. Ввод в эксплуатацию 1-й очереди — декабрь 2019 г., второй — 2020 г. Новое здание СПбФ АРАН: атриум, хранилища предметов и особо ценных дел. Новое здание СПбФ АРАН: читальный зал, монтаж систем кондиционирования, хранилища живописи и графики.

С начала 1930-х гг. в Ленинграде сложилась структура научно-отраслевых архивов Академии наук с постоянным составом документов.

Научно-отраслевые архивы Санкт-Петербурга

1. Институт истории материальной культуры РАН (осн. в 1859 г. как Императорская Археологическая комиссия. Научный архив): в Рукописном (осн. в 1919 г.) и Фотоархиве (осн. 1918 г.) сосредоточены богатейшие документы по археологии России и других стран мира, охране памятников истории и культуры — 693 823 ед. хр., из них: Рукописный архив 76 659 дел (109 фондов), Фотоархив 617 164 дел (79 фондов)

2. Институт русской литературы (Пушкинский дом) (осн. в 1905 г., с 1918 г. в составе РАН): 452 817 ед. хр. Рукописный отдел (осн. в 1906 г.): исключительный по богатству комплекс документов по истории новой русской литературы XVIII-XX вв. (302 817 ед. хр., 60 фондов учреждений, 900 личных фондов, в том числе Пушкинский фонд (Постановлением СНК СССР (1938 г.) и решением Президиума АН СССР (1948 г.) почти все пушкинское рукописное наследие было сосредоточено в Пушкинском Доме).

Древлехранилище им. В.И. Малышева (осн. в 1949 г.): коллекции древнерусских рукописей и старопечатных книг XII-XX вв., ок. 12 тыс. ед. хр.

Фонограммархив Отдела русского фольклора (с 1938 г. в составе ИРЛИ)

— одно из ведущих этномузыковедческих хранилищ страны, единственное в России энциклопедическое собрание звуковых образцов из коллекций отечественного народоведения. 150 тыс. ед. хр. 1890-2010-х гг.

3. Санкт-Петербургский институт истории РАН (осн. в 1834 г. как Императорская Археографическая комиссия, с 1922 г. в ведении РАН. Научно-исторический архив осн. в 1936 г.):

Русская секция: материалы, собранные Археографической экспедицией и комиссией в XIX-начале XX в., в том числе фонды центральных и местных институтов государственной власти и управления, поместно-вотчинные и личные фонды XIII-XX вв. (325 фондов и коллекций, 165 463 ед. хр.)

Западноевропейская секция: коллекции западноевропейских актов и документов VI-XX вв., основу которых составило собрание акад. Н.П.

Лихачева (84 фонда и коллекции, 27 787 ед. хр.)

4. Институт восточных рукописей РАН (осн. в 1818 г. как Азиатский

музей Петербургской АН): 186 733 ед. хр.

Отдел рукописей и документов (с 1918 г. Азиатский архив, с 1950 г. - Сектор рукописей и документов, с 1955 г. — ЛОИВ АН СССР) : крупнейшее в мире специализированное хранилище восточных рукописей на живых и мертвых языках X в. до н.э.-ХХ вв. (ок. 90 тыс. единиц хранения);

Архив востоковедов (с 1937 г.): 176 личных фондов, 60 тыс. ед. хр. XVI- XX вв. (документы по истории востоковедения).

5. Научный архив Музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН

(осн. 1714, архив основан в 1946 г.): документы МАЭ РАН, Педагогического института народов Севера и 39 личных фондов с материалами по этнографии, археологии и антропологии (46 фондов и коллекций, 10512 ед. хр., 1719—2010- е гг.).

6. Научно-исследовательский отдел рукописей Библиотеки РАН (осн. 1714, Рукописный отдел основан в 1901 г.): пергаменные рукописи, рукописные книги на славянских, греческом, латинском и других европейских языках VIII— XX в. и единичные личные фонды исследователей древнерусской письменности (19600 ед. хр.).

Академия наук до реформы РАН 2013 г. была единственным федеральным ведомством РФ, наделенным государственными полномочиями по постоянному хранению, комплектованию, учету и использованию документов Архивного фонда РФ (такого права лишены Минобороны, МИД, ФСБ и другие министерства). Право постоянного хранения документов было закреплено в законе «Об архивном деле в Российской Федерации» (№ 125-ФЗ) и во всех Уставах АН СССР/РАН.

