Он первым провел расчет взрыва атомной и термоядерной бомбы

12.03.2019



Состоялось торжественное открытие мемориальной Доски в память о выдающемся ученом, академике Российской академии наук Александре Андреевиче Самарском — к столетию со дня его рождения.

(jpg, 383 Kб)

Автор мемориальной Доски — академик Российской академии художеств, народный художник России Николай Иванов, который сделал для ИПМ РАН мемориальные доски в память о знаменитых ученых — Зельдовиче, Келдыше, Тихонове. Скульптор — академик Российской академии художеств Олег Кошкин, главный ученый секретарь Президиума РАХ.

Здесь, в здании Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН А.А. Самарский работал до 2008 года. На митинг по поводу открытия мемориальной Доски собрались коллеги и ученики, родные и друзья Александра Андреевича — те, кто ценит его вклад в науку и обороноспособность страны, кто помнит и уважает его.

(jpg, 175 Kб)

Митинг ведет член-корреспондент РАН А.И. Аптекарев — директор ИПМ им. М.В.Келдыша РАН.

(jpg, 158 Kб)

Академик Б.Н. Четверушкин — научный руководитель Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН. Дорогие родственники Александра Андреевича, коллеги, ученики! Сегодня мы собрались на открытие мемориальной доски в день 100-летия со дня рождения Александра Андреевича. Позвольте кратко рассказать о его жизненном пути. Александр Андреевич провел свое детство на юге России в городе Таганроге. Уже тогда отличался большими способностями и к точным, и к гуманитарным наукам. Хорошо известно, что он даже думал — то ли ему пойти в институт литературы, то ли на физфак. Но по настоятельному совету учителя физики он, всё-таки, пошёл учиться на физфак и наша наука приобрела замечательного учёного. Уже тогда, в школьные годы, Александр Андреевич отличался неравнодушием к тому, что окружает его — он активно помогал отстающим ученикам и где-то в начале 30-х годов есть первое упоминание об Александре Андреевиче в газете «Пионерская правда» — была заметка «Самарский помог» о том, как он помогал отстающим ученикам исправить двойки по математике и физике.

Когда кончил школу, легко поступил на физический факультет Московского университета. Проучился четыре года, и началась Великая Отечественная война. Александр Андреевич, несмотря на то, что имел освобождение по близорукости, записался в народное ополчение и вместе с другими пошёл на фронт. Это было самое тяжелое время для нашей страны, он попал в «вяземский котел», он мне рассказывал, как они пробивались из окружения, по несколько дней не ели, некоторые не выдерживали, выходили на сборные пункты немцев и сдавались. Но основная масса таких людей, как Александр Андреевич, продолжали двигаться, пока не воссоединились с нашими войсками.

Это в большой степени перекликается с рассказами моего дяди, который тоже выходил из «белорусского котла» и с рассказами моего тестя. Эти люди, на самом деле, спасли страну. Я ещё вспоминаю из его военных историй — он рассказывал, когда уже в конце ноября их часть была окружена немцами и им кричали: «Сдавайтесь!». Но командир приказал — в атаку! — и никто не подумал сдаваться, перебили немцев, вырвались из окружения.

В начале декабря 41-го он был тяжело ранен, провёл много времени в госпиталях, было много операций по удалению осколков, некоторые у него остались до конца жизни. Только в конце 43-го года после долгого лечения он вернулся в Москву и продолжил обучение в Московском университете. Поступил в аспирантуру, сделал множество замечательных работ по различным направлениям и, конечно, был приглашен своим учителем Андреем Николаевичем Тихоновым к участию в атомном проекте. В 1948 году это начиналось, молодой кандидат наук стал правой рукой Андрея Николаевича по расчёту атомных изделий.

