110 лет со дня рождения крупнейшего физика-теоретика ХХ века Льва Ландау

22.01.2018



Жизнь по Ландау

Физик Владимир Крайнов — о том, как он сдавал экзамен Льву Ландау, какие работы великого физика-теоретика сегодня наиболее значимы и почему теоретическая наука не живет без экспериментальной

Сегодня, в 110-й день рождения крупнейшего физика-теоретика ХХ века Льва Ландау, я вспоминаю, как в 1959 году сдавал ему теорминимум. Легендарный теорминимум Ландау, успешная сдача которого давала студенту право поступить без дополнительных экзаменов в аспирантуру к самому Льву Давидовичу или к одному из его именитых учеников.

Ландау жил там же, где и работал почти всю жизнь, — в Институте физических проблем на Воробьевском шоссе. На территории института был выстроен двухэтажный дом для нескольких семей сотрудников — таунхаус, как это сейчас называется. Ландау жил там с женой в двухуровневой квартире — в дуплексе, как мы сказали бы сегодня. И вот прямо в этой квартире на втором этаже я и сдавал Льву Давидовичу математику.

Математику — первый экзамен теорминимума — Ландау принимал всегда лично. Остальные же экзамены по теоретической физике — механику, теорию поля, квантовую электродинамику, статистическую физику — в то время он уже поручал принимать своим ученикам: Абрикосову, Халатникову, Горькову, другим. В Физпроблемах вместе с Ландау работали еще около десятка его учеников — блестящих теоретиков, выдающихся ученых. Кажется невероятным, как такое огромное количество великих физиков-теоретиков оказались вдруг в одно время в одном месте.

Ну не совсем «вдруг», конечно. В то время физика пользовалась чрезвычайно мощной государственной поддержкой, получала щедрое финансирование. Это было связано, разумеется, с оборонным значением нашей науки, а денег на оборону тогда не жалели.

Хотя, казалось бы, при чем тут теоретическая физика? Физику-теоретику в отличие от экспериментатора для работы не требуется дорогостоящего научного оборудования, а на бумагу и карандаш денег хватит при любом правительстве. Тем не менее успехи теоретической физики почти всегда обусловлены развитием физики экспериментальной: теоретик работает в тесном контакте и взаимодействии с экспериментатором, чья работа служит ему источником новых идей и позволяет подтверждать актуальные теоретические построения.

Тот же Лев Ландау создал свою великую теорию сверхтекучести жидкого гелия благодаря тому, что экспериментатор Петр Капица в конце 1930-х годов прошлого века обнаружил само явление. Четыре года его никто не понимал, пока Ландау в 1941-м не нашел блестящее объяснение сверхтекучести. За это он в 1962 году и получил свою Нобелевскую премию.

Из-под пера Ландау вышли десятки выдающихся научных работ, но теория сверхтекучести жидкого гелия — пожалуй, самая важная из них. Она имеет колоссальное значение для науки и сегодня. Например, в Большом адронном коллайдере в Швейцарии сотня тонн этого жидкого гелия, он охлаждает сверхпроводящие магниты и поддерживается в сверхтекучем состоянии при температуре порядка двух градусов Кельвина.

Без теории Ландау построить такие установки было бы невозможно. Сверхтекучий гелий применяется сегодня и в туннельных микроскопах, и в детекторах высокочастотного излучения, и в гироскопах для космических аппаратов.

Другое выдающееся произведение Льва Ландау — десятитомный курс теоретической физики, который был написан великим теоретиком в соавторстве с его учеником Евгением Лифшицем. Прозванный студентами «Ландавшиц» (сокращение от Ландау-Лифшиц), этот курс служит основой преподавания теоретической физики в десятках университетов всего мира.

Ландау — великий педагог, он вложил колоссальные силы и ресурсы в этот десятитомник. Там несколько тысяч страниц текста и формул, и я считаю, что создание этого курса по значимости для науки сравнимо с объяснением сверхтекучести.

На этих книгах подрастает уже примерно четвертое поколение учеников Ландау (сам я отношусь ко второму поколению: мой учитель академик Аркадий Мигдал был одним из учеников Льва Давидовича). Лучшие физики-теоретики страны, как и в 1930-е годы, каждый четверг ровно в 11 утра собираются на втором этаже главного здания Института физических проблем РАН на научный семинар, бессменным ведущим которого был когда-то Лев Ландау. Эта традиция не прерывается уже 80 лет.

Автор — доктор физико-математических наук, профессор кафедры теоретической физики МФТИ, заслуженный деятель науки РФ

Известия

©РАН 2018