Принятие закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 27.09.2013 № 253-ФЗ разрушило архивную систему РАН, de jure лишив институты права постоянного хранения документов из-за отделения академии от собиравшихся веками архивных коллекций.

23 мая 2016 г. был принят № 149-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов РФ», внесший изменения в ст. 21 ч. 4 «Об архивном деле в РФ» — слова «организации РАН» были заменены словами «научные организации, включенные в перечень, который утверждается Правительством РФ».

Ст. 21 п. 4 125-ФЗ «Об архивном деле в РФ» налагает прямой запрет Архиву РАН, научно-отраслевым архивам институтов и научных центров РАН на комплектование фондами учреждений и организаций. «Государственным... организациям запрещается передавать образовавшиеся в процессе их деятельности документы Архивного фонда РФ в... научные организации, включенные в перечень, который утверждается Правительством Российской Федерации».

В отличие от остальных 17 организаций, включенных Перечень, ФГБУН Архив РАН является не только НИИ, но и государственным ведомственным архивом федерального уровня с постоянным составом документов на протяжении 300 лет, поэтому необходимо внесение изменений в №125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации».

Архивные собрания РАН имеют непреходящее мировое научное и

историко-культурное значение, огромную материальную ценность. Они представляют собой основную источниковую базу трудов по истории мировой науки и многих направлений историко-филологических исследований, т.к. изучение и введение в научный оборот источников на русском, европейских и восточных языках (с X века до н.э. по настоящее время) остается главным направлением их деятельности. На документальной основе созданы многие классические субцисциплины отечественной науки (к примеру, в литературоведении —пушкиноведение), изданы памятники древнерусской письменности и академические собрания сочинений русских писателей и ученых, дешифрованы мертвые языки, развиты редчайшие специальности востоковедения.

Специфика хранящихся документов подразумевает работу с ними не просто архивистов, но и профессиональных историков, филологов и литературоведов с соответствующими знаниями иностранных языков, включая «мертвые», а также специалистов в области палеографии, источниковедения и археографии русских, западноевропейских и восточных документов Средневековья и Нового времени. По своему научному значению старейшие академические архивы Санкт-Петербурга, собранные и сохраненные трудами российских ученых на протяжении трех веков, сравнимы лишь с двумя-тремя аналогичными собраниями в мире.

Архивы имеют большое практическое значение, в том числе социально- правовое, обеспечивая юридическое подтверждение правопреемственности Императорской Санкт-Петербургской-Всесоюзной-Российской АН (права на землю, здания и имущество, интеллектуальную собственность, патентные и авторские права и др.). Академические архивы обеспечивают функционирование системы социальной защиты сотрудников РАН, документально подтверждая их право на пенсионное обеспечение.

Минобрнауки при планировании госзадания не учитывает потребности архивов РАН как хранилищ исторических памятников, как учреждений уникального комплексного характера, сочетающих исследовательские и хранительские функции. Необходимо выделение средств на оформительские материалы, реставрацию документов и создание страхового фонда документов на случай войн и чрезвычайных ситуаций, предусмотренных законом.

В новом здании СПбФ АРАН необходимо создать Центр коллективного пользования «Консервация, реставрация и микрофильмирование архивных документов» для всех учреждений РАН Санкт-Петербурга, осуществляющих постоянное хранение документов. Предварительно выявленный объем особо ценных дел —86 127 602 л. или 172 255 204 стр. Стоимость оборудования ЦКП для создания страхового фонда особо ценных документов — 1,81 млн евро.

В современных реалиях Россия не потеряет собственную гуманитарную науку только при условии, если она сможет сохранить научные архивы, адекватно их описать и использовать гигантский объем научной информации, собранной учеными РАН за три века.

В преддверии 300-летнего юбилея РАН одна из главных задач академических архивов — популяризация для широкой общественности деятельности Академии наук как общероссийского центра науки и культуры в исторической ретроспективе, пропаганда фундаментальных ценностей науки в доступном и современном мультимедийном и интерактивном формате через сеть Интернет, в научных и научно-популярных изданиях и на выставках подлинных документов.