В то время в полной мере проявился талант Александра Андреевича. По сути дела, на тот момент прикладная математика только начиналась — теория интерполяции, теория рядов — и за короткое время в стенах и нашего института, и коллектива, в котором участвовал Александр Андреевич, были заложены основы современной прикладной математики, которую мы в течение 70 лет развиваем и используем. Это и теория разностных схем, и принцип консервативности, и итерационные методы, которые были предложены Александром Андреевичем. И, что самое главное, эти идеи тут же воплощались в расчёты в реальных конкретных конструкциях. Надо сказать, что здесь это происходило с большим энтузиазмом и без него, наверное, ничего сделать было нельзя. Я вспоминаю, как мы сидели в кабинете Александра Андреевича, приходил Владимир Яковлевич Гольдин и Самарский начинал над ним подтрунивать — Володя ты мне жизнь испортил, по несколько раз в месяц звонишь в два часа ночи, говоришь — ошибка, я выезжаю на машине, мы до восьми утра ищем ошибки. Владимир Яковлев соглашался — да, испортил жизнь. И по лицам было видно, как они были счастливы. На самом деле, то большое дело, которое они тогда сделали, это ещё один подвиг Александра Андреевича.

Александр Андреевич первый понял значение математического моделирования в полном объёме, и та его активная позиция в конце 70-х-начале 80-х годов, которая была реализована даже в виде правительственных постановлений по развитию математического моделирования, дала мощный импульс развитию этого направления в нашей стране. На самом деле, Александр Андреевич был бы очень рад тому, как оно стало дальше развиваться. Я вспоминаю, как в 2000-м году, я навещал его в кунцевской больнице, я приехал рассказывать ему о тех расчётах, которые у нас тогда велись на установленной здесь большой по тем временам машине, я ему рассказывал, а он был просто счастлив, говорит — нам бы тогда такую машину! Ему было это очень интересно и важно.

Хочу остановиться ещё на одной стороне многогранного таланта Александра Андреевича. Это его педагогический талант. Не хочу сказать, что он был блестящий лектор, но его энтузиазм, его знания заражали всех, и не случайно он был организатором школ молодых ученых, которые, по сути дела, создали очаги прикладной математики, математического моделирования во всей нашей стране. Да и не только в нашей стране, но и в т.н. «странах народной демократии» — там по-прежнему очень много его учеников хорошо его знают.

Александр Андреевич был един в трех лицах: как великий ученый, как защитник Родины — и не только своим непосредственным участием в защите Москвы, но и созданием атомного оружия — и как великий педагог. Мы продолжим его дело на пользу нашей страны.

(jpg, 99 Kб)

А.А. Фурсенко, помощник по науке Президента РФ. Александр Андреевич был великий педагог, все знают школы Самарского, которые собирали людей со всего Советского Союз — они сохранили это сообщество, уникальное сообщество людей, которые через сложные периоды девяностых, двухтысячных годов сохраняли отношение к тому делу, которое Александр Андреевич считал самым главным для себя, для науки, для страны. Он был фанат науки, он очень серьезно относился к науке и требовал такого же серьёзного отношения от тех, кто работал вместе с ним. Все это чувствовали. При этом необязательно было быть его непосредственном сотрудником, достаточно было с ним встречаться на школах, на семинарах.

Он был жёсткий человек и при этом очень тёплый человек. Сейчас, когда его давно уже нет — ощущаешь это сильнее. И очень многие его фразы, его подходы вспоминаешь снова и снова. Мы вспоминаем его замечательное выражение P+Q=constant. Это осталось на всю жизнь. Жизнь это единое целое: если в чём-то что-то прибавляется, значит, в другом волей-неволей ты что-то теряешь. Но самое главное, что это единое целое, всё вместе — надо сохранять, за него надо бороться.

Я помню, он не жалел времени, он мог приехать в другие города, встречался не только с учеными, но и с руководителями предприятий, с руководителями городов, объясняя, как важно заниматься наукой, как важно учить, что такое базовая кафедра, что такое точки роста для молодых людей. Я смотрю на знакомых, друзей, с которыми мы очень много времени провели на этих школах — вспоминая наши встречи, ощущаешь себя в том времени, а не в этом. Чувствуешь себя молодым, потому что Александр Андреевич всё время чувствовал себя молодым. У него болели раны, но он никогда на моей памяти не чувствовал себя пожилым человеком.

