Еврокомиссия и РАН взялись за российские технологии

15.03.2005

На днях, в представительстве Европейской Комиссии (ЕК) в России был представлен новый проект «Наука и коммерциализация технологий», финансируемый ЕК и рассчитанный на два года, по декабрь 2006 г.

На днях, в представительстве Европейской Комиссии (ЕК) в России был представлен новый проект «Наука и коммерциализация технологий», финансируемый ЕК и рассчитанный на два года, по декабрь 2006 г. <включительно. Общий бюджет проекта — €3,2 млн. Российским партнером выступила Академия наук страны (РАН).

В структуру РАН входят 422 института, что составляет около 60% научно-исследовательского сектора России. Если проблемы коммерциализации технологий будут решены для РАН, то они будут решены для инновационной политики всей страны, — считаю в Минобрнауки РФ. «Проект востребован в России», — подчеркнул Борис Симонов, руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, поскольку направлен на переход от сырьевой экономики к экономике, основанной на знаниях. Успешной реализации проекта придают большое значение и непосредственно в Российской академии наук. «Один из вариантов реформирования РАН предполагает создание в Академии сектора по коммерциализации технологий, — отметил Владимир Иванов, координатор проекта со стороны России, начальник научно-организационного управления РАН. — Но этот вопрос пока находится в стадии обсуждения».

Как отметил академик Валерий Костюк, одним из направлений деятельности станет разработка законодательства в инновационной сфере. Как заявил Владимир Фридлянов, заместитель министра образования и науки РФ, «министерство будет приветствовать», если по результатам проекта появятся важные предложения в законодательной сфере, и «внесет документ в правительство РФ». В то же время, Борис Симонов призвал «не увлекаться» европейским опытом и более внимательно отнестись к формам реализации проекта, поскольку «сегодня нормативно-правовая база не позволяет бюджетным организациям научно-технического сектора заниматься коммерциализацией», — она лишь позволяет им расходовать средства. Более того, как отметил г-н Симонов, «вся нормативно-правовая база будет готовиться под создание центров трансфера технологий», а не инновационно-технологических центров, развитие и создание которых планируется в рамках проекта.

В ответном слове директор проекта Питер Линдхольм (Peter Lindholm) заверил представителей государства и бизнеса в том, что руководство проекта будет взвешенно подходить к решения всех вопросов. «Мы не собираемся копировать — все страны имеют различия — то, что работает во Франции, не работает в Италии, — подчеркнул г-н Линдхольм. — Мы постараемся сделать то, что будет работать в России». Как заявил Марио Ронкини, руководитель проекта от представительства ЕК, в результате его осуществления «будут сформулированы модели и эталоны, которые будут вести к успеху в проектах» в сфере коммерциализации. «Два-три хороших примера можно рассматривать как пример успеха», — отметил он, говоря о создании в ходе проекта инновационно-технологических центров.

В то же время, в рамках проекта ожидается формирование 6–8 подобных центров. Кроме того, в РАН уже действует несколько ИТЦ, созданных по решению президиума академии и, в настоящее время, как сообщил академик Валерий Костюк: «У нас задача — создать инновационные центры на Дальнем Востоке и на Юге России». Но, рассматривая возможность объединения их в единую сеть, Питер Линдхольм отметил, что «о сети таких центров говорить рано». В то же время, он подчеркнул, что сетевая политика — «один из важных элементов успеха».

Кроме того, перед рабочей группой стоят задачи по анализу и обобщению опыта, из которых координатор со стороны РАН особо отметил: проведение сравнительного состояния инновационной системы России и Европы; анализ развития инновационных процессов в СНГ и России; анализ практики коммерциализации технологий и развития инновационной инфраструктуры. «Мы сейчас находимся в ситуации, когда разработчики инновационной политики не обладают знанием о современном зарубежном опыте», — подчеркнул Владимир Иванов, отметив, что в последние несколько лет сформировано единое европейское инновационное пространство и этот опыт должен быть учтен.

Как отметили представители сторон, на подготовку проекта потребовалось достаточно много времени. В ноябре 2001 г. в Российской АН было принято решение о развитии инновационного сектора, и после этого президент академии обратился в правительство России. В итоге, по поручению правительства, Минэкономразвития и РАН подготовили документ, который впоследствии лег в основу проекта EuropeAid «Наука и коммерциализация технологий». «Это единственный проект Tacis, который был подготовлен по поручению правительства», — отметил Владимир Иванов. Несмотря на его значительную продолжительность — два года — источник, близкий к руководству проекта, выразил CNews определенное беспокойство в отношении того, что времени на его реализацию попросту не хватит. Так РАН изначально «боролась» за три года и €5 млн. Однако, учитывая тот факт, что проект стартовал в декабре 2004 г., его офис уже развернут, и план реализации находится на финальных стадиях рассмотрения, — похоже, что во времени недостатка не будет. Кроме того, Питер Линдхольм (Peter Lindholm), директор проекта, и Светлана Клесова (Svetlana Klessova), руководитель проекта (team leader), имеют за плечами опыт работы в близком по продолжительности и тематике проекте — «Инновационные центры и наукограды».

Подразделы

Объявления

©РАН 2020