МОДЕЛИРУЯ БУДУЩЕЕ. РАН ОТКРЫЛА ПРЕДВЫБОРНУЮ ДИСКУССИЮ.

25.01.2019



Один из серьезных вопросов, на который Российской академии наук предстоит ответить в наступившем году, - организация выборов новых членов РАН. По уставу академии выборы должны проходить не реже, чем раз в три года. Последние были в октябре 2016 года, так что очередные должны состояться не позднее нынешнего октября - на осенней сессии Общего собрания РАН.

На последнем заседании Президиума РАН прошлого года обсуждалось направленное президенту академии Александру Сергееву письмо 34 членов РАН, в котором была выражена озабоченность тем, как будут организованы очередные выборы, и сформулированы несколько предложений по совершенствованию выборных процедур.

Многие помнят, что результаты выборов 2016 года, состоявшихся после реформы РАН и присоединения к ней Медицинской и Сельскохозяйственной академий, подверглись серьезной критике. РАН обвинили в кумовстве и закрытости, поскольку поддержку отделений не получили многие сильные ученые. В то же время многоступенчатый отбор, казалось бы, гарантирующий объективность, прошли уступавшие им по уровню коллеги, в том числе близкие родственники ныне здравствующих членов РАН. Кроме того, стало очевидным, что благодаря большой численности отделений медицинских и сельскохозяйственных наук они опережают другие отделения по представительству. В ряде случаев число вакансий совпало с числом кандидатов, в то время как по другим направлениям конкурс достигал десятков человек на место.

Авторы письма предложили сбалансировать вакансии по отделениям. Одновременно они обозначили меры, позволяющие сделать процесс выдвижения кандидатов более прозрачным, чтобы у коллег была возможность совершить осознанный выбор. Они попросили организовать обсуждение своих инициатив среди членов академии. Решено было провести закрытую внутриакадемическую дискуссию по электронной почте. Она началась с рассылки всем членам РАН “письма тридцати четырех”.

Как сообщил Президент РАН Александр Сергеев на первом в этом году заседании Президиума академии, на письмо откликнулись около 100 человек, причем большинство поддержало предложения авторов. Поступают и новые идеи, которые также рассылаются членам РАН: дайджесты - всем, полные версии - по запросу.

По словам А.Сергеева, дискуссия продлится до конца января, чтобы результаты анализа поступивших инициатив можно было обсудить в середине февраля на заседании президиума, а предложения о распределении вакансий подготовить к апрельской сессии Общего собрания.

Для систематизации материалов глава РАН предложил сформировать рабочую группу. Ее состав был озвучен и в целом принят, хотя и не без замечаний.

По просьбе “Поиска” Александр СЕРГЕЕВ прокомментировал сложившуюся ситуацию.

- Александр Михайлович, будет ли опубликовано “письмо тридцати четырех”?

- Наши уважаемые коллеги имеют право опубликовать свое письмо, но они согласились сначала провести обмен мнениями в рамках сообщества, а во внешний мир выносить уже предложения, прошедшие “первичный фильтр”. По крайней мере, при обсуждении на заседании Президиума РАН такое мнение было единогласно поддержано. Это разумное решение. Я признателен авторам письма, что они инициировали процесс обсуждения очень важного для академии вопроса. Дискуссия по поднятым в письме проблемам уже идет. Надеюсь, на этот раз мы хорошо подготовимся и проведем выборы с минимальным количеством нареканий.

- Перераспределение вакансий, о котором идет речь в письме, - болезненный вопрос. Нужно ли, на ваш взгляд, его сейчас ставить? Готова ли Академия наук его решать? Как к этой проблеме можно подступиться?

- Обсуждая эту тему на заседании Президиума РАН, мы попытались понять, чего хотим от предстоящих выборов: просто заполнить образовавшиеся вакансии или смоделировать перспективный образ академии (как она будет выглядеть, предположим, через 10-15 лет) и начать движение в нужном направлении. Коллеги поддержали второй подход - двигаться вперед, имея стратегическую цель. Поэтому на январь-февраль мы наметили внутриакадемическую дискуссию, в ходе которой должны определить и эту цель, и способы ее достижения.

Уверен, выделяя вакансии, нам стоит опираться на свое видение будущего академической науки. Сформировать его - нетривиальная задача. Необходимо, к примеру, достичь общего понимания: что должно стать с влившимися в РАН академиями, скажем, к 2030 году. Они “переплавятся” в общем котле или останутся самостоятельными организациями под общей крышей? Движение, в принципе, возможно как в одну, так и в другую сторону.

Если обратиться к опыту организации науки в других странах, мы увидим, например, что естественно-научные и сельскохозяйственные направления нигде не существуют в рамках одной академии. Зарубежные коллеги удивляются, когда им рассказываешь, что у нас произошло такое объединение. Медицина тоже практически везде считается “практической” наукой. Некоторые отделения РАН - например, энергетики, машиностроения, механики и процессов управления - имеют инженерную ориентацию. У нас в стране есть Инженерная академия, но она является негосударственной организацией. А вот в Китае существует мощная государственная Инженерная академия, в значительной степени обеспечивающая инновационное развитие страны. Нам стоит внимательнее присмотреться к зарубежному опыту.

Вопросов относительно организационной структуры РАН много, и все они так или иначе связаны с распределением квот. Если мы считаем, что бывшие РАМН и РАСХН должны сохранять определенную автономию, то их вакансии могут у них оставаться. Но нужно решить, что делать, когда возникают “интерфейсные” ситуации. Скажем, в растениеводстве сейчас очень важное направление - генетика. Ясно, что на него надо выделить несколько вакансий. Но в каком отделении они будут - сельскохозяйственном или биологическом? Это, наверное, должно обсуждаться на общих заседаниях секций разных отделений.

Есть еще ряд аспектов, которые необходимо учитывать. Весенняя сессия Общего собрания РАН будет посвящена обсуждению новой Программы фундаментальных научных исследований (ПФНИ) РФ. Предположим, мы решаем, что какое-то направление “завяло”, мало кому интересно, необходимо переключиться на другое, более актуальное, тем более что у нас есть для этого ресурсы: люди, школы, инструментарий, идеи. Это ведь тоже должно найти отражение в распределении вакансий. Мы не можем не учитывать и Стратегию научно-технологического развития, за реализацию которой РАН отвечает. Обозначенным в ней приоритетным направлениям необходимо уделить повышенное внимание.

- Ситуация с вакансиями очевидно непростая. Но при обсуждении на заседании Президиума РАН письма академиков и членов-корреспондентов возникла дискуссия даже относительно предложений, направленных на обеспечение открытости выборов. Звучали высказывания о том, что нельзя публиковать сведения о претендентах, включая список публикаций, данные о нарушениях научной этики. Как с этим быть?

- Ряд наших коллег ссылается на то, что оглашение подробных сведений о выдвигающихся кандидатах не в традициях РАН, а мы при определенной широте взглядов все же должны придерживаться традиций. Другие, наоборот, - за полную публичную прозрачность выборов. Будем искать необходимый баланс. В общем, окончательно определимся по всем вопросам весной по итогам обсуждений.

Волчкова Надежда

Источник: ПОИСК

©РАН 2019