Он был — выдающийся человек. Он много передал всем нам. И это очень здорово, что сегодня открывается мемориальная доска с хорошим его портретом. Это очень здорово, что у нас возникла возможность встретиться, ещё раз вспомнить этого человека, хотя могу уверенно сказать не только про себя, а про всех — мы не расстаёмся. Я повторяю: не с конкретными вещами, а с тем характером, с той силой духа, которая всегда была в нём, и часть которой он передал нам. Я думаю, каждый из нас будет вспоминать Александра Андреевича много-много раз.

(jpg, 139 Kб)

Академик РАН В.Е. Фортов, академик-секретарь Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН. Академик Ландау, который любил давать оценки своим коллегам-академикам, говорил, что об академике нужно судить через десять лет после его ухода, то есть если академика помнят хотя бы десять лет спустя после его ухода, то он, несомненно, выдающийся академик. Сегодня, когда прошло свыше десяти лет после ухода Александра Андреевича, мы понимаем, как нам не хватает этого замечательного человека — выдающегося ученого, личности, человека, который посвятил всю свою жизнь Родине, служению науке, служению людям.

Надо сказать, что творчество академика Самарского очень многогранно. На меня и на моих коллег всегда производил впечатление его общий взгляд на науку: он не разделял математику, он не разделял физику, он не разделял биологию — ему всё было интересно. И когда смотришь его работы, то не оставляет ощущение, что их написал физик — смысл на первом месте. Я знаю написанные им потрясающие по красоте работы по прикладной математике, по численной математике. Но его вклад в понимание главных основ физики, его умение выделить те процессы, которые важны и должны быть смоделированы, а то, что несущественно, отбросить, является его очень и очень большим талантом.

Можно назвать много его работ, которые сделали бы честь любому классному физику. Например, эффект Т-слоя, удивительно красивое нелинейное явление, которое он и его коллеги увидели сначала в расчетах, а потом это нелинейное явление было показано в вычислительном эксперименте.

Очень важно, что академик Самарский организовывал школы для молодых ученых, которые регулярно проводились в течение многих лет. Некоторые школы проводились на пароходах, что давало возможность ученым находиться в «адиабатической» системе и общаться напрямую без влияния каких-либо внешних факторов. Мне посчастливилось быть участником этих школ академика Самарского.

Одно событие, которое произошло на этих школах, очень показательно для творчества этого человека. В конце 70-х годов появилась работа Тиммермана, Паркса и Эдварда Теллера по управляемому термоядерному синтезу с инерционным удержанием путем сжатия сферических мишеней до очень больших давлений. Расчёт на ЭВМ, который очень быстро выполнил академик Самарский, показал, что кумуляция энергии, которая необходима для поджига реакции термоядерного синтеза в ядерном топливе, не совпадает с оценками американцев, сходящаяся ударная волна в термоядерной плазме останавливается, не доходя до центра мишени. Было не очень понятно — это физика или это математический эффект. И вот тогда академиком А.А.Самарским было обращено внимание на то, что искусственная вязкость, включенная в разностные схемы, зависит от скорости, а не от ускорения, что является нарушением принципа Галилея. По-моему, он – первый, кто обратил внимание на этот факт. Аргументы и контраргументы строились прямо в аудитории и мы, студенты тогда, имели возможность наблюдать за процессом работы такой мощной «мыслительной машины», как академик Самарский.

Мне кажется, люди ещё долго будут изучать его классические книги. Он написал много книг, они не повторяют друг друга и все разные. Люди еще долго будут гордиться тем, что математическое моделирование в нашей стране занимает самые передовые позиции даже сейчас, спустя десятилетие после пика появления и внедрения новой методологии математического моделирования, в чем большая заслуга Александра Андреевича.