Этой цели служит Проект создания Информационно-экспозиционного центра «Академическая наука в Санкт-Петербурге» в старом здании архива по Университетской наб., д. 1.

Главная задача центра — популяризация деятельности Академии наук как общероссийского центра науки и культуры в XVIII-XX вв., пропаганда фундаментальных ценностей науки как социального института. На документальной базе экспозиция представит историю АН во всем ее блеске, расскажет о вкладе академических ученых в мировую науку, о значении фундаментальных исследований для экономического развития страны, роста ее военного могущества, укрепления политического и международного престижа.

С переездом в новое здание СПбФ АРАН и грядущим 300-летием академические архивисты связывают надежды на лучшее будущее своих учреждений.

 (jpg, 92 Kб)

Доктор филологических наук Дарья Сергеевна Московская — заместитель директора Института мировой литературы им. A.M. Горького РАН.

Институт мировой литературы им. A.M. Горького РАН — крупнейшее в мире литературоведческое научное учреждение. Оно соединяет в себе свойства академической институции, архивохранилища и литературно-мемориального музея. На Малой Никитской улице находится структурное подразделение ИМЛИ — Музей-квартира A.M. Горького. На Поварской улице — литературно-художественная экспозиция к биографии Горького, и Архив A.M. Горького.

Именно на их базе в 1932 г. решением Правительства СССР и согласно замыслу самого Горького был создан Институт как «Сорбонна литературоведения» по изучению мировых литератур. Музейно-архивные подразделения составили источниковую базу ИМЛИ по изучению истории русской и мировой литературы.

Музей Горького — это уникальный архитектурный памятник в стиле модерн, вошедший во все мировые учебники по архитектуре эпохи — особняк старообрядческого семейства Рябушинских работы Ф.О. Шехтеля. Наверное, нет в мире специализированного справочника, где не помещалась бы фотография интерьерной доминанты нашего музея — мраморной лестницы-волны со светильником-медузой. Музей — это и постоянная учебная площадка для просветительских проектов.

Фонды Музея Горького — это живописная коллекция Горького с произведениями М.В. Нестерова, В.А. Серова, Б.М. Кустодиева, В.Д. Поленова, И.И. Бродского, Б.Д. Григорьева, П.Д. Корина, С.Т. Коненкова, А.Н. и Н.А. Бенуа, В.И Мухиной и многих других. Особую ценность представляют последняя библиотека писателя (12000 томов) с оригинальными пометами и дарственными надписями (которые — гаснут).

Архив A.M. Горького — самый крупный личный архив писателя XX в. насчитывает 106.856 ед. хр. Здесь отложились творческие документы и переписка корреспондентов — Льва Толстого, Чехова, Станиславского. Бунина, Л. Андреева, Шмелева, Куприна, Мережковского, Шаляпина, Ходасевича, Цветаевой, Ленина, Сталина, Луначарского. Здесь хранятся автографы крупнейших деятелей мировой культуры: Кнута Гамсуна, Герберта Уэллса, Бернарда Шоу, Джона Голсуорси, Теодора Драйзера (недавно найден автограф неизвестного произведения Драйзера), Ромена Роллана, Стефана Цвейга, Томаса и Генриха Маннов, Леона Фейхвангера и мн. др.

Отдел рукописей ИМЛИ укомплектован документами, датируемыми с 1700 по 2016 г. Это — 640 рукописных фондов, свыше 120 000 ед. хр., около 100 000 негативов фотодокументов XIX-XXв. Среди важнейших рукописных корпусов зарубежных писателей здесь — личные фонды М. Андерсена-Нексе, Б. Брехта, К. Гамсуна, А. Мальро, Э. Мюзама, Л. Фейхтвангера, С. Цвейга и др.

У нас отложилось либо практически полностью, либо по бо́льшей части архивное наследие таких классиков, как, скажем, Есенин, Платонов, А.Н. Толстой, к особо ценным относятся архивы Хлебникова, В. Маяковского, О. Мандельштама, М. Шолохова, где хранится уникальный документ: черновики рукописи «Тихого Дона», вокруг которого долго не утихали страсти...

Эти фонды — основа для создания академических научных собраний сочинений писателей-классиков и томов фундаментальной академической серии «Литературное наследство».