Сейчас во многих областях мы не отстаём, а опережаем и этот лозунг «soft + hard = const» демонстрирует свою обоснованность даже сейчас, когда появились супермощные компьютеры. Но, с другой стороны, ученики академика Самарского в первом, втором и третьем поколениях создали софты, которые, действительно, являются передовыми, очень интересными и очень необходимыми для физиков.

(jpg, 170 Kб)

В.С. Губарев, известный журналист, пишущий о науке. Академик Самарский принадлежит плеяде тех людей, которые спасли страну и мы существуем сегодня благодаря их работе. 20 лет тому назад однажды мы сидели с академиком Самарским и долго разговаривали о ядерном оружии, о том как это все создавалось. Я горжусь тем, что тогда удалось рассказать о том, что сделал Самарский. Он блестящий человек, блестящий учёный. И в этом году мы будем отмечать 70 лет первого испытания ядерного оружия. К этому времени выйдет моя книжка «Ядерное оружие от Сталина до Путина» и там немало страниц будет посвящено академику Самарскому.

(jpg, 158 Kб)

Академик РАН М.Я. Маров. Я испытываю чувство глубочайшего удовлетворения — не просто потому, что мы помним этого выдающегося человека, но это дает возможность как бы заново пережить многие страницы истории страны, истории нашего Института. Александр Андреевич, действительно, из плеяды тех выдающихся людей, в память о которых в виде вот таких замечательных символов, как памятные доски, украшают стены нашего Института.

Мне довелось много общаться с Александром Андреевичем по разным поводам. Это были совершенно неформальные встречи, его интересовали многие вопросы, связанные с исследованием космоса. Это были очень глубокие вопросы, его по-настоящему занимало — каким образом различного рода эксперименты проводятся на космических аппаратах. Я вспоминаю, что мне, в свою очередь, довелось задавать ему целый ряд вопросов, связанных с математическим моделированием, с проведением тех вычислительных экспериментов, которые проводились в этой космической области. И, в частности, он как-то пригласил меня вместе с Александром Колесниченко сюда, к себе в кабинет, мы сидели, наверное, более часа и он подробно расспрашивал нас о новом направлении, у истоков которого здесь в Институте довелось стоять в планетной аэрономии — это область, которая воплощает в себе многие элементы газовой динамики, разреженного газа, переноса излучения. И это его по-настоящему интересовало. Помню, он мне задал вопрос — почему аэрономия, а не аэрономика?

Он был прекрасным тамадой, это был просто фейерверк юмора. По-настоящему юмор является свойством умного, заинтересованного и по-настоящему любящего жизнь человека. Таким он остался в памяти — и моей, и многих людей, дорогие лица которых я вспоминаю сегодня и вижу сегодня на этом мероприятии. Мы абсолютно убеждены, что память об Александре Андреевиче будет всегда жить в наших сердцах.

(jpg, 172 Kб)

Академик РАН Ю.В. Гуляев. Мне не пришлось работать с Александром Андреевичем в области науки, но получилось так, что мы стали большими друзьями и многие годы были вместе. Началось с того, что он был одним из организаторов нашего нового Отделения в Академии наук — Отделения информационных технологий. Я был один из первых, кто был избран академиком в 1984 году. Далее он очень заинтересовался нашими работами в области медицинской радиоэлектроники — его интересы были очень широки — и дошло до того, что он даже был первым, кто согласился пройти у нас обследование, он разделся до пояса и мы сделали ему электротомограмму его органов, и рассказали ему, что у него там — он сказал, что правильно сказали. Он всё время интересовался этими нашими работами. Мы дружили и дружим семьями сейчас, дружим с дочками — Леной и Таней. Александр Андреевич для меня просто близкий друг — это для меня огромная честь, что он был моим другом. Он был и моим учителем, потому что я учился по учебнику Тихонова и Самарского, как и все студенты Физтеха. Это — замечательная, уникальная личность в истории. Если бы, скажем, надо было представить инопланетянам образец личности человека — это мог бы быть Александр Андреевич Самарский.