Освоение и использование этой части культурного наследия могло бы быть существенно выше, если бы не проблемы, с которыми Институт столкнулся, и которые требуют системного решения.

Так, в прошлом году праздновался юбилей Горького. И мы приложили очень большие усилия, чтобы, с учетом этой даты, изыскать ресурсы для обеспечения реставрации Музея, который в ней более чем нуждается. Но ни одна из череды наших заявок на участие в гос. целевой программе «Культура России» не была поддержана. Причина ясна: мы не являемся подведомственной организацией Министерства культуры РФ.

Музейная и архивная деятельность ИМЛИ как института РАН, обладающего правом постоянного хранения архивного фонда РФ, сейчас не включается в госзадание. Мы видим ясную потребность в реставрации особо ценных документов, и в оцифровке рукописей для предоставления к ним доступа широкому кругу исследователей.

На повестке дня стоит задача укрепления материально-технической базы музейно-архивных подразделений институтов РАН, и мы ходатайствуем о том, чтобы государственные целевые программы, реализуемые Министерством культуры РФ, распространились бы и на Институты РАН с соответствующими подразделениями. Мы ходатайствует о выделении целевых бюджетных средств на проведение архитектурных реставрационных работ; на реставрацию рукописей; на обновление музейно-архивного оборудования; на оцифровку уникальных архивных материалов и создание электронных ресурсов для удаленного доступа исследователей к архивным первоисточникам.

 (jpg, 102 Kб)

Доктор филологических наук Валентин Вадимович Головин — директор Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН.


Миссия Пушкинского Дома, как института трансляции культурной памяти, должна определяться как задачами, поставленными при его основании – хранение, изучение и публикация памятников русской литературы и фольклора, так и задачами, определяемыми современными культурными и научными процессами. В фондовых отделах работает треть сотрудников института и честно говоря, это никак не учитывается при планировании и отчетности в Минобрнауке.

ИРЛИ РАН – исключительное детище Академии наук. В 1918 г. постановлением Конференции Российской Академии наук Пушкинский Дом как «национальный музей особого типа» получил статус собственно академического учреждения.

Мы обязаны сохранять это уставное положение. 1905 – 1907 гг. мы получали от Императорской Академии наук 16 тыс. ежегодно. Тогда же получили 10 тысяч золотых рублей единовременно и по 6 тысяч ежегодно только на пополнение пушкинской коллекции. 1917-1921 – сотрудники собрали огромное количество рукописей и предметов, которые были, по большому счету, бесхозными. Только одно пополнение тех лет – уникальная коллекция предметов и рукописей М.Ю.Лермонтова, насчитывающая сотни единиц хранения. И за это сотрудники получили не только благодарность потомков, но и долгие сроки лагерей.

В настоящий момент дарение в ИРЛИ РАН составляет 70 процентов. 30 – это наши фандрайзинговые средства, исчисляемые миллионами. В отличие от музеев Министерства культуры мы не имеем ни копейки на покупку музейных артефактов и рукописей.

Тем не менее, только за последний год наши коллекции пополнились рукописями Павла I, Гете, А.Ремизова, перепиской Зощенко. Требует палеографической экспертизы и атрибуции Туркманчайский договор на персидском языке. В Литературный музей поступила уникальная графика Кустодиева, Петрова-Водкина, Верещагина.

В настоящий момент в состав ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН входят.

Рукописный отдел – 940 фондов, 303995 ед.хр. Ежегодное пополнение до 30 фондов.

Основная проблема РО – мы получаем больше, чем можем обработать, поэтому идет задержка с презентацией архива в сети. Сотрудники вне плана и вне госзадания из понимания сложности проблемы разбирают архивы.

Древлехранилище - 9667 ед.хр. Ежегодное пополнение до 20-30 единиц.

Уникальные последние поступления – вятский архив старообрядцев-филлиповцев, от начала XIX века до сегодняшнего дня.

Литературный музей - 128375 единиц хранения основного фонда; 203320 научно-вспомогательного. Ежегодное пополнение 100 и более единиц хранения.

Фонограммархив – 8000 фоноваликов, 12 ед. тыс. магнитных носителей. Пополнение до 50 валиков и 100-200 ед. магнитных носителей.

Библиотека. 625635 ед. хр. Мемориальные библиотеки А.Н. Островского, А.А. Блока, Ф. Сологуба. Поступления – до 1.5. тыс.