(jpg, 214 Kб)

Атия Ташевна, жена академика Самарского. От имени семьи благодарю всех присутствующих — кто сегодня почтил память Александра Андреевича. Мы с ним прожили вместе 56 лет. В жизни он был очень мягкий, отзывчивый, тёплый, внимательный, ничего не принимал как должное — за все всегда был благодарен. С ним было всегда интересно и даже весело. Я считаю себя счастливой женщиной. Когда ему был 1 год, скончалась его мама и его взяла сестра мамы — тетя, у которой было своих несколько детей и хозяйство, и ей особенно некогда было заниматься мальчиком. Но своё дело она исполняла — в смысле покормить, одеть и т.д. С ним занимались его старшие сёстры — одной сестре было 5 лет, другой — 7 лет.

Он поступил в школу в Таганроге, где учился Чехов и там одну парту выделили как «чеховскую», за которую сажали самого лучшего ученика в школе. Александр Андреевич все годы просидел за «чеховской» партой — у него не было четвёрок, только пятёрки. Когда он поступил на физический факультет МГУ, то также с первого курса учился только на пятёрки. Когда началась война, он пошел на фронт добровольцем.

В самом начале войны был случай — начальник части отправил его с донесением к начальству, когда же он вручил это донесение и вернулся в свою часть, на месте здания части была одна большая воронка — прямое попадание бомбы. Был другой случай — он был направлен с небольшим числом бойцов в разведку. И там наступил на мину. Его отправили в тыл, он был почти без сознания и в вагоне один врач передавал больных другому врачу. Когда дошла речь до Александра Андреевича, врач говорит: этот больной вряд ли до утра дотянет — в этот момент Александр Андреевич пришёл в сознание и услышал это. Его перевозили из госпиталя в госпиталь, он оказался в Сибири и там был случай: встречали Новый год, и сотрудники госпиталя отлучились. В это время у Александра Андреевича началось сильнейшее кровотечение, бойцы в палате начали стучать по металлической посуде, чтобы привлечь внимание медперсонала, но те были на большом расстоянии, не слышали. Но пришёл начальник госпиталя поздравить бойцов с Новым годом, когда он откинул одеяло, нога плавала в крови — тут же перевезли в операционную, начальник сам оказал помощь, спас ему, таким образом, жизнь. Александр Андреевич вернулся в университет, снова учился, окончил, поступил в аспирантуру, защитил диссертацию. Академик А.Н. Тихонов сказал, что он его от себя не отпустит.

х х х

(jpg, 89 Kб)

Кто он — академик Александр Андреевич Самарский?

Сказать, что он — специалист в области вычислительной математики и математической физики — значит, почти ничего не сказать. Впервые в мире в 1948 году был проведен прямой расчет атомного взрыва, а в дальнейшем расчет динамики взрыва термоядерной бомбы — такие задачи были выполнены под руководством А.Н. Тихонова и А.А. Самарского, и расчеты хорошо совпали с испытаниями. Это было сделано в момент, когда вычислительная математика была еще в зародыше, т.е. математиками в экстремально сжатые сроки были найдены новые численные методы для задач беспрецедентной сложности.

Герой Социалистического Труда, ведущий в мире специалист по теории разностных схем А.А. Самарский был избран членом-корреспондентом АН СССР в 1966 году, академиком АН СССР в 1976 году. Огромен его вклад в повышение уровня обороноспособности страны. Его расчеты и моделирование ядерных и термоядерных изделий помогли ученым и инженерам практически решить проблемы создания ракетного, ядерного и термоядерного щита нашей Родины.

Расскажем о жизненном пути Александра Андреевича. Родился 19 февраля 1919 года в крестьянской семье в селе Ново-Ивановское Донецкой области. Учился в сельской школе, затем в Донецке и в Таганроге. В 1936 году поступил на физический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова.