С библиотеками Министерство науки и образования явно находится в кризисном состоянии. Учитывая, что институт входит в число особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации как уникальное учреждение науки и тот факт, что у БАН и ИРЛИ один учредитель (Минобрнаука), я считаю, что надо вернуть библиотеку в лоно ИРЛИ, тем более что комплектование на 95% наше и библиотека в нашем здании. Публичный характер библиотеки будет сохранен.

Только за последний год наши коллекции пополнились рукописями Павла I, Гете, А.Ремизова, перепиской Зощенко. Требует палеографической экспертизы и атрибуции Туркманчайский договор на персидском языке. В Литературный музей поступила уникальная графика Кустодиева, Петрова-Водкина, Верещагина.

Основные проблемы как у всех – от помещений до реставрации и современной системы охраны. Все средства, которые мы получили, как институт первой категории мы тратим на пожарную безопасность наших фондов, хотя и система кондиционирования, которая оптимально работает, переработала свой срок эксплуатации.

Основные проблемы.

У нас нет и не будет иерархии деятельности. И пополнение коллекций, и их хранение одинаково значимо с выпуском научных трудов, академических собраний и статей в рейтинговых журналах. Вместе с тем, даже такая функция института, как хранение и экспонирование коллекций не входят в Государственное задание и никак не финансируется. Финансирование данных и других задач решаются исключительно через внебюджетную, грантовую и спонсорскую деятельность. Вместе с тем, в настоящее время возникла острейшая потребность о включении в штат институтов реставраторов и оборудования реставрационных мастерских (одна из первоочередных задач – проведение очистки от плесени и консервация фотографий), необходимы средства для оснащения помещений хранения техникой, улавливающей пыль, споры грибка в воздухе и поддержания безопасных условий хранения документов. Необходимо техническое оборудование для хранения, реставрации, оцифровки, работы со звуком. Актуальной задачей является выделение дополнительных помещений-хранилищ. Институт за последние годы значительно пополнил свои коллекции, но минимальное количество средств для закупки уникальных документов также необходимо. Насколько нам известно, одна из причин – проблема межведомственного финансирования, когда Министерство культуры России не рассматривает для себя возможности обеспечивать деятельность по хранению для фондов и коллекций институтов, не входящих в его подчинение. Чтобы разрешить данную кризисную проблему мы просим обсудить возможность ежегодного финансирования фондовой, реставрационной и выставочной деятельности через целевые программы.

Исходя из вышеизложенного, мы предлагаем внести в проект постановления Президиума РАН следующие пункты. 

1.В целях повышения эффективности фундаментальных исследований, рационального использования источниковедческой базы, восстановления существовавших ранее научно-источниковедческих комплексов (институтов и библиотек), а также в связи с необходимостью упрощения арендно-хозяйственных отношений институтов с Библиотекой Академии наук — ходатайствовать перед руководством Министерства науки и образования РФ о передаче библиотек Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН (особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации), а также других гуманитарных институтов РАН г. Санкт-Петербурга, библиотеки которых находятся на территории институтов, — из Библиотеки Академии наук на баланс соответствующих институтов с передачей всех существующих ставок сотрудников.

2. Рассмотреть вопрос о целевом финансировании учетно-хранительской, экспозиционной и реставрационной деятельности институтов РАН.

3.Ходатайствовать перед Министерством науки и образования РФ о финансировании Институтов РАН, имеющих музеи, через Целевые программы Министерства культуры РФ.

 

 

Заключительное слово академика РАН Александра Михайловича Сергеева.

Вопрос с архивами и музеями постоянно обсуждается РАН с инстанциями, особенно в связи с предстоящим празднованием 300-летия Российской академии наук — эти вопросы ставим и будем ставить перед властью. В ходе сегодняшнего обсуждения поступило много предложений, многие из них, конечно, нужно учесть в решении. Есть важный дискуссионный вопрос: есть музеи, в которых ведется научная деятельность, т.е. там тоже работают научные сотрудники, как я понял из выступления Михаила Борисовича судьба этих научных подразделений в музеях не очень простая. С другой стороны, есть академические институты, в составе которых есть музейные коллекции — то есть основной профиль работы это наука, но в тоже самое время есть коллекции, это часть такого же музейного дела.