В июле 1941 года, после 4 курса, несмотря на освобождение от воинской службы из-за сильной близорукости, вступил добровольцем в 8-ю Краснопресненскую дивизию народного ополчения Москвы. Оказался на передовой — шло отступление к Вязьме, затем к Москве — в составе разведроты 108-й дивизии участвовал в боях под Наро-Фоминском, Звенигородом и Павловской Слободой. В декабре, в разведке, подорвался на мине: тяжелая контузия и многочисленные осколочные ранения обеих ног. Дальше — лечение в течение девяти месяцев в госпиталях Москвы, Горького, Красноярска. Как воин награжден орденом Славы III ст. (орден учрежден в 1943 году для награждения рядовых, сержантов, младших лейтенантов), орденом Отечественной войны I ст., медалями «За победу над Германией», «За оборону Москвы».

Выписанный из госпиталя на костылях в Красноярском крае, стал учителем математики средней школы глубоко в тайге, в 70 км от железной дороги — на золотом прииске «Коммунар» в Ширинском районе. В декабре 1943-го по вызову ректората МГУ вернулся в Москву и продолжил учебу на отделении математической физики физического факультета МГУ. Продолжал быть инвалидом на двух костылях — врачи сомневались, что он когда-нибудь сможет ходить самостоятельно. Решил «вышибать клин клином», занялся альпинизмом, при восхождении на Кавказе выполнил норму на значок «Альпинист СССР II ступени». В 1945 году поступает в аспирантуру к А.Н. Тихонову по профилю математической физики.

В Московском университете работал в должностях: доцента, профессора физического факультета МГУ, профессора механико-математического факультета МГУ, профессора факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ. В 1982 году организовал кафедру вычислительных методов факультета ВМК МГУ, заведующим которой он был до 2008 года.

В 1948 году решением правительства создана группа А.Н. Тихонова специально для численного решения оборонных задач, для расчетов энерговыделения ядерных, и термоядерных зарядов. Разработка численных методов была поручена А.А. Самарскому, первые результаты получены в 1949 и 1950 годах. Работа велась в контакте с крупнейшими физиками — И.Е. Таммом, А.Д. Сахаровым, Я.Б. Зельдовичем. Расчет термоядерных изделий породил много вычислительных трудностей. Их преодоление привело к созданию программ первых советских ЭВМ, что позволило проводить математическое моделирование реальных изделий до, а иногда и вместо физических испытаний этих изделий: это — новое направление на стыке математического моделирования и вычислительного эксперимента.

А.А. Самарский был пионером в параллельной обработке потоков данных. В решении таких задач (при отсутствии в то время ЭВМ) на электро-арифмометрах участвовало около 40 человек — так называемый «вычислительный конвейер». Каждому давали лист бумаги с написанными формулами — работы были столь секретными, что смысл того, что считали, участникам знать не полагалось. Методы распараллеливания вычислений позволили сократить время расчетов в 10-20 раз.

В 1953 году группа А.Н. Тихонова объединилась с группой М.В. Келдыша и было создано Отделение прикладной математики АН СССР. Директором стал академик М.В. Келдыш, заместителем директора по науке — академик А.Н. Тихонов, А.А. Самарский был назначен заведующим отделом.

Появление еще очень слабых по мощности ЭВМ в 1953-1954 гг. открыло новые возможности для проведения вычислительного эксперимента. Триада: «модель-алгоритм-программа» стала ядром вычислительного эксперимента. Созданные Отделением прикладной математики АН СССР методы, алгоритмы и комплексы программы позволили перейти к проведению циклов исследований методами вычислительного эксперимента многих актуальных задач ядерной физики, физики плазмы, автокаталитических процессов в химии, задач лазерной термохимии и конвекции. Формировалась иерархия моделей изучаемых явлений, разрабатывались как аналитические, так и численные методы решения нелинейных уравнений, описывающих сложные комплексы процессов. Одновременно шли многолетние совместные работы с коллективом академика Н.Г. Басова в ФИАНе по изучению проблем лазерного термоядерного синтеза, магнитной и радиационной газодинамики, создания мощных лазеров, аэродинамики, атомной энергетики, физики плазмы.