Напрашивается сравнение, например, с тем, как устроена медицинская наука. Медицинская наука есть в Минздраве — там есть крупные лечебные заведения, в которых ведутся научные исследования, и есть даже отдельные научные институты; и в академической системе тоже есть научные институты. Наверное, мы, действительно, должны перед Министерством культуры поставить вопрос о правильном взаимодействии, потому что и то, и другое, безусловно, имеет смысл.

Если у нас есть большой серьёзный музей, то как при нём не быть научному подразделению? С другой стороны, мы, действительно, должны для нашей собственной академической науки иметь возможность организации музейной деятельности. Ясно, что это должно решаться взаимодействием двух министерств. И очень хорошее предложение прозвучало о том, что Академия наук по своему положению, как организация, которая осуществляет научно-методическое руководство, должна быть медиатором такого взаимодействия.

Относительно юридического вопроса о авторских правах, который поднимал Михаил Борисович, мы это обязательно вставим в проект решения, поручим академику Талии Ярулловне Хабриевой, чтобы она посмотрела точность формулировки.

Очень интересно появление в музеях современной исследовательской аппаратуры и тех инструментов, которые необходимы нам для академических институтов. Нужно оставить в проекте решения вопрос о создании страховых фондов — ещё раз хочу поблагодарить Ирину Владимировну за постановку этого вопроса. Мы в последнее время встречаемся с руководителями, которые могут повлиять на этот вопрос. Недавно, например, во время визита в Санкт-Петербург у нас был разговор с Александром Дмитриевичем Бегловым, который очень внимательно отнесся к этой нашей просьбе. Мы ожидаем его приезд в Архив РАН и поставили вопрос о том, что то, что касается академических архивов, мы бы хотели, чтобы это было под его пристальным вниманием. И, может быть, стоит создать даже какой-то Попечительский Фонд академических архивов — Попечительские Фонды крупных музеев существуют, а в отношении наших архивов их нет. Мы собрали предложения академических питерских институтов — что можно было бы купить для того, чтобы эту работу поставить. Вносим это в решение.

Ну и про современный вопрос о гуманизации искусственного интеллекта и цифровой культуры, что затронул Михаил Борисович. Мне кажется, это дело Академии наук, потому что это очень новое. Когда мы говорим об искусственном интеллекте, мы обычно, прежде всего, подразумеваем решение каких-то вопросов, связанных с техническими процессами, с управлением. Но, с другой стороны, понятно, что если появляется искусственный интеллект, который может творить за пределами той программы которые разработчики внесли в него, то там появляется возможность и художественного творчества. Эти вопросы с академической точки зрения нуждаются в осмыслении: что это такое — это новый тип культуры? Есть ли здесь какие-то опасности взаимодействия с нашим творческим началом? Может быть, поговорить с нашими Фондами, с РФФИ — ведь очень интересная новая тематика! И также у нас будут с будущего года новые программы Президиума РАН — может быть сформулировать интересный проект крупный в этих программах?

Александр Оганович отметил важный момент по постсоветскому пространству. Последнее время мы много внимания уделяем тому, чтобы наше научное влияние возвращалось на территории постсоветского пространства, особенно в регионах, которые становятся для нас все более открытыми, причем, с их стороны даже формулируются просьбы и предложения. В частности, мы на прошлой неделе были в Азербайджане и увидели — настолько проявлен большой интерес, большое желание возвращения российской науки, Российской академии наук. Нам готовы предоставить очень широкие возможности, причем не только со стороны республиканской Академии, но это прозвучало и со стороны руководства страны — нашу науку там ждут. А что касается гуманитарных наук, это тоже необходимо: это и русский мир, и сохранение русского научного языка на постсоветском пространстве.

Коллеги, у нас есть неделя, чтобы скорректировать проект решения — присылайте предложения и замечания.


В обсуждении докладов выступили:

член-корреспондент РАН В.В. Седов — Институт археологии РАН,

член-корреспондент РАН М.В. Шуньков — директор Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН, член-корреспондент РАН А.В. Головнев — директор Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, академик РАН А.О. Чубарьян, академик РАН В.Н. Пармон, академик РАН В.Н. Чарушин, академик РАН В.А. Тишков. 

 

х х х 

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.