В качестве примера глубокого изучения математических моделей и адекватных численных методов можно указать открытие в плазме нового физического эффекта — Т-слоя, а также эффекта локализации в нелинейных средах. А.А. Самарский стал соавтором научного открытия «Эффект Т-слоя», которое занесено в Государственный реестр открытий СССР под № 55 с приоритетом от 1965 года.

А.А. Cамарскому принадлежат фундаментальные результаты по трем основным направлениям теории разностных методов: теории сеточной аппроксимации уравнений математической физики, теории устойчивости разностных схем, теории построения и обоснования методов решения уравнений с помощью разностных схем высокого порядка точности на неравномерных сетках.

В 1986 году было издано постановление правительства СССР о мерах по развитию математического моделирования в стране и об организации Всесоюзного центра по математическому моделированию (впоследствии это — Институт математического моделирования РАН), директором-организатором был назначен А.А. Самарский.

А.А. Самарского называют великим педагогом. Более 50 лет он преподавал в МГУ на факультетах физическом, механико-математическом и вычислительной математики и кибернетики. Организовал на факультете вычислительной математики и кибернетики кафедру вычислительных методов с двумя лабораториями (разностных схем и математического моделирования), а также кафедру математического моделирования в Московском физико-техническом институте. Подготовил свыше 100 кандидатов наук, из которых более 40 защитили докторские диссертации, 3 стали академиками и 5 членами-корреспондентами РАН, членами зарубежных академий наук.

Он автор 50 монографий, учебников и популярных книг. Мировую известность приобрели классические университетские учебники (некоторые подготовлены в соавторстве с А.Н. Тихоновым и многими учениками): «Уравнения математической физики», «Сборник задач по математической физике», «Теория разностных схем», «Введение в численные методы», «Численные методы», «Устойчивость разностных уравнений», «Методы решения сеточных уравнений», «Математическое моделирование. Идеи, методы, примеры».

А.А. Самарский долгие годы был заместителем академика-секретаря Отделения информатики, вычислительной техники и автоматизации РАН, председателем Научного совета РАН по комплексной проблеме «Математическое моделирование», председателем Национального комитета по математическому моделированию, представляющего отечественную науку в международной ассоциации «Математика и компьютеры в моделировании» (IMACS). Был членом редколлегий журналов «Успехи математических наук», «Вычислительная математика и математическая физика», «Дифференциальные уравнения». Был основателем и главным редактором журнала «Математическое моделирование».

До последних дней жизни Александр Андреевич, несмотря на сильные боли из-за оставшихся в ногах многочисленных осколков мины, самостоятельно ходил без костылей и палочки. Умер 11 февраля 2008 года после тяжёлой и продолжительной болезни.

Александр Андреевич в жизни был очень скромным человеком, и мало кто знал, что он имел множество званий и наград.

Герой Социалистического Труда.

Награжден тремя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов.

Лауреат Сталинской премии, Ленинской премии, Государственной премии РФ.

Удостоен премии имени М. В. Ломоносова I степени (1997) — за цикл работ «Проблемы устойчивости теории разностных схем».

Ему были вручены Золотые медали ВДНХ (1980,1989).

В 2015 году в Москве, на территории кампуса МГУ на Ленинских горах, появилась улица Академика Самарского — на нее теперь выходит северо-восточный фасад Главного здания МГУ, обращённый к Воробьёвым горам и Москве-реке.

Александр Андреевич — ученый: всемирно известный специалист в области вычислительной математики, математической физики, теории математического моделирования, создатель теории операторно-разностных схем, общей теории устойчивости разностных схем.

Александр Андреевич — яркий представитель российских патриотов, отдавший все силы, интеллект и сердце на благо Отчизны.


Мемориальный сайт: Самарский Александр Андреевич,  Академик АН СССР и РАН


Сергей Шаракшанэ

Фото Кирилл Малов, портал «Научная Россия»



Подразделы

Объявления

©РАН 2019